SKIF XVIII: осколки поп-механики и атмосфера рок-демократии 80-х

Ежегодный международный фестиваль SKIF уже 18-ый год подряд объединяет художников, перфомансеров, модельеров и музыкантов в нечто единое и авангардное. Мода, дизайн, кино и музыка — лишь конечности огромного поп-механического монстра, в которого вселился дух Сергея Курехина. 

Мы потратили два выходных, проигнорировав Ночь Музеев, чтобы посмотреть и послушать, что это такое — поп-механика сегодня. 

День первый
 

«Модный» расспросил зрителей, участников и представителей оргкомитета фестиваля.


 

Сергей Чернов, художник, дизайнер «Поп-механики»
 

SKIF — это привлекательная атмосфера общения, где есть и мода, и современное кино, и музыка различных направлений.

Художники-модельеры и музыканты — все несут свое искусство из реальной жизни. Я посмотрел первую часть модельеров из институтов, посмотрел работы молодежи. Прослеживается что-то новое, общее веяние. Это какие-то космосы, скафандры, Вселенная. Но, в то же время, художники выражают то, что происходит на улице, в мире, даже в политике. Искусство становится более резким, мобильным и очень индивидуальным.

Площадка SKIF’а может быть использована для выражения взглядов художника-модельера. Правда, я заметил, что дизайнерам дается меньшая площадка, нежели музыкантам. И есть некая конкуренция — кто же востребован больше?  

В то же время мы, художники, используем для показов самую современную музыку — то есть с музыкантами мы, практически, едины.

Конечно, то, что делал Курехин — неповторимо. Это особый кусок времени, эпохи. Настя (Анастасия Курехина — прим. МП) в расцвете своих сил. Она настоящая деловая женщина, бизнес-леди. Чувствуется, что она прекрасный современный организатор, но в ней есть и то время, из которого произрастает ее культура. Настя умеет воссоздать атмосферу рок-демократии 70-80-ых годов, но при этом не опустить и бизнес-составляющей фестиваля.

 

Ольга Новожилова, пресс-атташе фестиваля
 

Главная задача фестиваля — привнести дух курехинской «Поп-механики» в наши дни и познакомить людей с действительно хорошими музыкантами из Европы, которые там уже достаточно известны, а у нас еще не очень. Я согласна с теми, кто говорит, что громких имен на этот раз нет, но, тем не менее, все музыканты заслужили славу за рубежом, и я надеюсь, что после фестиваля они обретут новых поклонников в Питере и России.

 

Михаил Сапега, книгоиздатель, поэт
 

Я уже 18-ый год подряд продаю книги на фестивале Курехина. Я прихожу на фестиваль, как в какой-то зоопарк. Это удивительно: я вижу людей, которые были тут полтора десятка лет назад, тогда молодые парни, а сейчас — мужчины с легкой проседью.

К сожалению, Сергея нет, и мы может только интерпретировать его дух. Для меня это — пестование собственной «отсталости». Да, книги уходят в интернет, и интерес к ним угасает, это несомненно. Но я сопротивляюсь по мере своих сил, чтобы запах типографской краски все-таки был молодому поколению радостен и приятен. Андрей Вознесенский, если не ошибаюсь, в 70-ых годах еще сказал, что книга исчезнет, но будут читатели. В этом есть что-то курехинское: вернуть читателя к первоистокам — исключительно того, кто интересуется.

 

Ольга Калашникова, доцент кафедры дизайна костюма СПГХПА им. Штиглиц, руководитель направления MBA Luxury Goods and Fashion Industries
 

Сейчас популярны разные направления, и очень востребован art fashion, так называемый «концептуальный костюм», не предназначенный для ношения. Это и есть современное искусство языком одежды. И, конечно, это очень близко тому, что делал Курехин. И поэтому на протяжении последних 15 лет в рамках фестиваля СКИФ проходят демонстрации концептуальных костюмов, причем не только студенческих, но и авторства весьма знаменитых художников-модельеров. Это возможность молодому художнику уйти в отрыв, показать, на что он способен в творчестве. А еще более это актуально тем, что, к моему величайшему сожалению, в России никакого дизайна одежды нет и быть не может. Потому что для того, чтобы он был, нужна промышленность. А у нас есть только потребительский рынок, потому актуальна именно такая форма.

 

 

Ирина Рябинова, координатор fashion performances
 

В наших показах мы используем авангардные коллекции, художественные формы, которые использует модельер. Кстати, Курехин в своей «Поп-механике» использовал авангардных дизайнеров 80-ых годов. В этом я вижу некое слияние и музыки, и моды, и театра.

 

Вася Васин, «Кирпичи»
 

Мероприятие классическое, традиционное. От него никуда не деться. Оно сильно, конечно, попахивает шарлатанством, что было свойственно, в определенной мере, и Курехину. Это очень заметно сейчас по общей атмосфере: там играет bullshit, тут играет bullshit, и это нормально. Ведь вообще все — bullshit. Все фигня, кроме пчел, а пчелы — это тоже фигня. А мероприятие осталось в атмосфере конца 80-ых и это, в общем-то, хорошо.

 

Тимофей Горяшин, «Матушка-Гусыня»
 

Для нас большая честь выступать на этом мероприятии. Я уже много лет хожу на фестиваль, и всегда открываю для себя несколько новых имен. Приятно, что в этом году есть возможность выступить с такими группами и для такой аудитории.

Говоря о фигуре Курехина, с таким широким масштабом мышления не могу никого назвать сегодня. Измельчало все. Мне иногда кажется, что если бы такие люди, как Курехин или Джимми Хендрикс были живы сейчас, то мир бы этого не выдержал.

