Общество живых поэтов или новые Бродские

Петербург — излюбленное пристанище людей искусства. Общественность полагает, что поэзия в городе, где родился Иосиф Александрович, если еще не умерла, то уже ожидает своей кончины, лежа на смертном одре рядом с томиком лауреата Нобелевской премии по литературе.

 

Пока члены Союза Писателей читают друг другу свои стихи,  новое поколение поэтов штурмует арт-пространства Петербурга, и делают это они весьма успешно.  

В формате live-show проводит свои вечера поэт и организатор мероприятий Павел Крузенштерн, характеризующий свое творчество как «авангард, постмодернизм, хаосмос и всякий прочий внутренний вампиризм». 

В арт-клубе «Книги и Кофе» собираются поэты, писатели, музыканты со всего города и неравнодушная к искусству публика. Зал арт-клуба заполняется в основном молодой и шумной аудиторией, которая замолкает, как только в роли конферансье на сцене появляется Паша Крузенштерн. Каждый раз он представляет публике новых и талантливых авторов, что удивительно: откуда их здесь столько? На этот вопрос не может ответить и сам Павел.  

 

Павел Крузеншетрн

на сцене арт-клуба «Книги и Кофе»

 

Проект «ЛитЧе» работает не просто как сценическая площадка. Сам Павел называет проект литературной лабораторией поэтов. Помимо своих стихотворений автор занят проведением различных мини-тренингов и обсуждений. С его слов, одним из немаловажных пунктов проекта является сохранение чистоты русского литературного языка и, в первую очередь, отсутствие в стихах и песнях авторов «мата, грубости и излишней пошлости».

Стоит отметить, что за время существования проекта через сцену «ЛитЧе» прошло около 60 выступающих. Сложилась так называемая «артель ЛитЧе» из наиболее ярких и интересных авторов. На одном из таких вечеров «ЛитЧе» о себе громко заявила поэтесса родом из Волгограда Лиля Кучмаренко

«Я стараюсь не просто отчитать стихи, которые читатели могут самостоятельно прочесть в интернете, а создать характерную атмосферу единения и волшебства между мной и зрителем. Для этого каждое мое выступление сопровождается живой музыкой. Автором произведений, звучащих на фоне чтения стихотворений, чаще всего являюсь я сама.

 

Лиля Кучмаренко.

Take A Look. Презентация сборника стихов «14»

 

Еще одним ярким проектом является Diff, организатор которого вот уже пять лет делает музыкальные и поэтические концерты. Однако, концептуально поэтическими или музыкальными их назвать нельзя. Начиная с 2009 года в рамках проекта проводились лишь поэтические мероприятия, после чего был создан неформальный клуб, где выступали только рок-группы и акустические музыканты. К 2010 году тенденция аутентичных  клубов сошла на нет, и в городе стали появляться арт-пространства. По словам организатора проекта, такая тенденция никак не совпадала с желанием трэшить на задворках города, и аудитория стала медленно уходить. 
Diff подружились с клубами «Кипяток» и «Нико», в первом из которых появился проект LADY’S DAY, которые позиционировал себя как место, где выступают девушки, и только девушки, причем не важно с чем и как. Проект оказался успешным, и далее стали появляться новые концертные проекты с подвязками во многих барах города, например, вскрывающий все дешевое и пошлое проект «EXPLOITATION», идущий в баре «Summer». Стали проводиться вечера под названием BOY’S DAY, созданные специально для девочек из LADY’S DAY.   

 

Поэт Николай Сальников на BOY’S DAY

На питерском небосклоне не так уж много тех, кого можно назвать поэтами, потому что сейчас мало тех, кто живет литературой. В основном все занимаются поэзией как факультативом. Сегодня поэтическое явление — Джамиль Нилов. То, о чем он говорит — о том же думал в свое время Маяковский. Петербургской поэзии не хватает всего лишь площадок и зрителей», — уверен поэт Николай Сальников.

 

Альтернативой всему выше перечисленному является литературно-дискуссионный клуб «Стрелка Поэтов» под руководством известного во всех поэтических тусовках Михаила Вэя. Каждую пятницу в Центре Современной Литературы и Книги собираются как члены союза писателей, так и те, кто остался за бортом «качественной литературы». «Стрелка Поэтов» — не просто поле для полемики между представителями разных поэтических тусовок, но и площадка для выступлений авторов со всего города. Именно здесь можно послушать поэта-революции Джамиля Нилова, творчество которого действительно можно назвать революционным в плане стилистики и выбранных им тем, и члена Союза Писателей Виталия Дмитриева, представителя старой школы. 

 

Джамиль Нилов в «Салоне изящных искусств» 

 

Поэт перестал быть голодным,

Поэт перестал быть бедным,

Поэт становится модным,

Поэт становится брендом.

Его не нужно печатать:

Бумажный носитель — глупость.

Поэт становится чатом,

Поэт становится группой.

Поэт превращается в паблик,

Поэт обрастает репостом.

Поэт — уже не кораблик,

Он в море не ищет остров.

Поэт становится лайком,

Комментом к новому мему,

Поэт превращается в гайку

В железном хребте системы.

 

Джамиль Нилов

 

Виталий Дмитриев в клубе «СП»

 

Здесь который год поминают Цоя,

в шоколад подмешивают сою,

малому предпочитая большое,

не любят евреев, хотя в лицо я

не знаю ни одного юдофоба,

но если веками копится злоба,

нужен объект, разрядиться чтобы.

Впрочем, это вопрос особый,

и не будем пока об этом.

Здесь зимой морозно, дождливо летом,

здесь, охотясь, стреляют всегда дуплетом

и довольно просто прослыть поэтом.

Здесь, ошпарясь, принято дуть на воду,

в недородах любят винить погоду,

здесь всего четыре времени года

и страшнее рабства только свобода.

Уходя в траву, здесь ржавеют рельсы,

самогона в деревне — хоть залейся,

ты отсюда выбраться не надейся —

непременно шваркнут об тейбл фейсом.

Здесь, куда ни плюнешь — барак да зона,

здесь язык богат корнями, но крона

поражает скудостью лексикона

и кирзу нельзя отличить от Керзона.

Здесь пространства меряют на парсеки,

здесь нельзя купить аспирин в аптеке,

здесь забыли путь из варягов в греки

и леса вырубают вдоль рек, а реки,

высыхая, мелеют от лесосплава.

Здесь любая слава — дурная слава,

здесь нельзя налево, нельзя направо,

но и в центре тоже грозит расправа.

Здесь любви платонической или плотской

не бывает. Её заменили скотской.

«Всё не так, ребята!» — хрипит Высоцкий.

Здесь каким-то чудом родился Бродский.

Виталий Дмитриев

 

Скорее всего, бурный всплеск поэзии в городе означает, что жители Петербурга все же нуждаются в ней так же, как раньше, что не может не радовать, ведь хорошее стихотворение — своего рода фотография, на которой метафизические свойства сюжета даны резко в фокусе. Бродский, кстати, сказал.

 

 

Алиса Беркана

 


Метки

ЧтениеСтатьиактивитибродскиекрузенштернкучмаренкомодно молодежнониловпоэтысальниковспб

22852