Рецензия на фильм «Z – значит Захария»

Симпатичное, но пустое кино с очень хорошими актерами, которое хочет казаться постапокалиптической притчей об Адаме и Еве

Картина Крейга Зобела, конечно, не могла не заинтересовать рядового киномана. Прежде всего, инди-постановщик, который за свою недолгую карьеру ни разу не работал с мало-мальски знаменитыми актёрами, ухитрился собрать по-настоящему звездных исполнителей. Чиветель Эджиофор, Крис Пайн и Марго Робби уже сейчас входят в список самых лучших молодых актеров Голливуда. Первый своей ролью в фильме «12 лет рабства» наиграл на оскаровскую номинацию, второй не без помощи Дж. Дж. Абрамса открыл свой “звездный путь”. Ну а Робби статус большого артиста и вовсе принес еще не вышедший фильм, а точнее – роль Харли Квинн в «Отряде самоубийц». 

Помимо сильных исполнителей, внушала уважение и номинация на главный приз престижного кинофестиваля «Сандэнс», где «Захария» виделся одним из фаворитов. Для сравнения, в прошлом году Гран-При взяла шедевральная «Одержимость», которая закрепила успех тремя оскарами. Но, в отличие от коллеги по независимому кино, фильм Зобела ожиданий не оправдал. Это теперь, задним умом, становится понятно, что в основной конкурс «Сандэнса» картина попала не в силу художественных достоинств, коих у нее немного, а исключительно благодаря звездным именам. На киносмотре лента не взяла ни одной награды, а в конце августа появилась в ограниченном американском прокате, где с треском провалилась. На российских экранах «Захария» вряд ли появится, и, в кои-то веки, с нашими прокатчиками хочется согласиться. И это при том, что у ленты было все, чтобы стать успешным инди-хитом.

Взять, например, сюжет. 17-летняя Энн живет одна на ферме. На многие мили вокруг простираются выжженные ядерным взрывом земли. Одним солнечным весенним днем Энн встречает другого выжившего – ученого Лумиса. Взаимная симпатия рождает чувства, пара начинает строить планы. Но в самый неподходящий момент появляется третий выживший – молодой парень Калеб. Наметившаяся семейная идиллия переходит в борьбу за последнюю женщину на Земле. Интригует?

На деле же потенциально интересный мотив соперничества не получает должного развития. Режиссер намеренно сторонится любовного треугольника, предпочитая ему старую как мир библейскую историю.  В Энн и Лумисе без труда угадываются Адам и Ева, Калеб – это змий-искуситель, запретным плодом оказывается церковь, которую необходимо разрушить, а в роли бога выступает… сам Крейг Зобел. В какой-то момент начинает казаться, что режиссер отстранился от своих героев настолько, что те оказываются предоставлены сами себе. Иначе трудно объяснить столь невнятную и беспомощную развязку.

“Я всегда держу винтовку заряженной”, - говорит Энн в начале фильма. Однако и сценарист Ниссар Моди, и режиссер, кажется, забыли, что нам завещал великий классик. В «Z – значит Захария» чеховское ружье так и остается висеть на стене. От фильма с убаюкивающей манерой повествования ждешь сильного финала. Но автор боится расставить акценты и предлагает зрителю додумать сцену грехопадения самому. Подобный прием сработал бы, добавь режиссер пару художественных деталей в духе Линча или Джармуша. Однако вместо метких деталей он полагается то ли на звездных актеров, то ли на воображение зрителей. В итоге фильм не блещет ни формой, ни содержанием. Для триллера картине не хватает саспенса, для мелодрамы – внятного конфликта и колоритных персонажей, а для притчи – художественной выразительности.

Последнее вовсе не стоит относить к визуальной части. Синематография «Захарии» не поражает воображение, но местами картинка радует глаз. Камера Тима Орра, бессменного оператора Дэвида Гордона Грина, работает на атмосферу, честно выхватывая райский островок посреди постапокалиптического ада. Однако и среди сочно-зеленой залитой солнцем фермы можно заметить один незначительный изъян. Им оказывается, как ни удивительно, единственная в фильме героиня. Если Эджиофор и Пайн идеально вписываются в роли  рукастого инженера и недалекого фермера, то Марго Робби деревенский колорит совсем не к лицу. Впрочем, в рамках довольно слабо прописанных персонажей все актеры справляются на ура, не задействовав и половины своих способностей.

Подытоживая, хочется вновь обратиться к параллели с ружьем. Если представить Крейга Зобела в образе охотника до зрительских симпатий, что само по себе не является большой метафорой, то он непременно окажется не слишком метким охотником. Причем в случае с «Z – значит Захария» он промахнулся два раза. Первый выстрел картечью по массовому зрителю прошел мимо и второй, казалось бы, прицельный выстрел из винтовки по зрителю искушенному тоже оказался неточным. Это особенно обидно, потому что снимать хорошее кино Зобел умеет. В 2012 году его беспощадное «Повиновение» убило всех критиков наповал. Остается надеяться, что следующий фильм талантливого режиссера попадет точно в яблочко. 


Метки

Статьикинорецензия

4016

Рекомендации