Cвет в конце тоннеля: Найк Борзов о кризисе музыки, религиозной пропаганде и космических захватчиках

24 мая в Петербурге состоится концерт одной из самых неоднозначных фигур русской сцены — Найка Борзова. Музыкальный опыт Найка вопиюще многообразен: тут тебе и ранние панковские записи, и нынешние гаражные эксперименты, и записи саундтреков для аудиокниг, и участие в театральной постановке, и постоянные саунд мутации основного проекта. В преддверии новых концертов и записи альбома для Killer Honda мы поговорили с Найком о музыке, творческом кризисе и инопланетных захватчиках.

МП: Привет, Найк! Мне сказали, что в Петербурге ты занимаешься записью альбома для своего проекта Killer Honda. Как идет процесс?

НБ: Пока с переменным успехом. Но, в общем, скорее здорово. Мне нравится студия и здешняя атмосфера. Студия принадлежит группе Electric Princess и называется EP records. А вот сам этот район, как он называется?..

*на несколько секунд задумывается*

Васильевский остров, точно! Даже когда в городе час пик — здесь никого нет. Мы обитаем в единственном жилом доме на этой улице, как она называется? Косая улица. Ну так вот: все очень маргинально, индустриально, та самая атмосфера, в которой обычно создается музыка направлений heavy metal или hard rock. В таких районах рождаются группы вроде Black Sabbath. Атмосфера отлично работает на наш альбом! Он, в отличие от нашей первой пластинки Outsider, будет более агрессивным, сметающим на своем пути все, с чем можно столкнуться. Так в целом и проходит запись. У нас, правда, осталось всего несколько дней, а записать за эти «несколько дней» нужно порядка десяти песен. 

*смеется*

В этом, в принципе, и состоит основная задача. Время. 


 

Твой проект Killer Honda — что он для тебя? Для чего создавался? В твоем восприятии это что-то более лайтовое, нежели привычное творчество Найка Борзова? 

Я бы сказал, не совсем лайтовое. Что касается промо или рекламы, подобная музыка в России мало кому интересна, у нее немного поклонников.
 

Это не массовая культура,
это все-таки андерграунд.

Такой конкретный, непроходимый
и без каких-либо иллюзий.
 

*легкий смешок* 

Тем не менее мы поем на русском языке, и наш второй альбом, скорее всего, будет полностью на русском языке, процентов на 90 точно. И зачем я это делаю?...

*задумчиво*

Даже не знаю. Просто хочется, вот и делаю. Вне зависимости от того, сложно это будет или просто. Для меня это событие — очень большое переживание, некий трип, и это как минимум интересно. А если интересно, то странно это не попробовать.


 

Ты отслеживаешь музыкальные новинки? Как поп, так и андеграунд. 

Конечно. Я люблю слушать музыку. Но в данный момент я ничего не слушаю. Вот, вообще, не включаю ни плеер, ни винил, ничего. Когда работаю над своей музыкой, не могу слушать чужую, не влезает. Слишком много своей внутри.

Как обстоят дела с заимствованиями? 

Если вдруг ветер мне что-то донесет, и это чудесно ляжет, то почему нет? Это все равно буду я. Даже если у кого-то что-то услышу, все равно я сделаю это по-другому. Все равно это будет мое. Подобное часто случается, даже если я не слышу чьей-то музыки. Например, выходит моя пластинки, а я слушаю альбом того же года какой-нибудь западной группы и слышу там свою песню! Просто идеи витают в воздухе. Редко кто-то у кого-то что-то напрямую ворует. Воровство идей характерно для периода юности, когда ты взрослеешь и развиваешься. 


 

Случаются у тебя так называемые творческие кризисы? Как с ними справляешься?

Случается, конечно, но я это кризисом не называю. Один взрослый музыкант однажды мне на эту тему сказал… не буду прямо пересказывать слова, это очень долгая телега, которая далеко не всем понятна.
 

объясню проще. девушка или женщина вынашивает плод. Эти девять месяцев можно сравнить с записью пластинки. рождение — это выход пластинки. И после рождения ребенка любая женщина сталкивается с постродовой депрессией. Но ее можно заглушить. Погрузившись полностью в ребенка, пеленки, гулянки. Так делаем и мы. сразу уезжаем в тур со своим альбомом. И вот постродовая «альбомная» депрессия постепенно сглаживается.
 

А так, конечно, когда ты что-то долго копил, долго делал и теперь выплескиваешь, в этот момент наступает вакуум, пустота. И ничего нового ты написать не можешь. По крайней мере, у меня так. Очень редко получается что-то хорошее. И в такой момент начинает казаться: все, кризис, ты никогда больше ничего не напишешь. Но проходит время, ты заполняешь эту пустоту в себе, если умеешь это делать, и все продолжается по новой.

