Мэттью МакКонахи: «Наступить в дерьмо — иногда к удаче»

Знаете, что нам нравится в Мэттью МакКонахи? Мы продолжаем стареть, а он остается прежним (пьет кровь школьниц). Складывается впечатление, что актер продолжает работать с той же легкостью Вудерсона (персонаж МакКонахи в филье «Под Кайфом и в Смятении» 1993), что и двадцать с лишним лет назад. Недавно карьера Мэттью вышла на новый этап своего развития, и, похоже, все только начинается.

Девочки и мальчики, приготовьтесь ко встрече с великим МакКонахи! Он сидит на заднем сидении черного Mercedes-Benz, который плавно скользит по шоссе 405. Он расслаблен, в позе лотоса. На Мэттью ботинки, серые джинсы, белая V-образная футболка и солнцезащитные очки. На одной коленке балансирует бутылка комбучи, которым актер запивает жевательный табак (о вкусе подобного сочетания можно только догадываться), а на другой — коричневый кожаный блокнот с бирюзовой застежкой — место для записи случайных мыслей, каракулей, схем будущих ролей и любой чуши, которая может прийти ему в голову.
 

«Мужчина всегда должен иметь при себе дневник»,
— ухмыляясь говорит МакКонахи, цитируя Оскара Уайльда.
«Таким образом, у него гарантированно будет
что-то интересное для чтения».

 

Автомобиль везет МакКонахи из Лос-Анджелеса в Сан-Диего, где актер должен удивить всех своим появлением на Комик-Коне и представить космический Эпос Кристофера Нолана «Интерстеллар». После этого он вместе с семьей полетит на своем частном самолете в Массачусетс, где будет сниматься в новом фильме Гаса Ван Сента «Море деревьев». Еще несколько лет назад мы не могли и подумать, что актер будет участвовать в таких проектах. История о невероятном перерождении его карьеры всплывает столь часто, что уже стала американской притчей: безумно талантливый молодой человек затерялся в лабиринте однотипных романтических комедий, но внезапно забрезжил свет, и все стало очень серьезно. Номинации на Оскар, Эмми, совершено другой профессиональный статус — воистину воскрес!

Первый признак того, что не все здесь так просто, обнаружился в речи актера на вручении ему Оскара за «Даласский клуб покупателей», фильма, довольно серьезного во всех отношениях. Теоретически, картину стоило представлять с серьезно-сентиментальной миной и чувством собственного величия. Вместо этого мы увидели МакКонахи старой школы — флиртующего хиппи-проповедника, и все это было приправлено веселым дерзким самовосхвалением. Он даже процитировал «All right, all right, all right» (культовая фраза персонажа Мэттью из фильма Dazed and Confused). 


 

Когда видишь его воочию, легко почувствовать, что МакКонахи если и не многолик, то, по крайней мере, владеет достаточным количеством граней, чтобы избежать легких дефиниций. Он прекрасный рассказчик, чей талант вести беседу не уступает его актерским способностям: он страстно вовлечен в любые обстоятельства, независимо от их банальности или повторяемости. Интересный факт: в любой момент времени на одном из кабельных каналов может транслироваться какая-либо из одноразовых романтических комедий с актером. Так что мы собираемся хорошенько ударить по мифу великого МакКонахи, дабы проверить его на прочность и узнать, где здесь правда, где ложь, и что скрывается между ними.

Как тебе нравится слово McConaissance (игра слов — ренессанс и МакКонахи)?

Это крутое слово. Отлично звучит. Мне нравится.

Похоже, ты как-то связан с этим словом, вот мы тебя и спрашиваем.

Ничего про это не знаю, но звучит отлично.

Ты стал известен, когда тебе было двадцать с небольшим. Ты не испытывал проблем, связанных со столь ранней популярностью?

Я никогда не боялся, что застряну в чем-то одном. Я уверен, что мы сейчас будем говорить о тех годах, когда я играл в романтических комедиях, и на меня смотрели, как на пляжного парня с голым торсом. Было дело. Да, черт возьми, это был я... У меня не было страхов вроде «о Боже, я собираюсь надолго застрять здесь». В какой-то момент я понял, что занимаюсь чем-то второстепенным и сказал: «Знаете что? Какое-то время я не буду всем этим заниматься».