 

День второй: глазами очевидца
 

Открывали его испанцы с Канарских осторовов GAF, так как обозначенные в программе «Фанни Каплан» почему-то нигде замечены не были, вместо них во втором зале разогревались норвежцы The Geordie Approach.

GAF сумели показать себя с лучшей стороны. Будучи в России первый раз, с сильно болеющей клавшницей, они сумели создать правильную атмосферу психоделии и погружения в иные измерения: сначала со сцены слышались красивые тягучие звуки в духе саундтреков Бадаламенти к «Твин Пиксу», затем GAF заиграли совершенно аутентичный краут в лучших традициях жанра. Длинные шумовые и, в то же время, мелодичные композиции сопровождались восхитительным видеорядом на огромном экране. Для самой группы такой зал и техническое оснащение стали сюрпризом, ребята очень удивлялись и после выступления сказали, что в России круто. А еще внезапно заявили, что доктора и общественная медецина у нас просто супер: врачи в местной больнице сумели помочь девушке за синтезатором избавиться от температуры под 40 и отлично отыграть. Судя по тому, как тепло восприняла публика выступление канарцев, можно смело ждать их нового визита.

В это время на втором этаже выступали The Geordie Approach. Три норвежца суровой нордической внешности (особенно саксофонист) нарезали аритмичный, лихорадочно быстрый джаз, если не сказать джаз-кор в духе Джона Зорна. Сопровождалось все это более чем странными танцами одной части публики и растерянными улыбками другой. За 40 с лишним минут выступления The Geordie Approach происходило мало чего: все та же диковатая и виртуозная нойз-имровизация.

Затем наступил небольшой перерыв, и все в ожидании безусловных хэдлайнеров из Шотландии Hidden Orchcestra вышли в холл за пивом. Но в расписании фестиваля значился некий «SKIF Фэшн». В официальных анонсах ничего подобного не было, но всех напрягали вызывающе одетые девушки, которые сновали туда-сюда, а на втором этаже было нечто, напоминающее подиум. Ничего вроде не предвещало беды, но где-то в 21 час на сцену вышла эпатажно одетая дама, объявила в неработающий микрофон (впереди будет ещё много проблем со звуком), что начинается показ свежей коллекции «Милитари» молодого петербургского дизайнера. Затем была объявлена некая Екатерина Иванова, которая сыграла на флейте под восточные мотивы фонораммы, покачивая при этом бедрами, туго обтянутыми лосинами из кожзама. Дальше начался сам показ. Говорить об этом сложно. Все скажут фотографии.

Это было нечто, что совершенно выбивалось из атмосферы фестиваля, прежде всего, отсутсвием вкуса. Люди недоуменно смотрели на фэшн, некотороые просто смеялись. На сладкое вышла сама дизайнер (в ковбойской шляпе) и, поблагодарив публику воздушными поцелуями, крикнула в микрофон «Россия вперед!». Люди в полном недоумении пошли восстанавливать пошатнувшуюся психику: слушать хэдлайнеров Hidden Orchestra.

Шотландцы второй раз приехали в Россию, и их второй визит полностью оправдан. Народу было много, почти все сбежались в партер без стульев, чтобы наблюдать за действом на сцене. Действо, надо сказать, было отличным. Во-первых, звучание группы: за счет двух барабанщиков вживую группа звучит суше и бодрее, чем на студийных записях. Поражала слаженность, с которой Hidden Orchestra исполняли свои нуар-джазовые боевики. При этом участники группы играли, будто не напрягаясь: загадочно улыбались друг другу и пританцовывали.

Во-вторых, видеоряд. На уже упомянутом шикарном экране траслировались, собственно, музыканты на фоне абстрактных геометрических фигур и дергающихся изображений. Выглядело отлично, постоянно приходилось переводить взгляд с самих Hidden Orchestra на экран и обратно. Словив заслуженные аплодисменты, ребята, улыбаясь, закончили своё выступление. Незаметно для всех, во время выступления шотландцев, на втором этаже группа SchnAAk and the Rundu Choir исполняла витиеватый IDM, который вполне удачно вписался в фестиваль. Больше сказать о них особо нечего.

Завершали второй день SKIF'a оголтелые эстонцы Winny Puhh. Оголтелые по самым разным причинам: начиная от музыки (быстрый двухаккордный панк с визжащим вокалом) до того факта, что в 2013 году группа выступала на «Евровидении». Естественно, ничего они не выиграли. Хотя некоторые ещё помнят вертикально подвешенных барабанщиков. На SKIF'e эстонцы выглядели слегка одиозно, разрушая атмосферу томной экспериментальности, которую так скурпулезно создавали GAF и Hidden Orchestra. Тем не менее, выступили весело и драйвово, что в очередной раз рушит миф об эстонцах как заторможенных сонных европейцах.

 

Подводя итог 18-го SKIF'a, можно сказать, что фестиваль всё ещё торт и продолжает успешно знакомить петербургскую публику с качественной экспериментальной мировой музыкой. Хотя второй день безнадежно испорчен для тех, кому посчатливилось увидеть фэшн-шоу. До сих пор остается загадкой, для кого и зачем был придуман этот обернувшейся легким казусом «показ», но, в общем, за GAF и Hidden Orchcestra — большое спасибо. 

 

Текст: Степан Гаврилов, Иван Волков

Фото: Кирилл Титов, Екатерина Астапчик


Метки

ЧтениеГородМузыкаСтатьиgafhidden orchcestraSKIF XVIIIthe geordie approachмодномолодёжнопоп-механикасергей курехинфестивальфэшн

13724