Сексизм в IT и игровой индустрии

Если вы женщина и гуманитарий, то это, конечно, комбо. Но допустим, вы при этом хотите работать в IT-сфере. Добро пожаловать, разумеется, но помните: собой вы не останетесь. Наоми Олдермен (Naomi Alderman) рассказала о том, какие роли приходится играть «тех-женщинам» на примере игровой индустрии.

Работа в играх и технологии пришла ко мне случайно. Вообще-то я писательница, но друг моего друга искал человека для разработки новой игры, и это показалось мне восхитительным и захватывающим, и... вот я здесь. И мне это нравится. 

В издательском бизнесе и технологическом существуют различные виды сексизма. Я имею в виду, что они оба сексистские, хотя в издательском деле доминируют женщины, а в технологиях — мужчины. Сексизм в первой сфере строится на том, что феминность оборачивается против девушек: «Будь, собственно, женщиной, пиши о любви и отношениях, пусть на суперобложке твоей книги будет цветочек». Во второй сфере феминность отрицается:


«Будь мужиком, но если ты не мужчина,

то, по крайней мере, делай вид» 
 


Из этих двух я нахожу сексизм в технологиях менее оскорбительным. 

Но я думаю, что тот факт, что я никогда не собиралась лезть в IT-сферу, помог мне: я не шла туда с широко раскрытыми глазами и блестящими идеями о том, как удивительно все будет. В конце концов, у меня был опыт ортодоксального еврея, когда я буквально должна была сидеть за занавеской с другими женщинами в моей синагоге. А потом я поступила в Оксфордский университет, который сохранил многие из прелестей 17 века, в том числе женоненавистничество и случайные вспышки антисемитизма. 

Я думаю, что все это сделало меня сильнее. Серьезно. В тех-индустрии никто не был таким сексистским, как мои учителя и раввины. Но я заметила, как, очень медленно, я начала соглашаться играть роли, которые мне приписывают. Я заметила, как исчезаю за этими масками. То, что вы прочитаете дальше — это не страшилка и не обвинения. Это просто моя история. 


Женщина № 1: Злобная радикальная феминистка



Моя самая первая работа в игровой индустрии — автор инновационной, футуристической игры под названием Perplex City. Чтобы ее получить, я подготовилась и написала несколько пробных текстов. Тестовое задание же состояло в том, чтобы придумать набор новых персонажей, который присоединится к существующему сету: четыре мужчины и три женщины. Тогда я подумала: «Окей, будущее, утопия, уравновешу-ка я его сетом из трех мужчин и четырех женщин».

И у меня было ощущение: что-то пойдет не так. Я пришла на встречу со своими начальниками, Адрианом и Михаилом. Я жаждала этой работы. И тогда Майкл провел рукой по своим густым волосам и сказал: «Только, кхм, одна вещь... мы подумали, что выходит... слишком много женщин», — и Адриан согласно закивал. 

Я подготовилась. Я вытащила из сумки диаграмму, на которой выписала всех персонажей в две колонки: мужчины и женщины. Вы могли видеть — и я агрессивно на этом настаивала — что равенство соблюдено. Я была в ужасе. Если они решат, что я только создаю проблемы, если они разозлятся, что я заставила их почувствовать себя неудобно... словом, если они окажутся непорядочными людьми, с этой работой, которую я безумно хотела, пришлось бы распрощаться. 

«О», — сказал Майкл. «Верно», — сказал Адриан. Они дали мне работу, и никогда не поднимали эту тему снова.


Мне на самом деле не нравится

быть грубой феминисткой,

которой плевать на приличия
 


Она не я, но где-то рядом со мной. Я хотела равенства, я получила равенство, и я рисковала для этого. 

Но люди часто боятся таких женщин. Разговоры о патриархате производят ужасающий эффект. Я действительно не возражаю, но мне тоже становится страшно. Я знаю, что частично тоже претендую на «железные яйца», потому что мне нужно защитить нежную себя внутри. Мои мысли о феминизме происходят из сострадания, не из гнева. Но быть грозной и страшной иногда легче, чем действовать мягко и сердечно. 


