П.Т.В.П. Два часа в отрыве

В очередной раз Модный Петербург не может оставить без внимания главных панк-героев города – группу П.Т.В.П. На этот раз интеллигентный Сергей Карпов сходил на концерт и ушел в отрыв. Вот его впечатления.

Я пришёл на этот концерт вовремя. Ужасная глупость. Когда это, интересно, "Последние Танки В Париже" выходили на сцену в назначенный час? Парень справа от меня завязывает разговор с девушкой, присевшей рядом. Они, кажется, не очень довольны тем, что приходится ждать. Я разъясняю ситуацию, и мы продолжаем непринуждённо беседовать. В тот момент, когда мы обсуждаем возможные причины самоубийства Маяковского, появляются музыканты, и я сразу пробиваюсь к сцене. Поскольку дым-машина работает уже где-то с полчаса, барабанщика совсем не видно. Остальные плавают в белых клубах, периодически погружаясь в них с головой. Акустика в зале отменная, громкость выставлена самая что ни на есть подходящая, места перед сценой достаточно для всех безумцев, рискнувших подойти к ней.

Толпа ещё не раскачалась, слэм только начинается, а я стою в сторонке и думаю, что делать с очками. Не хотелось бы потерять, а ведь наверняка так и будет. Мелькает запоздалая мысль о том, что надо было оставить их в кармане куртки, но уже поздно. В итоге засовываю в задний карман джинсов. В другой карман отправляется пачка сигарет, и вот я, наконец, готов.

Иду прямо в толпу. Прыгаю вместе со всеми, выкрикиваю строки любимых песен, трясу головой, задевая руками и наступая на ноги. В тот момент, когда звучит "Порядок вещей" музыка смолкает, и я слышу лишь голос Никонова, который кричит: "Он девушку бьёт, дерьмо!" Я не вижу, что происходит, и решаю, что кто-то случайно словил по зубам и полез надавать в ответ, а пресловутая девушка попала под горячую руку. Уже после концерта мне рассказали, что охрана решительно пресекала все попытки залезть на сцену, а Лёха увидел это и отреагировал таким образом. Все застыли, все ждут, что будет дальше. Тишина, оказавшаяся затишьем перед бурей.

Как только начинается следующая песня, всё снова приходит в движение, и вот уже люди один за другим забираются на сцену. Тех, кто слишком долго там задерживается, гитарист отправляет вниз самым простым и действенным способом – пинком под зад. Кого-то долго качают на руках и закидывают обратно. Кто-то прыгает менее удачно, но подхватить пока что успевают всех. Я вместе с другими держу на вытянутых вверх руках девушку, и тут мне крепко прилетает по голове, так, что я прикусываю язык. Какой-то умник прыгнул туда, где его не ждали. Я, по крайней мере, точно не ждал. Поставив девушку на ноги, прислушиваюсь к ощущениям. Голова гудит, но, вроде, всё в порядке, даже язык цел. Легко отделался. Но оглядываться по сторонам всё-таки стоит почаще.

Становится жарко, концентрация в воздухе сигаретного дыма неуклонно растёт. В какой-то момент мне перестаёт хватать воздуха. Расстёгиваю на своей рубашке все пуговицы и выпускаю её из джинсов. Строгая рубашка, которую я обычно ношу с деловым костюмом, совершенно неуместна на панк-концерте. О чём я только думал, когда надевал её? Плевать. Сейчас ничего не имеет значения. Только музыка. Только беснующаяся толпа и я в ней.

Пока одна за другой звучат песни - новые, старые, отчаянные, прекрасные для всех, кто собрался сегодня здесь – я думаю о том, что Лёха совсем не умеет петь. Но это ничего не значит. Он хочет петь, и он поёт. Это всё, что нужно. В перерывах между песнями звучат стихи. "…над Кремлём ещё взовьётся чёрный-чёрный флаг!.."

На чьём-то плече сидит девушка в одном лифчике. Через пару минут лифчика уже нет, и Никонов объявляет, что следующая песня специально для неё. "Споёшь припев?" Она кивает и поднимается на сцену. Они вместе поют "П.О.Р.Н.О." – гремучая смесь из провокационной песни и девушки с обнажённой грудью буквально взрывает зал. Кто осудит её за такой поступок? Точно не я. Во мне её смелость вызывает восхищение. Свобода быть собой, делать то, что велит сердце. Каждый из тех, кто хоть раз прыгал со сцены, знает, что это такое.

Песня заканчивается, девушка растворяется в толпе. Лезу через ограждение, встаю на край сцены. И прыгаю. Чьи-то руки держат меня на весу. Я плыву над толпой. В этот миг я счастлив. Ничто не тревожит меня. Я не думаю о множественных переломах, которые мог повлечь за собой мой прыжок. Я не знаю, удастся ли мне встать на ноги, и мне плевать на это. Мне всё равно, что произойдёт через секунду. Я растворился в Здесь и Сейчас. И мне ничего больше не нужно.

Заканчивается "Хэппи Энд" – одна из моих любимых песен, и гитарист, схватив ближайшую к нему лампу, разбивает её об сцену. Последние слова, произнесённые Никоновым со сцены: "Спасибо, Питер!" Включается свет, и пол, замусоренный окурками и пластиковыми стаканчиками, предстаёт во всей красе. Я иду в туалет, а по возвращении натыкаюсь на улыбчивого бородача с дредами, который предлагает купить у его знакомого травы или ещё чего-нибудь в том же духе. Вежливо отказываюсь, и мы пару минут обсуждаем наркотики и последствия их применения. Охрана постепенно и ненавязчиво выдавливает всех к гардеробу. Впереди долгий путь домой, пролегающий сквозь холодный заснеженный город.

Концерт закончился. Остались воспоминания.

 

Автор: Сергей Карпов

Фотограф: Евгений Онацкий

 

 

 


Метки

МузыкаСтатьиконцертП.Т.В.П.панк

11108

Рекомендации