Вести с Майдана. Как шагает революция

Наш специальный корреспондент в Киеве — Митя Глебов сейчас бесстрашно мерзнет на Майдане и в полевых условиях (с уже разбитым объективом) готовит для вас, дорогие друзья, своевременные репортажи с места событий!

Телевизионная картинка, подкрепленная ужасами из интернета, создает ощущение, что ты отправляешься не в столицу Украины, а в пасть к дьяволу. А если уж собрался к нему в гости, то возьми с собой ксиву, немного денег и сигареты. Куда ж без них.

Опытные люди предупреждали меня, что если автобус остановят на въезде и начнут спрашивать пассажиров о том, куда и зачем я еду, то надо состряпать правдоподубную легенду и держать морду кирпичом не хуже Штирлица из знаменитого советского кинофильма. Останавливались мы только один раз, водитель решил отлить.

Киев — удивительно спокойное место и совсем непохож на эпицентр восстания украинского народа. В больших металлических бочках палят костры — возникают невольные ассоциации с Нью-Йоркским андеграундом. Здороваться тут лучше по украинскому олдскулу:

— Слава Украине!

— Героям слава!

В Михайловском соборе начинается служба. Лица у людей уставшие, но полные надежды, что завтра все изменился. Стоят, склонив головы, прямо с флагами Европы и Украины в руках. Снимать тут нельзя — церковь все-таки. К семи, подкрепившись молитвами и сном, собираются бороться дальше. За Европу? За союз с Россией? За себя. Так тут принято.

 

Возле полевой кухни уже на самом Майдане встречаю чуваков, с которыми ехал вместе в автобусе. Оба — студенты-медики. Один украинец, второй араб с иракским и вьетнамским гражданством.

— Заид, а ты почему поехал?

— Влад позвонил и сказал: собирайся и поехали. Я люблю Украину. Вот я и поехал.

Делаем по первому, самому вкусному глотку чая, закуриваем, и каждый думает о чем-то своем.

— Влад, а ты чего собрался?

— Не поверишь! Стоял под памятником Шевченко и услышал, что можно поехать. Вот и поехал, и Заида с собой потащил. С ним все-таки нескучно. Да и медик же я: помочь могу — набрал бинтов и перекиси. Все, что успел впопыхах схватить дома. А если надо, отпор «птенчикам» дам (так называют «Беркут»), не зря же я самбо с детства занимаюсь.

Снова закуриваем, на площади слышен гимн. Там собирается колонна — пикитировать Верховную Раду. Гимн — для укрепления сил. Чай — для согрева. Жизнь — для Родины. Так тут думают.

 

Подхожу к пункту, где раздают теплую надежду.

— Много одежды приносят? — интересуюсь у импровизированного завсклада Романа.

— Много, но еще больше забирают. И перчатки у нас в дефиците, — отвечает Роман, глядя на мои посиневшие руки.

Роман приехал сюда из Львова. Говорит, что шел на митинг во Львове, а оказался на митинге в Киеве. Жители западной Украины были готовы встретиться с Беркутом на своей земле, но отправились в столицу. Роман говорит, что с завода взял гаечный ключ. С этим ключом и сел в автобус, который отправлял добровольцев в столицу.

 

Приютил меня киевский театрал — Вадик Доценко.  Выходим мы из метро, закуриваем.

Вадик разрывается между Харьковом и Киевом. Ему революция до фени.

И напоследок.

Телевизионная картинка вселяет страх в обывателя, а если приехать сюда, то сразу чувствуешь удивительное спокойствие. 

На самом Майдане только баррикады напоминают о пролитой недавно крови, и вздыхают дворники от обилия работы.

При этом в воздухе, в морозном утреннем воздухе легко можно учуять запах затишья. Того самого, которое перед бурей.

 

 

Митя Глебов


Метки

ЧтениеСтатьиевроинтеграциякиевмайданреволюцияукраина

7940