Приглашение вздремнуть на фильме «Город грехов 2»

Джастинг Чанг — главный кинокритик Variety срывает покровы с долгожданного сиквела и рассказывает, почему не надо смотреть «Город грехов 2», а также, что делать, если вы все-таки попали на премьеру. Оптимальный вариант — хорошенько поспать. 

 

Фрэнк Миллер и Роберт Родригез объединили свои силы, чтобы снять долгожданное продолжение фильма 2005 года. Несмотря на то, что фильм на этот раз сделан в 3D, монотонная и монохромная вселенная комиксов выглядит на этот раз более плоской, чем когда-либо. В Sin City 2 хоть и присутствуют обнаженная грудь, удары в пах и размозженные головы, но фильм все равно вызывает скуку и заставляет смотреть на часы каждые 10 минут. Все это напоминает утомительное упражнение в стиле, когда на фоне нео-нуар пейзажей живут одни замученные суровые парни и фетишизированные роковые женщины. Спустя почти 10 лет, после выхода первого фильма, который собрал более $158 млн. по всему миру, режиссер делает настолько посредственную картинку, что лучшей ее характеристикой является: «Ну немного лучше «Мстителя».

Сиквел с гордостью заявляет, что предан оригиналу. Полное название «Город грехов 2: Женщина, ради которой стоит убивать» призвано убить сомнения самых дотошных фанатов, что фильм хоть в чем-то отходит от концепции оригинального комикса. Несмотря на это, Миллер весьма вольно работал над сценарием. Две из четырех историй в Sin Sity 2 написаны специально для фильма, хотя они и соотносятся с друг другом и с событиями первой части.

Многие люди могут запутаться в сюжете, скорее всего, создатели фильма это и планировали. Открывающий эпизод — это адаптация короткого рассказа Миллера «Just Another Saturday Night» («Еще одна субботняя ночь»). Начинается он с небольшого конфуза: халкоподобный громила по имени Марв (в очередной раз его играет Микки Рурк) просыпается недалеко от района Sin City projects среди трупов молодых мужчин, лишенный напрочь воспоминаний о том, что с ним произошло. Пролог призван познакомить нас с высококонтрастной эcтетикой Миллера и Родригеса — это сложное слияние живого действия и зеленого экрана (Хромакей), где оттенки серого компенсируются мазками цифрового цвета, например, акцентируя таким образом красный свет полицейской машины или золотое свечение парика стриптизерши. История вновь показывает Марва несгибаемой скалой в этом изменчивом искусственном мире. Жуткое рычание Рурка придется по вкусу тем людям, которые находят Бэтмена Кристиана Бейла слишком простым парнем. Звучит так, будто гравий заболел раком легких.

Еще больше мерзости нас ждет в эпизоде «The Long Bad Night» об уверенном в себе молодом картежнике по имени Джонни (Джозеф Гордон-Левитт), который приезжает в город и направляется в стрип-бар Kadie’s Saloon (это захудалое заведение служит центральным местом действия в Sin Sity, в нем судьбы героев переворачиваются, словно полураздетые женщины на шесте). После нескольких игр и развлечений со стриптизершей (Джулия Гарнер) Джонни начинает играть с безжалостным сенатором Рорком (Пауэрс Бут), еще не понимая, что его выигрыш, в любом случае, окажется проигрышем.

История Джонни приостанавливается самой длинной главой в фильме, 45-минутной халтурой, сделанной по мотивам второй книги Фрэнка Миллера из цикла Sin City «Женщина, ради которой стоит убивать». В роли той самой женщины выступает Эва Лорд (Ева Грин), коварная соблазнительница вроде Барбары Стэнвик из «Двойной страховки» и Джейн Гриир «Из прошлого» (багровые губы выглядят неплохо, а вот зеленые контактные линзы не очень). Она обращается к своему бывшему любовнику, частному сыщику Дуайту МакКарти (Джош Бролин вместо Клайва Оуэна в первом фильме) за помощью. Эва хочет, чтобы сыщик помог ей избавиться от жестокого мужа миллиардера и его огромного негра охранника Мэньюта (Деннис Хейсбёрт вместо Майкла Кларак Дункан в первой части). После этого действие плавно переходит в разбивание окон, погромы, выдавливание глаз, причем каждый удар сопровождается взрывом сгустка белой крови, который больше похож на взрыв птичьего говна.