Женщина №2: Своя в доску

 

Да, я тоже пыталась стать такой. Я следила за своей речью, чтобы не упомянуть случайно игры, которые мне нравятся. Потому что если я буду говорить о Diner Dash, они заметят, что я женщина. Я потратила множество часов, пытаясь пройти игры, которые мне ничего не дали, и участвовала в обсуждении игр, которые казались мне скучными и бессмысленными.

На самом деле, позиция «одна из мальчиков» привела к тому, что я постоянно чувствовала стыд, а вовсе не радовалась успехам. У меня не получалось все делать так хорошо, как они, и я ощущала себя виноватой за каждый промах или несоответствие.

Я устыдилась того, что действительно не имею пространственного воображения (боже, ну и самка) и не умею обращаться с виртуальной винтовкой.


Я пыталась скрыть от своих коллег, что, когда я играю

в Mass Effect, то в основном теряюсь и блуждаю где-то,

находя место боя только после того,

как мои союзники воевали и победили

 

Я чувствовала себя виноватой за все эти вещи, потому что они были связаны с моей феминностью. Вот она, мужская культура, вы видите: нельзя просто признать, что ты в чем-то не разбираешься, как и любой человек. Твои ошибки связывают именно с тем, что ты женщина. Я чувствовала себя загнанной в угол, претендуя на компетентность. 


Женщина №3: Наивная дурочка с широко открытыми глазами

 

Конечно, иногда опасно делать вид, что вы все понимаете. Вы можете показаться убедительной. Все еще вероятно, что вам не доверят ничего важного, но появляется шанс навлечь на себя действительно серьезные неприятности, обещая что-то, с чем вы не в состоянии справиться. 
 

В общем, я предпочитаю задавать вопросы

и выглядеть глупо, чем молчать

и не понимать, что происходит


Таким образом, даже если я единственная женщина в мужской компании, то я поднимаю руку и говорю: «Не могли бы вы просто объяснить?». 

И тут происходит.. ну, не всегда, но время от времени. Какой-то сдвиг в атмосфере, что-то мягко-ликующее появляется в воздухе, и я чувствую это. Женщина просит мужчину объяснить ей это! Да! Это правильно, так и должно быть! Бедняжка, ей все нужно объяснять отдельно, она ничего не понимает. Мы должны двигаться медленней. Мы должны чаще проверять, успевает ли она за ходом нашей стремительной мысли. 

Это связано с явлением, которое происходит, когда я встречаюсь с людьми (как мужчинами, так и женщинами) и говорю им, что я пишу игры. «Пишете игры? Вы имеете в виду программирование?», — спрашивают они. «Ну нет», — отвечаю, — «Когда-то я немного кодила, но нет, сейчас я придумываю идеи и пишу рассказы».

В эти моменты я чувствую странное облегчение. Когда я признаюсь, что ничего не знаю, или, по крайней мере, ничего особенного, никто не сможет переоценить мои навыки. Мне легче справляться с работой, когда все думают, что я знаю меньше. 


Женщина № 4: Жертва



Это моя самая ненавистная роль из всех. Это ведь так феминно — быть жертвой, это то, чего я всегда опасалась: посмотреть, что произойдет, если вы одна будете идти по темному переулку. Но я была жертвой. Мне платили меньше, чем мужчинам, с которыми я работала, даже если они внесли меньший вклад в проект. Я подвергалась сексуальным домогательствам со стороны странных людей, которых я встречала по работе, и, несмотря на мои просьбы прекратить это, забрасывали меня письмами. 

Один день на конференции по играм был особенно плох. На мероприятии было, как обычно, около 10 процентов женщин. В начале дня один мужчина, «я просто очень чувствительный и заботливый парень», положил на меня свои лапы в переполненном коридоре, когда я не могла от него убежать. Потом, в беседе, другой мужчина очень подробно и восторженно рассказывал об игре про изнасилование, которую он сам придумал.