Но была же какая-то правда в этих второстепенных фильмах?

Ну, она состоит из двух частей. Первая — миф, который был создан и затем обзавелся собственным брендом. А вторая часть — да, это я. Представь, за одно лето я сделал «Золото Дураков» в Австралии, отдохнул в Малибу и снялся в фильме про серферов. Если свести все воедино — это был один бесконечный день с температурой 90 градусов, проведенный без футболки на пляже. Помимо прочего, мне еще приходилось много работать, чтобы жить в Малибу.

 

Я собираюсь на пляж! Я буду кататься на доске!
Нет, я не хочу надевать футболку.
Я хочу обгореть и чувствовать солнце на своих костях.
И это только Вторник! ты записываешь? Молодец.

 

У тебя есть кодовое имя для персонажа? Ну, того, который говорит «олрайт олрай олрайт». Ты когда-нибудь говоришь о нем в третьем лице?

Нет.

 

А твоя жена? Говорит тебе что-то вроде: «Привет, давай сегодня немного этого и побольше того... »

Не, нет..., нет никаких разграничений.

И у тебя никогда не было потребности притвориться, что ты тоже можешь плохо проводить время?

Fuck no! К черту это. Я не собираюсь извиняться за то, что наслаждаюсь тем, что делаю. 

То есть, работа в романтических комедиях — это то, чем ты гордишься?

Именно так. Эти картины не такие простые, как кажется на первый взгляд. Самое сложное — сделать так, чтобы они выглядели просто. Эти фильмы такие, какие есть. Их постоянно шпыняют критики, да и сами актеры относятся к ним несерьезно. В каком-то смысле я их понимаю, но, с другой стороны — это совершенно несправедливо. Здесь нужно уметь держаться на плаву, и я верю, что был весьма плавучим. Некоторые сцены были очень трудными, и мне приходилось сражаться за яйца моего героя.

Что ты имеешь в виду?

Что такое романтическая комедия? Мальчик знакомится с девочкой. Они начинают встречаться. Затем что-то случается. Девочка уходит. Мальчик ее преследует. Они снова вместе. Конец. Часто бывает, что опустошенный самец приползает обратно к своей любимой со словами: «Я никто без тебя. Если ты не примешь меня обратно, мне конец». Я всегда задавался вопросом, «что девушка хочет от парня?», и я без проблем могу сказать: «Извини, не хочешь дать мне еще один шанс?». Но это нужно делать правдиво, со всей искренностью переживания, даже если ты едешь к ней на мопеде с вуалью на голове. Я рад, если ты думаешь, что это была беззаботная халтура. Но я делал свою работу.

 

 


Я думаю, это дурацкий вопрос, но назови эти фильмы.

Wedding Planner («Свадебный переполох»), Failure to Launch («Любовь и прочие неприятности»), How to Lose a Guy in 10 Days («Как отделаться от парня за 10 дней»), Fool’s Gold («Золото Дураков»), Ghosts of Girlfriends Past («Призраки бывших подружек»)... всего пятерочка.

А что за женщины с тобой работали?

Так, Дженнифер Лопес, Сара Джессика Паркер, Кейт Хадсон (играла с ним в 2-х фильмах), Дженнифер (Гарнер).

Значит, получается, миф о том, что новый виток твоей карьеры находится в оппозиции к ее предшествующему этапу — тоже подделка?

Это могло быть интересной историей с мощным драматизмом, но все не так на самом деле. Было ли время, когда я брал сценарий и думал: «боже, я чувствую, что смогу сделать это хоть завтра»? Да. После чего я прикидывал и говорил: «Я не хочу делать это сейчас». Я люблю сильнее, смеюсь громче и плачу искреннее в реальной жизни, а не на работе. Каждый день в моей жизни что-то происходило, и риск, что я возьмусь за неожиданный, проект пугал меня.

Мне кажется, ты был гораздо креативнее в создании этой своеобразной богемной жизни за кадром, чем в этих фильмах.

