В Британии нет андеграунда

Благодаря титаническим усилиям самоотверженных питерских оргов, бесстрашно смотрящих в сторону Европы и США в поисках свежатинки на ниве новой независимой музыки, в этом году мы имели уникальную возможность лицезреть в клубах СПб и THE KVB, и The Soft Moon, и Dirty Beaches.

В эту пятницу в Da:Da при саппорте MAYГLEY и Храам состоялся концерт известной в узких кругах поклонников ревайвла и ценителей современной неопсиходелии английской группы The Underground Youth.

В 2009 году, поддавшись гипно-шаманскому обаянию The Velvet Underground и The Brian Jonestown Massacre, Дэниел Крейг из Манчестера собрал собственное нео-психоделик трио, на данный момент успешно развивающее нойз-шугейз напрвление в европейских землях.

Забавная деталь — хрупкая барабанщица Ольга Дайер (жена Крейга), так отчаянно лупившая в барабаны на концерте — наша соотечественница. 

Пообщавшись с Крейгом и Ольгой, нам удалось выяснить, что ревайвл популярен, потому что все остальное — дерьмо; в Англии (в отличие от России) нет никакого андеграунда, Путина и гомофобии; а жизнь в Манчестере, в общем-то, ничем не отличается от жизни в Петербурге — разве что паспортный контроль и таможня вызывают справедливое опасение. 

Привет! Отличный концерт был, мощно вы прозвучали, ребята! К слову, вашу группу я гоняла в плеере еще года два назад, и вот вы здесь, в Питере. Это круто, и спасибо Мише Туманову!

Ну, поделитесь же своими впечатлениями о России, российской публике, русском гостеприимстве…

Крэйг: Да, я уже очень давно хотел выступить в России! Очень рад, что наконец-то получилось это сделать. Все вышло гораздо лучше, чем я ожидал: получился по-настоящему сильный концерт, прекрасная публика.

Приехали бы в Россию, если б ваша барабанщица не была русской?

Крэйг: Да, конечно! Россия очень интересна музыкантам. Мне кажется, ваша страна — именно то место, где моя музыка звучит по-настоящему, а люди умеют ею наслаждаться.

Как думаете, с чем связан рост популярности разного рода ревайвла: пост-панка, нео-психоделии, гаража в Англии, США и России?

Крэйг: Потому что все остальное — дерьмо. Большинство жанров и категорий, на которые делится музыка, достаточно однообразны. Мы взяли лучшее из предложенного.

Как относитесь к тому, что вас часто сравнивают с группами типа The Brian Jonestown Massacre или The Blue Angel Lounge? Это льстит или, наоборот, вас задевают такие сравнения?

Крэйг: По-настоящему приятно, когда тебя сравнивают с любимыми группами. Но я не думаю, что наше звучание действительно схоже. Особенно живое исполнение. Если в записях еще можно услышать какое-то влияние определенных групп, то в живом выступлении совсем иной дух.

Вы знакомы с какими-нибудь российскими нео-психоделик, нойз, шугейз группами? MAYГLEY там, Velvet Breasts, Sonic Death

Крэйг: Да, мне нравится Sonic Death и… MAYГLEY. С группой MAYГLEY я подружился, поэтому, да, конечно, мне интересна эта музыка. Кстати, здесь я смог впервые увидеть их выступление вживую и должен сказать, что оно гораздо лучше обычной записи.

Как думаете, почему русские группы не добиваются успеха за рубежом?

Крэйг: Мне кажется, вам нужно наконец-то покинуть пределы этой страны и начать продвигать себя самим. Я никогда не думал, что мы сможем добиться успеха в Великобритании. На самом деле, в Европе очень много разных мест, где смогут по достоинству оценить вашу музыку.

Вы, наверное, в курсе событий в России. Знаете о политике Путина, авторитаристских тенденциях и ущемлении свободы гомосексуалистов. Расскажите, как с этим дело у вас в Англии обстоит?