По концертам любишь ходить?

По чужим? Бывает, хожу. Почему нет? Если есть такая возможность, но, как правило, если в Москву приезжают какие-то музыканты — я либо сам уезжаю на гастроли, либо параллельно где-то даю концерт. А так хожу, конечно, на тех музыкантов, которые мне нравятся. 


 

К нам в СПб (видимо, тлетворное влияние города) часто привозят довольно известных в определенных кругах «мрачных» исполнителей. Я говорю сейчас о Swans и им подобных. Такие концерты посещаешь?

Вот как раз на Swans я в этот раз и не попал. У меня были гастроли. Но я был на их концерте в 90-х после того, как они выпустили Great Annihilator. Мой любимый альбом у Swans.

Есть ли у тебя любимые места за границей? Куда тебе хочется возвращаться? 

Индия одна из тех стран, куда приятно возвращаться.

Испытываешь контраст ощущений, возвращаясь в Россию?

Как правило, надолго я уезжаю зимой. По возвращении первые пару месяцев у меня перед глазами просто пальмы, море шумит вместо автомобильных звуков. Вместо снежных сугробов песочные развалы. И контраста особого нет. Единственное ощущение: нужно надеть на себя много одежды, закутаться поплотнее. Тут смотрю на градусник, а там — оделся да пошел. В теплой стране тебе не нужно думать о таких вещах, не надо постоянно вспоминать о еде, ты можешь сорвать банан и съесть его, и полдня вообще ничего не хочется. А здесь нужно все время есть мясо. Даже выходя на улицу за хлебом, ты 500 раз подумаешь о том, что хочешь взять. Безусловно, контраст существует. 



 

Не охватывает ли за границей внезапное чувства патриотизма? У некоторых вот случается.
 

для меня патриотизм... Я патриот Земли, скажем так. Если на Землю нападут космические захватчики, то я вступлю в армию Земли и буду воевать. Ну, это если они нападут, а не мы, идиоты, нападем на них из-за своих страхов и невежества.
 

Сейчас активно развиваются новые технологии, формирующие стандарты индустрии развлечений будущего. Поговаривают, привычное кино заменят интерактивным, а мы переселимся в виртуальную реальность. Интересно было бы поучаствовать в создании саундтрека к подобным вещам? 

Почему нет. Это новые возможности, новые истории. Да, я поучаствовал бы в чем-то подобном. 

Интересуешься новинками игровой индустрии?

В целом нет. За всю свою жизнь прошел всего две игры. Это Doom, все три части. И ходячие мертвецы — пару лет назад вышла. Что компьютерные, что азартные игры быстро вызывают у меня потерю интереса. Я не вижу в этом долгосрочного занятия для себя. Это как сигарету курить. Меня больше привлекают нарды или шахматы, аналогичное отношение к спорту. 

Ты считаешь себя сложным человеком?
 

Возможно…

Сложным и простым одновременно.
В чем-то я прост, в чем-то сложен.
А может моя простота как раз
и есть самая сложная история.
 


 

Замечаешь, как меняешься на протяжении жизни?

Я, в общем, все время меняюсь, стараюсь это делать. Иначе мне скучно. Когда шел сюда, то обратил внимание, ну то есть я и раньше обращал на это внимание, но сейчас понял, почему так происходит: я выхожу утром на улицу, каждый день, и у меня от этого текут слезы. Я выхожу и просто радуюсь тому, что иду по улице, дышу, смотрю по сторонам, слышу топот собственных ног, звуки машин, людей. Когда вижу какое-то движение, у меня начинаются вот такие слезы катарсиса… Не знаю, как это объяснить, а в чем вопрос я уже и забыл. 

*смеемся*

Не секрет, что в нашей стране, кроме прочего, в последнее активизировалась религиозная пропаганда. Светским ответом на это становится популяризация науки. Как оцениваешь эту ситуацию? 

Ну а где у нас популяризация науки? В фейсбуке? В пабликах «Наука и жизнь»? Это капля в море по сравнению с религиозной пропагандой, которая льется изо всех щелей. Здесь нет баланса в информационном плане. С одной стороны, присутствует мощное давление, вливаются серьезные средства, с другой стороны — чистый человеческий энтузиазм.
 

Но я всегда вижу свет в конце тоннеля,
хотя могу и заблуждаться, конечно.
Может, я просто оптимист.
 

Александра Зверянская


Метки

ГородМузыкаСтатьиalternativerussiansinger-songwriterкосмические захватчикинайк борзовпропагандарусский рокспб

12008