Слава богу! Я мысленно поздравил себя с тем, что иду именно этой дорогой, а не другой. После чего сказал им всем: «Я хочу получить от своей карьеры гораздо больше, чем то, что есть сейчас». Я поговорил со своим агентом. Я поговорил со своей женой. Я поговорил со своим финансистом. Я сказал им: «Эй, я, возможно, не буду работать некоторое время. Мы в порядке?». После этого я сделал перерыв на два года. 

Какие ощущения были в тот момент?

У меня были тревожные мысли. Бессонные ночи. Но имей ввиду, я владел секретным оружием — мой первый ребенок должен был родиться.

Что ты подразумеваешь под «секретным оружием»?
 

Ни в один из моментов своей жизни
мужчина не является мужчиной более,
чем когда он становится отцом.
Какие бы решения ты не принял в первые полгода отцовства,
они будут важны вдвойне.

 

Я имею в виду, ты встречаешься с Курьером. Ты встречаешься с Пастырем (Иисусом), будущим Принцем (религиозные метафоры актера — прим. ред.). У тебя немедленно появляется нечто, о чем не нужно думать. Ты осознаешь, что важно. Бам! Знаешь, определенно, я сделался более самовлюбленным, но, в то же время, я думаю, что стал более сострадательным. Знаешь, эти качества не всегда идут рука об руку.


 

Боялся ли ты стать отцом?

Это единственное, чего я всегда хотел. Я знал об этом, когда мне было 8 лет. Я имею в виду, я много чего хотел. Например, чтобы «Вашингтон Редскинс» снова стали чемпионами и все такое, но единственное, что я знал точно, это то, что хочу быть отцом. Я понял это, когда отец научил меня говорить «да, сэр» и «да, мэм» старшим. Знаешь, «я еще не наравне со взрослыми. Еще есть к чему стремиться».

Говорят ли твои дети «сэр» и «мэм»?

Да. Нам нравится это. Нам нравятся обращения «мистер» и «миссис», а также слова «пожалуйста» и «спасибо». Мы переняли эти южные стандарты.

Куда важнее то, что ты фанат Редскинс, выросший в Техасе. Что, черт возьми, это было?

Две причины. Первая: в четыре года я смотрел вестерны и всегда болел за индейцев. Вторая: моя любимая еда — гамбургеры, а в Редскинс есть полузащитник по имени Крис Ханбургер.

Это все, что потребовалось?

Когда тебе четыре года, этого достаточно. У меня сейчас кепка Редскинс в сумке лежит.

Что ты думаешь о призывах к команде поменять свое название?

Что волнует меня, так это то, как быстро это требование укоренилось в общественном сознании. У нас все было отлично с 1930 года, и вдруг внезапно: «Нет, мы должны изменить название». Я знаю много коренных американцев, у которых нет с этим проблем, но они также не собираются говорить: «Нет, мы реально не хотим новое название». Это, как мои чувства по отношению к контролю за оружием: «Я понял. У вас есть право иметь оружие, но давайте забудем об этом праве. Давайте забудем удовольствие от осознания собственной безопасности, потому что сейчас оружие может оказаться в неправильных руках».

Твои чувства болельщка будут травмированы, если старое лого исчезнет?

Это не причинит мне никакой боли. Просто... Я люблю эту эмблему. Но сейчас, когда на суд публики вынесли этот вопрос, ее действительно собираются поменять. Я желаю, чтобы этого не произошло, но это случится.

Итак, в твоей карьере перерыв. Что впервые заставило тебя почувствовать, что ты движешься в правильном направлении?

Я думаю, это было на «Киллере Джо». Я прочитал несколько строчек до тех пор, пока не нашел кусок Трейси Леттса (сценарист фильма), который меня сильно рассмешил. Потом меня позвал Стивен Содерберг и увлек разговорами о «Супер Майке».


 

Ты рассматривал эту роль как шанс сыграть миф?

Нет никакого «сыграть» миф. Оставьте миф Смитсоновскому институту (крупнейший комплекс музеев и образовательных учреждений). Отлейте его в бронзе. Если ты еще не знаешь, я участвовал в этом фильме ради шутки.

Было ли это в каком-то смысле похоронами персонажа?