Как и большинство историй, вышедших из лона «Города Грехов», «Женщина, ради которой стоит убивать» — о сломанном человеке, который не в состоянии противостоять чарам «женщины в беде». Спасти девушку, конечно, означает выследить ее, отыметь, а затем еще немножко поцеловать. У Евы отлично получается выступать в роли объекта похотливой страсти, намного лучше, чем в большинстве подобных фильмов. На обнаженные сцены с Евой Грин делался упор во всех рекламных компаниях к фильму, и они определенно являются ключевым фактором продаж. Виртуозное кадрирование и умелое использование светотени, безусловно, заслуживают Оскара за лучшее достижение в генитальном размытии, только вот большинство зрителей, которых так долго дразнили голой Грин, в итоге останутся разочарованными.

Фильм на 23 минуты короче своего предшественника, но чувствует он себя явно не лучшим образом. Это кино, которое пытается обновить классическую американскую криминальную историю, но не может даже подкормить фантазии подглядывающих героев и зрителей. Вуайеризм здесь — скорее подтекст, нежели значимый элемент повествования, будь то обнаженная женщина, сфотографированная во время купания в бассейне лунной ночью, или отряд злобных красоток, дефелирующих по улицам с арбалетами так, будто они позируют для новой коллекции бдсм одежды.

Если рассматривать фильм как ультра-стилизованный комикс, то нет никаких сомнений, что Родригез и Миллер сделали этот мрачный холст на должном уровне. Но это намеренно безвоздушное, статическое видение, лишенное откровенности и остроты переживаний, и, помимо нескольких хлопьев стереоскопического снега, ничем особым не отличающееся от оригинального фильма (который для своего времени выглядел весьма захватывающим, пока не погряз в собственном садизме). Создатели картины в очередной раз собрали все архетипы «жестоких улиц» из произведений Миллера и прикрыли этот нехитрый набор толстым слоем крутизны из запредельного нигилизма, эгоизма и жестокости, но после сотен подделок Тарантино всем уже стало ясно, что одной крутизны недостаточно. Для хорошего фильма нужны хотя бы крохи неподдельного человеческого интереса к жанру, тогда нуар стилизация будет более живой, чем кладбище штампов. 

Несмотря на все это, в фильме есть примеры хорошей актерской игры. С пистолетом или гаечным ключом Бут Пауэрс (сенатор Рорк) является грозным злодеем. Из Микки Рурка и Дшоша Бролина получился любопытный дуэт надирателей задниц, а леди Гага приятно смотрится в роли сочувствующей буфетчицы. Но главная достопримечательность фильма — это Грин, которая не только выступает в роли основного элемента декора фильма, но еще и обладает взглядом, достойным Медеи. Ева является прекрасным воплощение всего того, что люди называют «плохой стороной женщины».

Четвертый и последний рассказ — это «Last Dance Nancy» (Последний танец Нэнси), в котором героиня Джессики Альбы, стриптизерша Нэнси (которую терроризировал Желтый ублюдок в первом фильме), стремится отомстить за своего покойного покровителя Джона Хартигана (Брюс Уиллис). 

По словам одного из суровых героев фильма: «Город Грехов — это место, где вы всегда идете с открытыми глазами, иначе вам из него не выбраться». Это неплохой слоган, но в ретроспективе звучит не как угроза, а как приглашение вздремнуть. 


Метки

ЧтениеКиноСтатьигород греховкинообзор

11940