«Я очень возбужден»: Чистая любовь к жизни

Педро Альмодовар в очередной раз резко меняет тональность своего повествования после «Кожи, в которой я живу» (2011) и рассказывает зрителю философскую историю о любви, добре и падающем авиалайнере.

На протяжении 90 минут экранного времени неисправный самолет кружит в воздухе, неминуемо ожидая своей жесткой посадки. Но если на борту удивительные и неунывающие стюарды, которые в самый отчаянный момент исполняют музыкальный номер под The Pointer Sisters, для пассажиров не все потеряно.

Почти все действие картины происходит на борту самолета и тем самым напоминает «Экспресс на Даржилинг» (Уэс Андерсон, 2007). Комедией «Я очень возбужден» представляется лишь на первый взгляд, заключая в себе философские обобщения грандиозного размаха.  В фильме есть и драматические моменты, строящиеся вокруг рационального убеждения в том, что любая норма многовариантна.

Удивительным образом гиперболизируя и приближаясь к карикатурности, Альмодовар схватывает самую суть, показывая ту действительность, которая лежит на поверхности, но вместе с тем трудно различима. Подобный праздник на экране способны устраивать только европейские кинематографисты и Франсис Вебер как их яркий представитель.

Философия ленты заключена в вопросе “если самолет обязательно упадет, то почему бы не повеселиться, пока есть время?”. С помощью ярких характеров и точно подобранного диско-саундтрека Альмодовар создал кинематографический мир, в котором разница между шампанским и спермой условна и вы можете танцевать когда угодно просто потому, что вам так хочется.

Единственными звездами картины являются Пенелопа Крус и Антонио Бандерас: они появляются в кадре на пару минут, «обеспечивают» неисправность самолета и быстро забываются благодаря дарованию троицы Камара-Аресес-Аревало. Эти фамилии ровным счетом ничего не говорят о своих владельцах, но за них все скажет актерская игра. Столь фактурные персонажи если не станут культовыми, то точно запомнятся надолго.

«Я очень возбужден» один из самых ярких и жизнеутверждающих фильмов года. Альмодовар в своей авторской манере не только воспроизводит истины Дэвида Митчелла, но идет еще дальше. Для испанского мэтра не существенны условности. «Все люди хороши», говорит он. И утверждение это касается не только сексуальной ориентации, ведь в картине нет секса здесь вы увидите только чистую любовь.

 

Автор: Евгения Савкина


Метки

ЧтениеальмодоваркиноСинема

8108