Ни черта подобного! Я просто повышал ставки, говоря «да, поехали!». И заметь, что все эти персонажи были громоотводами. Даллас в «Супер Майке» — громоотвод, Марк Ханна в «Волке с Уолл Стрит» — громоотвод. Ты знаешь, все эти предсказатели, проповедники, циркачи, поэты. В них всегда есть нечто музыкальное. Это, как церковь, в которую мы ходили, когда были в Новом Орлеане. Солнечная баптистская церковь. Там совершенно другой ритм и манера говорить: «Я говорю тебе о творце волн! О первопричине бытия!». Это не те белые-воротнички проповедники, с которыми я вырос.

Ходит ли твоя семья в церковь каждое воскресенье?
 

Да. В Техасе. Я верю, что Иисус — сын Божий,
который умер за наши грехи,
но дальше начинаются расхождения,
и я не придерживаюсь какой-то определенной конфессии.

 

Ты сам пришел к вере, или вместе с семьей?

Как только у нас появились дети. Ты знаешь, что? Это было важной частью моего детства. Даже если это просто ритуал, которому ты уделяешь в воскресенье час или полчаса, чтобы помолиться и подумать о других, но ты делаешь это даже, если устал или плохо себя чувствуешь. Я заметил, что мне этого очень не хватает, и я в этом нуждаюсь. Во время молитвы я могу оглянуться назад и осмыслить, что со мной произошло на этой неделе, заглянуть в будущее. Я могу поблагодарить Бога, после чего подумать, как мне работать еще лучше.

Когда ты разговариваешь с Богом ты представляешь его как...

Первопричина! Творец волн!

Но это же предположение, что Бог есть? Разве кто-то слышит твои слова?

Да. И этот кто-то может помочь мне ответить на мои вопросы. Кто-то, чья рука причастна ко всему этому чуду, которое мы называем жизнью, и я верю, что это именно чудо. Но, заметь, в то же время я верю в эволюцию.

Ты веришь в воскресение Иисуса Христа?

[Длинная пауза] Это чудесная история, разве нет?

Где ты первый раз услышал музыку, о который говорил ранее? Как она на тебя повлияла?

Мой брат Пат приобщил меня к музыке. Именно с него я брал пример, когда играл Вудерсона в «Dazed and Confused», конечно, не совсем с него, а с романтического образа, на который он меня вдохновил.

 

Когда мне было 11, ему было 17,
два метра ростом, круче, чем Джеймс Дин,
он водил ’81 Z28, самую быструю тачку в мире,
со звуковой системой мощнее
Стены Звука Фила Спектора.

 

 

Кем был твой другой брат, старший?

А, Петух. Его зовут Майк МакКонахи, но люди называют его Петухом (Rooster). Он уже не жил с нами, когда я подрастал. Он один из самых великих торгашей и по-прежнему хорош в бизнесе. Он — гений.

Что он продает?

Трубы для бурления нефти. Он... Как бы это объяснить? Когда ему было чуть за двадцать, он уже был крупным продавцом, ездил в Лас-Вегас двадцать четыре раза в год, и казино «Аладдин» предложило ему зарплату в $85.000 в год плюс проживание, питание и деньги для игры. Все, что ему надо было делать — это жить там и играть, а платили ему за то, что он невероятно притягивал к себе людей.
 

C мамой и братом
 


 

Получается, ты не самый харизматичный из всех МакКонахи?

Неа. Представь, он никогда не рассказывает анекдотов, никогда не повторяет одну и ту же историю. Все прямо на ходу, из свежего жизненного опыта, совершенно новое. Каждый раз так.

А что насчет твоего отца?

Папа был самый крутой засранец среди нас всех. Они с Петухом были лучшими друзьями.

Он внезапно умер?
 

Мой отец умер от сердечного приступа,
занимаясь любовью с моей матерью. 

 

Семья решила, что это лучший способ уйти из жизни?

Ага. Именно так отец и собирался уйти. Он предсказал это еще за двадцать лет до своей смерти.

Должно быть, каждый раз пугал его.

Или был захватывающим.

Отличное замечание. После того, как у вас с Камиллой появились дети, почему ты решил жениться?