Крэйг: Нет, в Англии все совсем иначе, и такого, как в России, конечно же, нет. И я не видел ничего подобного больше в мире.

Вы вообще интересуетесь тем, что происходит сейчас в политике? Считаете, что музыка должна как-то коррелировать с политической ситуацией в стране, в мире?

Крэйг: Думаю, раньше Боб Дилан смог бы как-то повлиять на людей в этом плане. А сейчас, даже не знаю.

У нас в России часто оперируют понятием «андеграунд», рассуждают о русской андеграундной музыке. Есть у вас в Англии андеграунд?

Крэйг: Если и есть такая музыка, то я ее не знаю. На самом деле, я даже нашу музыку не могу назвать популярной. Но подобный жанр никак не связан с названием нашей группы.

Есть у вас какая-нибудь поддержка от конкретного лэйбла или продюсера? Вот в России сейчас с этим сложновато.

Крэйг: Нет, у нас нет ничего подобного.

Как думаете, что нужно сделать андеграундному музыканту, чтобы добиться популярности?

Крейг: На самом деле, у андеграундного музыканта нет никаких шансов для того, чтобы добиться популярности. Очень сложно делать что-то без поддержки лэйблов и тому подобного. Но сейчас для этого у нас есть хотя бы интернет. А лет 20-30 назад вариантов не было вообще.

Вопрос барабанщице Ольге: Расскажи о своем опыте жизни в Британии? Как там относятся к мигрантам? Каково это  —  быть русской в чужой стране? Различия между жизнью там и здесь?

Ольга: У меня все отлично на самом деле. Хотя, я думаю, что все зависит от человека. Я знаю многих людей, которые живут там и при этом безумно скучают по России. Я же не была здесь уже 2 года. По приезду нас здесь ждала огромная очередь у паспортного контроля, мы очень боялись, что наши инструменты куда-нибудь денутся. Пожалуй, это единственное по-настоящему большое отличие между Европой и Россией. Там все более упорядоченно.

Бытует мнение, что европейцы очень индивидуалистичны. Так ли это? Ходите вы в гости друг к другу? Устраиваете ли тусовки?

Ольга: Мне кажется, это, опять же, зависит от человека. У меня есть друзья. У Крэйга есть друзья. Все мы общаемся друг с другом и ходим в гости. Без проблем.

А в России ты занималась музыкой?

Ольга: Да, я играла на барабанах. Мы с Антоном (прим. ред. — группа Маугли) даже репетировали вместе однажды! Правда, я никогда не выступала на сцене и не играла в группе тогда.

А что у вас сейчас в Манчестере модно? Что модно слушать, что модно играть?

Ольга: На самом деле, нет ничего нового. В Лондоне достаточно большая психоделическая сцена. В Манчестере ничего подобного нет. Нет никакого развития, поэтому все занимаются ревайволом. На самом деле, мы просто очень любим «старую» музыку. Думаю, что в каком-нибудь 2100 году люди тоже будут слушать музыку из 2004-го.

Есть у вас какие-то предпочтения? Может, посоветуете что-нибудь? Какие-то интересные группы, которые непопулярны в России.

Крэйг: Ну, например The Wands или Dead Rabbits.

С кем бы больше всего хотели сыграть?

Крейг: Энтон Ньюкомб!

Да уж, мы тоже тут давно мечтаем привезти его в Россию, говорят, денег много надо. Приедете еще раз к нам?

Крэйг: Да, конечно!

У вас завтра концерт в Москве. Как ожидания?

Крэйг: Я был в Петербурге уже 6 раз. А вот в Москве еще пока ни разу. Очень взволнован!

Спасибо за интервью, ребята, удачи вам на концерте в Москве!

 

Ника Соловьева

 

 


Метки

МузыкаИнтервьюСтатьиda:daMAYГLEYTHE UNDERGROUND YOUTHанглияконцертманчестернео-психоделиянойзревайвлХраамшугейз

8852

Рекомендации