Трансгуманисты уже думают о вас

Казалось бы, мысль о том, что с помощью технологий мы можем превратить свои мозги и тела в нечто большее, никогда не покидала людей. Генная инженерия, допинг и кибернетические имплантаты — трансгуманизм уже проникает в повседневную жизнь. Как много нам еще понадобится времени, чтобы принять его? 

В основе всех фантастических идей, в том числе и трансгуманизма, лежит не что иное, как виртуальное бессмертие. Это увеличение продолжительности жизни человека на неопределенный срок. Либо это остановка процесса старения, либо развитие нанотехнологий для создания крошечных роботов, которые снуют туда-сюда внутри нашего организма и устраняют повреждения. Для науки это вполне себе неплохая долгосрочная цель.

Если говорить о биологии, то на возможность долгой жизни органики указывают сразу несколько фактов. Растения, например, размножаются вегетативно и в каком-то смысле не умирают. Некоторые особи морских ежей в Красном море живут более двухсот лет, не теряя способности к размножению.

 

гигантские черепахи погибают не от старости,

а от голода, потому что не справляются

с тяжестью своего растущего панциря
 


И вообще найдено уже семь видов практически нестареющих многоклеточных организмов. 

Ричард Фейнман, самый любимый широкой публикой физик (благодаря уникальному сочетанию сверхъестественного таланта и остроумия), как-то сказал, что в природе не существует фундаментальных принципов, запрещающих бессмертие. Он объяснил, что если бы мы решили построить вечный двигатель, то столкнулись бы с нарушением закона физики, но в биологии нет подобного закона, который говорил бы о том, что жизнь любого организма должна быть конечной. Другое дело, что продление жизни человека дольше 100-120 лет требует выхода за рамки существующей медицины.




Но не стоит путать научную иммортальность с эзотерической: методы, мягко говоря, различаются. «Научное бессмертие» не имеет ничего общего с любителями рассуждать о реальности загробной жизни, тайных обществах и оккультных практиках. 

Также не следует пускаться в рассуждения о том, что слишком долгая жизнь — это, должно быть, скучно и утомительно. Оставьте этот сюжет для детских сказок. Бессмертие может показаться унылым с точки зрения сегодняшней ситуации, но мир, в котором есть возможности для осуществления этого великого плана — уже совсем другой мир, с другими ценностями и идеалами, рассуждать о которых с современной позиции слишком рискованно. 

Впрочем, трансгуманизм стал проблемной темой еще до того, как он обрел свое имя. Впервые слово transhumane использовал Данте Алигьери в «Божественной комедии», но в современном значении оно появилось только у биолога-эволюциониста Джулиана Хаксли (не путать с известным писателем) в работе с зычным названием «Религия без Апокалипсиса».


Все кому не лень предупреждали нас о том, что не стоит задирать нос, от «Франкенштейна» и «Дивного нового мира» до «Гаттаки». Большинство религий осуждают попытки человека «поиграть в демиурга». Оставляя в стороне вопрос веры, нельзя не признать разумность этого предостережения: ведь только тот, кто отдает себе полный отчет в цепочке неочевидных последствий, может запустить столь сложный механизм. Разумеется, для этого нужно обладать свойствами демиурга: у людей, как правило, технологические открытия и появление новых возможностей значительно опережают философскую рефлексию по этому поводу. 

Вмешательства в организм влекут за собой серьезные этические противоречия: трансгуманизм в умах многих соседствует с евгеникой, а дальше возникают всем знакомые по Второй Мировой картины, которые делают даже саму мысль о «лучшей расе» отвратительной.

 

Но, как известно, настоящие

трансгуманисты — это гуманисты чистой воды


 

Разница в том, что «классические гуманисты» видят сложные моральные проблемы, препятствующие идеям подобного рода, а трансгуманисты хотят способствовать технологическому развитию общества до того этапа, когда эти моральные проблемы станут неактуальными и исчезнут сами собой. Гуманисты отвечают на это, что появятся другие проблемы, возможно, еще более сложные, и формы неравенства между людьми, которые раньше не существовали.

Фрэнсис Фукуяма, например, говорил, что трансгуманизм является одной из самых опасных идей, которые заставляют человека вступить в бесконечную гонку самосовершенствования без «финального приза», зато с непредсказуемыми побочными эффектами. Порочный, замкнутый круг.  


О чем приятно думать, так это о том, что не все изобретения должны быть столь радикальными. Есть, например, техногайянизм, который выступает за решение, в первую очередь, проблем окружающей среды: технологии будут становиться все более и более чистыми и «экологичными», что само по себе должно позитивно сказаться на человеческой жизни. 

Мягкие формы трансгуманизма направлены на то, что мы должны углубиться в изучение уже существующих, «натуральных» возможностей своего тела, выполнять интеллектуальные и физические упражнения, чтобы улучшить здоровье и когнитивные функции. Даже наш старый «враг», сон, учатся подчинять контролю сознания.

 

Министерство обороны США уже продлило

«срок эксплуатации» пилотов и хвастается тем,

что их летчики могут не спать до 40 часов.

А надежды возлагает на все 168 часов 

 


С приходом в нашу жизнь прелестей фриланса набирает популярность многофазный (или полифазный) сон, когда человек спит не ночью, а понемногу в течение всего дня: продуктивного времени деятельности так становится значительно больше. В частности, так спали Леонардо да Винчи и Никола Тесла (хотя в истории немало гениев, которые спали, как все остальные люди, так что вряд ли между этими явлениями существует очевидная корреляция). Речь идет о том, что всевозможные практики самосовершенствования подходят для натур спокойных и скептичных. Но склонные к вдохновению и экзальтации люди считают, что на йоге и ТРИЗ далеко не уедешь. 


Также в списке методов числится загрузка сознания — гипотетическая технология сканирования и картирования мозга, позволяющая перенести сознание на другой носитель, возможно, цифровой. И тут все дружно вспоминают старика Роджера Пенроуза и его серьезные аргументы в пользу того, почему на данный момент это принципиально невозможно (по крайней мере, пока мы не перешли на квантовые компьютеры).

Не забываем и о множественных парадоксах: создание нескольких копий одного сознания, живущих параллельно, например. Кроме того, многие психологи сходятся на том, что сознание неотделимо от понятия телесности, и в лучшем случае мы сделаем приблизительный слепок того, что когда-то было нашим разумом. 

 

Грустнее всего то, что сверхчеловеком

среди нас может стать Пэрис Хилтон


 

То есть, все технологии будут стоить очень дорого. А это приводит к тому, что в первой волне трансгуманизма будут только очень обеспеченные люди, и расслоение общества станет еще более критичным. Вы легко можете представить себе, на что будет похож наш мир в «переходной» стадии. Поэтому многие трансгуманисты и считают, что сначала нужно решить текущие социальные проблемы, ибо они только обострятся: вы же не хотите, чтобы гопники, которые отжимают мобилу в подъезде, умели стрелять лазером из глаз?


Тяжело найти тему, которая была бы такой же волнующей и спорной, как трансгуманизм. Хотя она постоянно присутствует в нашей культуре и провоцирует на новые размышления, но мы еще не готовы определиться со своим отношением к ней. Но потом может быть слишком поздно. 



Источник: A.V.Club

 


Метки

ЧтениеСтатьибудущеесонтрансгуманизмчеловек

11764