Я дошел до момента, когда увидел в этом нечто больше, чем просто поступок. Я действительно этого хотел. Ты знаешь, я не хотел, чтобы это было конечной точкой, радость здесь в том, что мы находимся в совместном путешествии. Я проводил с ней много времени, мы разговаривали по душам, мы читали много книг на тему брака и отношений, общались с теми, кто разведен и с теми, кто счастлив в браке. Мы обсудили все с нашим пастором. В конце мы просто решили — давай поженимся, ты, я и Бог. И это было вовсе не конечной целью, а началом большого совместного приключения. Как только это до меня дошло, я перестал предаваться сомнениям.
 

Она — это мое определение свободы,
и я хотел,
чтобы она была настолько близко,
насколько это вообще возможно.
 


 

Звучит здорово.

И выглядит также. Конечно, отчасти она сама надела мне на палец это кольцо: «Давай, уже, Мистер Полегче-мы-сделаем-это-когда-мы-это-сделаем. Либо какай, либо проваливай с горшка».

Тебе удалось сохранить это ощущение полной жизни в семье?

Лучше, чем я когда-либо себе представлял. Чем лучше у меня дела дома, тем сильнее я чувствую, что могу летать.

«Киллер Джо», «Супер Майк», а после — «Даласский Клуб Покупателей». Был ли ты самонадеянно уверен, что готов к этой роли, или все же возникали некоторые сомнения относительно того, можешь ли ты справиться с такой серьезной работой? Думал ли ты, что у тебя не получится?

Нет. Совершенно. Даже намека не было. Ни днем, ни ночью. Нет и еще раз нет.

Есть очень циничная точка зрения на актеров, которые теряют вес перед ролью. Таким образом, они пытаются сделать вид, что действительно достойны своего персонажа.
 

Ты должен понять, для актера это не притворство.
Это не какой-то умный трюк.
Это было необходимо для роли. очевидное решение:
«Если я не выгляжу, как умирающий,
то ты не поверишь, что у меня ВИЧ» и точка.

 


 

Думаешь, у тебя получилось?

Я смотрел фильм и помню, как подумал про себя: «Ничего себе. Ты похож на рептилию». А под конец сцены задался вопросом: «Кто же этот парень Рон Вудруф?» И я чувствовал, что в этот момент я был вместе с Роном. Такое не всегда случается.

Это был первый раз, когда ты позволил себе выглядеть на экране ужасно. Помогло ли это тебе хоть немного избавиться от тщеславия?

Я не знаю. Я тщеславен. Я думаю, это хорошо. Тщеславие принесло мне больше хорошего, чем плохого. В данном случае я был бы расстроен, если бы не достиг нужного результата. Это было мое профессиональное тщеславие, а не нытье по потерянным мышцам.

Мне всегда было сложно сопоставлять твой непринужденный образ со всей той работой, которую тебе приходится делать для поддержания тела в форме.

Да ну, ты что, у меня хорошие гены. Мой отец был спортсменом. Мне очень с этим повезло. Я могу забить на все эти спортивные правила и диеты и выглядеть так, будто регулярно хожу в зал. Я не занимался с весами уже три года. Плюс 10 фунтов, минус 10 фунтов — я могу набрать или сбросить в течение недели. [Спустя пять минут после разговора МакКонахи бросает восточный ковер на пол гостиничного номера, где мы находимся, и начинает рассеянно делать отжимания. «Просто, чтобы проснуться», — комментирует он.]

Твоему герою в True Detective идет худоба. Ты хоть понял все, что Раст Коул говорил в сериале?

Ага.

Реально?

Ну, я многое понял. В то время я провел огромное количество часов, если не дней в написании писем Нику Пиццолатто с вопросами: «Что ты имеешь в виду? Что это значит? Почему он говорит это именно сейчас». В конце концов, я смог воссоздать персонажа самостоятельно. Я видел много детективных сценариев после этого, но ни один из них не сравнится с крутостью Раста Коула.


 

Ты собирался играть в «Море деревьев» Гаса Ван Сента — про знаменитый «лес самоубийц» в Японии, и кто-то из твоих коллег сказал, что ты был слишком депрессивным и неразговорчивым во время съемок.

Депрессивным? Кто это сказал?

То есть, ты не был в депрессии?

Нет! Есть моменты, когда я собой недоволен, но чтобы быть в депрессии...

