То, что вы делаете, имеет значение? Open Look 2007, Vol.2

«То, что вы делаете, имеет значение?» - с этого вопроса начинается спектакль Дэвида Дорфмана «Подполье». Это первый из вопросов, но далеко не последний, ведь, по словам самого Дорфмана, искусство не отвечает на вопросы, а только поднимает новые и новые. Имеет ли протест смысл? Можно ли оправдать официально одобренное убийство? Где та грань, за которой активизм превращается в терроризм, и наоборот? Птицы всё ещё счастливы? Море вопросов, и ни одного ответа


Спектакль Дэвида Дорфмана «Подполье» «То, что вы делаете, имеет значение? – Я не знаю, что мне делать»
«То, что вы делаете, имеет значение? – А что бы вы сделали?»
Движение «метеорологов», один из символов мятежных 60-х, получило своё странное название от песни Боба Дилана: «И не нужен метеоролог, чтобы понять, откуда дует ветер». Они протестовали против войны во Вьетнаме, взрывая дома, пропагандировали идеи всеобщего равенства и братства. В 1969-м они объявили «Дни гнева», взорвав памятник полицейским, чтобы сигнализировать о начале боя. На пустой сцене, в желтом световом пятне, под большим экраном, босые и одетые, как обычные студенты, танцоры Дэвида Дорфмана переживают те события снова.


Их танец легок и пластичен, свободен настолько, что тут же вспоминается мюзикл «Волосы» - в меру трагичная и игривая история движения хиппи. Но то, что делает Дэвид Дорфман – это настоящий contemporary dance, здесь и сейчас, не смотря на повествование о прошлом, всецело принадлежащий настоящему. Громкий звук взрыва, свет гаснет, фоном звучит шумная экспрессивная музыка, на экране мелькают фрагменты телевизионной съемки уличных беспорядков. И движения танца мгновенно обращаются в борьбу с невидимым врагом: танцоры бросают невидимые камни, падают, отброшенные невидимой силой, страдают под градом невидимых ударов, их руки скручивают невидимые полицейские.


Без преувеличения, Дэвид Дорфман Данс Компани – это чудо. Можно было бы сказать, что хореография на высшем уровне, но это уже не хореография. Это не танец, это манифест. Каждое движение здесь имеет смысл, каждое движение исполнено силы. Боль – это боль, удар – это удар, протест- это протест. Всё по-настоящему. «Я не знаю, что мне делать… - говорит девушка. – Может быть мне…» - вдруг падает на пол и извивается с устрашающими криками. Встает, как ни в чем не бывало. «Или, может быть…» - корчится на полу в стенаниях. Хватает за руку парня, который стоит рядом, изображая журналиста, кричит диким голосом: «Что вы думаете?!» «Я не знаю…» - беспомощно отвечает он.


В 1969 Дэвид был еще слишком юн, чтобы протестовать на улицах Чикаго (ему было только 13), но восхищался дерзостью и храбростью «метеорологов». Сегодня, по его собственным словам, его интересует наследие, оставленное этим поколением, страхи, сожаления, раскаяния и сомнения. Взгляд назад в 60-е – отправная точка для поиска и исследования того, что художественно и эмоционально формировало самого Дэвида Дорфмана. «Подполье» исследует внутренний мир политического активизма, задавая многочисленные вопросы. «Подполье» – это град вопросов, обращенных формально к «метеорологам», фактически – к зрителям, ко всем людям.


Вы когда-нибудь убивали? Шаг назад или шаг вперед, да или нет. Вы когда-нибудь убивали человека? Ваша страна стоит того, чтобы умереть за неё? Вы пацифист? Как можете бороться за мир в мире, полном насилия? Вы бы восстали против правительства? В конце концов, и экран не выдерживает воображаемых камней: он трескается, обнажая кинохронику 60-х. Движения, кажущиеся хаотичными, сливаются в одно. Символ протеста - выброшенная вперед рука, сжатая в кулак.


Так или иначе, во всей постановке Дэвида Дорфмана чувствуется восторженность фанатского письма своим кумирам «метеорологам», которое он и читает наизусть в ярком свете прожектора: «Это официальное заявления. Ребята, вы, правда, классные. Я восхищаюсь вами. Вы отказались от привычной жизни, ушли в подполье. Взорвали 30 домов, не убив ни одного человека. Вы что-то изменили. Сейчас… - на этом слове танцоры падают и лежат, распростертые на полу, тяжело дыша – …я не знаю, что мне делать. Сейчас… - снова падают – …вокруг пустота. Сейчас… - теперь они остаются стоять на месте – …у меня иногда появляется надежда, не имеющая причин… Ваш товарищ не по оружию, Дэвид».


Дэвид Дорфман – один из тех, кто опален огнем мятежных 60-х. Он сохранил этот огонь, чтобы зажечь его в каждом, кто был в зале. Ему это удалось. То, что ты делаешь, имеет значение. Поэтому когда вокруг будут биться стекла, падать гранаты со слезоточивым газом, и полицейские прибудут на место, не обращай внимания - танцуй. Ведь ты создан для этого.


В Санкт-Петербурге спектакль был представлен 5 июля в рамках фестиваля Open Look 2007, vol. 2.
Подробнее о фестивале Open Look 2007

Фёдорова Анастасия
06 июля 2007



Также читайте на BE-IN:

Oткрытие фестиваля Open Look 2007, Vol. 2: «Образы человека»
17-й фестиваль «Послание к человеку»: войны и ЖЗЛ

По материалам be-in.ru


Метки

Интервью

1840

Рекомендации