Музыка немецких автобанов

В минувшую субботу впервые посетил фестиваль «СКИФ». Корреспонденты «Модного Петербурга» в этот раз разделились на две части. И я оказался среди обозревающих первый день фестиваля, где во главе лайн-апа стоял Микаэль Ротер — легендарный немецкий музыкант, участник Kraftwerk, NEU!, Harmonia и многих других проектов, один из создателей краут-рока в классическом понимании.

Музыка, придуманная этим, без сомнения, важным персонажем, активно использовалась и используется исполнителями всех мастей в диапазоне от Joy Division до Radiohead. Собственно говоря, я шёл даже не на фестиваль, а целенаправленно на выступление этого артиста. Если говорить о том, что творилось до заявленного хедлайнера на обеих сценах фестиваля, то могу описать вкратце.

Вечер открыла сборная солянка музыкантов, импровизировавших в краутообразном стиле на малой сцене (сразу стоит отметить, что некоторая часть исполнителей в этот вечер была подобрана отчасти под Ротера). Весьма любопытный состав и достаточно интересная музыка.

На сцене было два гитариста, басист и барабанщик. Играли, надо заметить, весьма проникновенно, что сейчас является большой редкостью. Перед сценой несколько человек на самодельных стико-слайдообразных инструментах издавали причудливые звуки, а дирижёр этого оркестра стучал палочками по длиннющей струне, протянутой от потолка к полу и подзвученной каким-то датчиком. Получилось очень интересно.

Следующими музыкантами, игравшими на большой сцене, были финны Siinai, которые прозвучали довольно удачно, но в плане музыкального содержания — несколько вторично. Чувствовалось, опять же, сильное влияние краута и периодические с-места-в-карьер ныряния в цивилизованный спэйс-рок. Неплохо, но скучновато.

Далее на сцене появился Микаэль Ротер вместе с молодой группой Camera, зарекомендовавшей себя в качестве новых адептов краута и выпустившей в прошлом году дебютный релиз.

Сразу стоит отметить, что какого-то ажиотажа при появлении такого большого артиста не возникло. Всё происходило очень естественно. И дело не в его, возможно, меньшей или большей культовости, по сравнению с тем же Тони Алленом, который играл в этом же зале полгода назад. Дело, скорее всего, в музыкальной специфике. Я не являюсь фанатом ни NEU!, ни
Harmonia, однако отчётливо осознаю несомненную важность этих коллективов для немецкой музыки и мировых тенденций последних 30 лет.

Из технических моментов стоит отметить очень хороший звук. Всё звучало легко, приятно и максимально приближенно к сухому альбомному оригиналу. Что меня немного удивило, так это то, что гитара Ротера звучала точно так же, как и 40 лет назад на его первых работах. Ничего не изменилось.

Позже я начал осознавать произошедшее и то, как к этому относиться.

Дело в том, что вся немецкая сцена тех лет состоит из уникальной породы музыкантов, которые всегда хотели быть истинными творцами и не обращали внимания на внешнюю мишуру. В этом они преуспели.

Все эти артисты сумели создать собственную музыкальную культуру, аналогов которой в мире нет. В определённый момент эту культуру они законсервировали, и, в итоге, когда спустя 20-30 лет вытащили её на поверхность, она сохранила свою первозданность и чистоту, несмотря на прошедшие годы.

Причём, сама эта музыка оказалась такой, что её невозможно испортить, опошлить или сделать лучше. Её можно только скопировать, однако, всегда будет чувствоваться различие между оригинальным исполнением и очень точной кавер-версией. Подобных примеров в современном мире почти нет.

Течение времени беспощадно почти ко всему, и всё с годами обезображивается за редчайшими исключениями. В эти исключения стоит вписать и скромнейшего, романтичного и по-немецки прохладного Микаэля Ротера и славную плеяду музыкантов тех лет.

Стоит немного рассказать и о группе Camera, ибо сложно представить состав музыкантов, где разница между исполнителями и бэнд-лидером составляет ни один десяток лет. Всё звучало максимально естественно. Не было чувства, что Ротер является безоговорочным дирижёром, а музыканты выполняют декоративную функцию, и наоборот — не чувствовалось того, что ребята сильно стараются и пытаются предстать в максимально выгодном свете. Этого не было. Вполне можно было представить, что вместо барабанщика «Камеры» на сцене сидел покойный Клаус Дингер. Не было ни единого противоречия.

Я бы не стал советовать музыку Ротера людям, любящим задушевность и искристость. Она предельно проста и лаконична. Её, в принципе, можно полюбить, но если она не западает в душу, то нужно научиться понимать эту музыку на рациональном уровне. Это очень ровное и прямое как стол полотно.

Недаром, сам автор сравнивал свои произведения с бесконечно текущей речной водой, или, например, идеально прямой немецкой дорогой посреди идеально ровного немецкого поля. Некий симбиоз простой технологии и псевдоживой природы. Это вам не сильно пересечённая местность с корягами, пнями, болотом и огромными валунами, это нечто совсем другое, требующее кардинально иного подхода.

Атмосфера в зале была примерно такой же, какая возникла в моей голове. Внимательность, спокойствие, доброжелательность и прохладно-беззаботные танцы без намёка на тотальный угар. С таким приятно-пустоватым настроем я раньше времени покинул фестиваль, ведь из-за специфической организации мероприятия была вероятность не успеть на мосты.

Пожелаем же СКИФ-у в следующем году привезти ещё кого-нибудь из этой замечательной немецкой психоделической шайки.

 

Автор: Анатолий Никулин

 


Метки

ЧтениеМузыкаСтатьиsiinaiкраут-рокмикаэль ротеррецензиясameraскиффестиваль

2988