Что ты можешь рассказать об этих моментах?

Я становлюсь ленивым, мой мозг недостаточно возбужден, у меня нет настроения искать то, чем можно вдохновиться.

Что ты делаешь в это время?

Ну, если я могу спать, я сплю. Я считаю, что сон может творить чудеса. Но обычно я уединяюсь и отправляюсь прогуляться. Просто, чтобы дойти до точки, где я пойму, что застрял в себе. Затем мне нужно подобраться к центру проблемы и понять, что конкретно за хрень меня постоянно беспокоит.


есть пять вещей, которые поддерживают тебя на плаву:
отцовство, брак, здоровье, карьера, дружба.
Ты должен постоянно поддерживать все эти пять начинаний,
культивировать их и регулярно поливать.

 

И как поживают твои «пять вещей»?

Я рад отметить, что чувствую себя в большом плюсе. Единственное, в чем я сильно задолжал — это дружба. Карьера, брак, отцовство — с этим все хорошо.

Наверное, самым твоим известным другом был Ланс Армстронг (знаменитый велогонщик). Вы поддерживаете связь?

Да, не так активно, конечно. Мы переписываемся по электронной почте периодически.

Как у него дела?

У него, кажется, все хорошо. Я не знаю никого, кто может столь быстро трезво оценить ситуацию и разобраться с ней. Он смог по-настоящему справиться со своими проблемами и сейчас уже на пути к выздоровлению.

Многие актеры зависают с другими актерами. На чем основаны ваши отношения с Лансом?

Мне нравятся люди, которые хороши в своем деле. В то время мы были двумя одиночками, у нас хорошо шли дела, мы приехали из разных мест. Мы ели на завтрак стейки и философствовали: разговаривали о жизни, о том, что значит быть мужчиной, отцом, о наших обязанностях. Вы пытаетесь получить мудрость от друг друга. Вот чем обычно я занимаюсь с моими друзьями-мужчинами. Мы встречаемся и говорим о жизни.

Считаешь ли ты, что он должен извиниться за то, что лгал тебе?

Вымещать на нем свои негативные эмоции со словами «ты не сказал мне правды!» будет высокомерно. Понимаешь, он друг, которого я знаю как хорошего человека. Если извинение и было, то я его услышал.

Тебя когда-нибудь называли Мэттом?
 

Никогда, никогда, никогда.
Некоторые люди делают это в интернете,
просто чтобы до*баться до меня.
Если кто-нибудь обратится ко мне со словами:
«Привет, Мэтт!» — я даже не повернусь к нему.
 

Есть ли какой-то фундаментальный опыт, который заставил тебя ненавидеть это имя?

Да, фундаментальный опыт пребывания на детской площадке в детском саду. Мой приятель Джон говорит мне: «Привет, Мэтт, хочешь поиграть в рукоход? Я соглашаюсь и начинаю висеть в воздухе, перебираясь с перекладины на перекладину... вдруг внезапно, бац, и я на земле. Я смотрю вверх и вижу маму. Она спрашивает: «Как тебя зовут? Мэттью. Никогда больше не откликайся на Мэтта». С тех самых пор, я всем говорю: «Называйте меня Мэттью, пожалуйста».

Вау. Я не ожидал такой сцены насилия. В чем была ее проблема?

У нее была причина, чтобы назвать меня Мэттью.

Вчера вечером кое-кто сказал за ужином: «У МакКонахи дела идут слишком хорошо, вероятно, он в шаге о того, чтобы наступить в дерьмо».

Это очень смешно... «Наступить в дерьмо». Мне вот нравится, когда другие люди достигают успеха, и я никогда не жду, что кто-то наступит в дерьмо.

Я скажу ему это.
 

Дай ему знать. Я наступаю в дерьмо каждый раз.
Я никогда не злюсь, когда это происходит.
Просто соскребаю дерьмо со своих ботинок.
Я уже прошел через столько дерьма
и буду продолжать в том же духе. И, кстати,
наступить в дерьмо — иногда к удаче.

 

Интервьювер: Бретт Мартин 
Ноябрь 2014

 


Метки

КиноИнтервьюСтатьиактеринтервьюкиномакконахи

17808

Рекомендации