White Lies не лгут

Меня всегда немного пугала песня «Death» группы White Lies. Она такая красивая, медленная и даже радостная. Поэтому, наверное, и пугает. Вдруг всё будет именно так?

«Death» они играли последней. Я стояла, приложив руку к кирпичной стене,  это было здорово. Думала, что приду и увижу полудохлых вялых конъюнктурщиков, один из которых похож на Яна Кертиса из Joy Division. А на самом деле, не так уж похож. Просто три парня в черном из пригорода на западе Лондона, которые впервые собрали свою группу в возрасте пятнадцати лет. Их басист был в темно-коричневых ботинках Timberland. Вокалист Гарри МакВэйв как-то неуверенно ломался на сцене, демонстрируя скупой набор движений, и они очень обрадовались, кажется, что публика набросилась на их музыку жадно, как голодающие на пирожное.
 
Уверена, половина пришедших на концерт были уверены, как и я, что выступление будет совершенно никудышным. О While lies  постоянно писали как о худшей живой группе. Мне рассказывали даже один раз, как на английских музыкальных фестивалях люди просто засыпали под их протяжный меланхоличный пост-панк. Когда они стали играть  “Unfinished Business”, у меня вдруг заслезились глаза. Я даже не поняла, что случилось.
 
 
Сцена с шипением заполнялась дымом в белых лучах прожектора. Они стояли там, как продолжение вечной истории: чувак с гитарой, склонившийся к микрофону, обожающая его толпа и перенастраивающий их сердца ритм. Вы ведь видели это уже раз 100, да? Они уже не впечатляют так, как раньше, правда?
 
Мы привыкли к регулярным удовольствиям. Каждые выходные покупаем билет на концерт или три коктейля в баре и ждем того момента, когда станем счастливыми. Однажды он не наступает. Внутри всё остается замороженным. И мы мучаемся, пытаясь понять, в нас ли изъян или что-то в мире действительно стало другим. Регулярные удовольствия мегаполиса быстро теряют остроту, и это толкает нас к полной апатии.
 
Их музыка была похожа на мягкое путешествие во тьме. Машина везет тебя домой в четыре утра, а дорога сделана из далекой космической туманности. Бредешь к торговому центру за алкоголем мимо скелетов из металлических свай, тебя депортируют из бара за пьяное поведение, и, засыпая, ты бормочешь «Где мой Егермайстер?». Рекреационные мероприятия выходного дня работают в нашем городе как-то мрачно. Но, в одном случе из ста, запланированные удовольствия неожиданно помогают осознать, что в мире, который рушится за пределами твоей маленькой эгоистичной шкурки, кое-что по-прежнему имеет смысл.
 
И тут начинает играть песня “Death”.
 

 

 

 

фотография Николая Сатурнова

По материалам be-in.ru


Метки

Интервью

2280

Рекомендации