Суть заключалась в том, чтобы смотреть

в глаза другого игрока и рассказывать ему,

как вы собираетесь его изнасиловать,

до тех пор, пока он не попросит вас остановиться

 


Меня по-настоящему травмировало ликование в его голосе. Потрясенная, я долго сидела в тихой, пустой комнате, чтобы восстановить свое самообладание. Хорошо сложенный мужчина, по крайней мере на фут выше меня, вошел, сел между мной и дверью и сказал: «Вы знаете, я писал вам сообщения, но вы никогда не отвечали мне». К этому моменту я искренне чувствовала себя слишком напуганной, чтобы просто послать его куда подальше. Так что я сделала хорошую мину, улыбнулась и извинилась. 

А потом я уехала, и сидела в парке, и никогда, никогда, никогда не хотела возвращаться. Я говорила с организаторами мероприятия впоследствии. Они, конечно, были в ужасе. Они хотели помочь. Назову ли я имена? (Я не стала). Могу ли я предложить альтернативный вариант, как стоит проводить это мероприятие в следующий раз? (Я не знала, как). 

«Женщина как жертва» — такой знакомый персонаж. Голос стыда говорит мне: «Ради бога, ничего плохого с тобой не случилось, перестань жаловаться». Я стала вещью. Мужчины хотят чувствовать себя спокойно, когда они мучают жертв. Это важно, чтобы проблему исправили, разобрались, чтобы все было в порядке. Но, когда ты жертва, то это не значит, что у тебя есть ответы на все вопросы о том, как остановить беспредел. 

Я ненавижу, когда мужчины меня защищают. Я ненавижу тех, кому рассказываю эти истории, ненавижу смотреть им в глаза. Я ненавижу признавать, что я была потрясена и расстроена, я не хочу находиться в этом положении. Это природа мужского сексизма: уязвимость — это неправильно, уязвимых нужно презирать. 


Женщина № 5: Утешитель
 


Это привело меня к последней роли, которую я закончила играть. Женщины, которая говорит своим друзьям-мужчинам: «Да, существует много плохих парней, но ты в порядке. Мужчины — настоящие звери, но ты из тех редких хороших парней». Удивительно, как тяжело мне, даже сейчас, писать этот текст, и не уточнять, что если вы мужчина и читаете это, то, возможно, именно с вами все в порядке. 

Правда в том, что никто из нас не в порядке. Самые лучшие, чуткие, вдумчивые мужчины, практикующие феминизм, время от времени высказывали мне такие вещи, которые заставляли меня задыхаться от негодования.

С другой стороны, точно также дело обстоит почти со всеми женщинами. Я, наконец, пришла к выводу: 
 

Сексизм — это не качество отдельных лиц,

это качество общества в целом 




Он существует в каждом культурном продукте, в каждом объединении, в каждом сознании. Я знаю, это не то, что вы хотите услышать. Это неутешительно. 

Я, наконец, пришел к выводу, этот простой факт: Сексизм не качество отдельных лиц, это качество общества в котором мы живем Она существует в каждой культурной продукции, в каждом группировки, в каждом мозга в нашей культуре.. Я знаю, я знаю, что это не то, что вы хотите услышать. Это не утешительно. 

Я скажу вам по секрету: я тоже сексист. Я часто ловлю себя на том, что включаю в истории больше мужских персонажей, чем женских, и мне приходится специально подсчитывать это, чтобы восстановить равновесие. И даже после того, как я превратила некоторых мужских персонажей в женских, я сужу их более строго. Умный профессор становится суетливым и раздражительным, если это женщина. Задира типа Джеймса Бонда в женском варианте смотрится, как типичная стерва. Даже для меня. 

Это то, над чем мы все должны работать. 


Метки

ЧтениеСтатьиженщиныигрыролисексизмтехнологиифеминизм

11576