Mew: «Are you? My lady, are you? My lady a-a-a-are you?..»

Пару лет назад на новосибирской распродаже дисков за полтос я в числе прочего приобрел и послушал альбом Mew «Frengers», принесший им всемирную славу, и подумал: «Ёкарный бабай! Как же я жил без этой группы все 2000-е?».

Наслышан я об этих замечательных датчанах был давно, но ознакомиться с их творчеством меня в итоге сподвигло участие фронтмена коллектива — Йонаса Бьерре в супергруппе Apparatjik с Магне Фурухолменом из a-ha и Гаем Берриманом из Coldplay.

При первом прослушивании столь неправдопобного шедевра у меня возникло стойкое ощущение, что Mew — дети первых и отцы вторых, при этом в разы круче как британцев (что неудивительно), так и норвежцев (что, казалось бы, невозможно).

Поэтому радостное предвкушение первого питерского концерта коллектива смешивалось с опасением, что автор по окончании сета с блуждающей улыбкой Джоконды отправится в ближайшую психлечебницу. Слава Богу, обошлось, но обо всем по порядку.

Опасения, что на гиг явятся три калеки, как, например, на недавний концерт These New Puritans, не оправдались: зал был полон просветленной молодежи, среди которой был замечен барабанщик известной стоунер-панк-команды Kiskin' Zhar, внезапно оказавшийся знатоком и ценителем творчества скандинавского трио.

Начав с исполнения новой композиции «Making Friends», трио постепенно превратилось в квинтет, благодаря специально обученным клавишнику Нику Уоттсу и басисту Бастиану Джуэлу, с блеском оправдав самоприсвоенный титул «единственной в мире стадионной инди-группы». Разумеется, дело не в размере площадки, а в мощи и эпичности живых выступлений команды — наверное, таким мог бы быть по ощущениям концерт U2 или Simple Minds, окажись они в Зале Ожидания

О певческой стороне ансамбля стоит упомянуть отдельно: Йонас, обладатель датской музыкальной статуэтки за лучший мужской вокал, без труда берет такие высокие ноты, что многие, не видя лица, ошибочно принимают его за девушку. На концерте же Бьерре блестяще воспроизводил записанные на альбомах пассажи, слегка сдабривая их эффектами вокального процессора.

Но самый пир духа начинался, когда к микрофонам подходили остальные музыканты — как будто хор мальчиков в свое время попал на Вудсток, да там и остался. Скандинавы славятся своим тщательно выстроенным многоголосием, взять тех же a-ha или не столь известных в наших краях Kent (в толпе, кстати, был замечен чувак в мерче культовых шведов).

Программа концерта состояла преимущественно из хитов с альбомов «Frengers» и «And the Glass Handed Kites», разбавленных несколькими новыми песнями, намекающими на грядущую шедевральность еще не вышедшей пластинки. 

Самым ярким моментом, пожалуй, стала баллада «The Zookeeper's Boy» с трансовой мантрой в припеве, исполненная дважды — сначала в привычной аранжировке, позже — в виде акустической репризы.

Под занавес питерские фанаты порадовали отличным флешмобом: во время исполнения финальной «Comforting Sounds» большинство присутствующих уселось на пол и принялось размахивать изображениями неведомых зверушек, позаимствованных из артворка Mew. Группа была явно тронута, народ поднялся на ноги, а музыканты поставили жирное многоточие в виде бесконечного гитарного фидбэка, продолжавшего звучать даже после того, как группа покинула сцену, и стихли аплодисменты.

В моей голове осталось лишь странное ощущение, будто я побывал в старинной европейской сказке в интерпретации Хантера Томпсона и голос, бесконечно напевающий: «Are you? My lady, are you? My lady a-a-a-are you?..»

Так что полтос на тот диск я потратил не зря.

 

 

Митя Кириллов

Максим Петров


Метки

МузыкаСтатьиfrengersmewзал ожиданияиндиконцертпострелиз

5496

Рекомендации