Любовь и нейробиология: что происходит с нашим мозгом, когда мы влюбляемся, и лечение любви нейролептиками

Ученые — определенно, самые неромантичные люди на свете. Они препарируют все, до чего могут дотянуться, а в ответ на претензии только бубнят под нос что-то про социальную значимость и грубо выталкивают назойливых романтиков за дверь.

Если вы искренне верите в таинство любви — лучше закройте глаза и представьте толстых амурчиков с красивыми крылышками. Или вомбатов. Есть вероятность, что вы не перенесете то нагромождение научных терминов, которым ученые беспардонно заменили тонкую материю человеческих отношений. 

Для тех же, кто предпочитает рациональный подход к чувствам или просто устал от любовной бессонницы, мы разобрались, как работает мозг во время влюбленности. Осторожно — биология!

 

Нейробиология для начинающих
 


 

Мозг — сложная штука. Даже сами нейробиологи порой сидят и озабоченно чешут в головах от невозможности объяснить происходящие внутри ваших мозгов явления. Однако большую часть тамошних процессов наука все же смогла понять, изучить и описать — в том числе и любовь.

Человеческое поведение основано на гормональном балансе организма. Гормоны вырабатываются в различных органах в ответ на соответствующую мозговую активность. Так, если мы видим нечто, по мнению мозга, опасное, он подает сигнал на выработку адреналина, который, в свою очередь, воздействует на самые разные части тела — сужает сосуды брюшной полости, расширяет сосуды мозга и увеличивает кровяное давление. В результате мы реагируем на опасность быстро, собранно и на пределе своих возможностей.

Но адреналин нас в ходе нынешней дискуссии не интересует. Гораздо больше внимания в вопросе любви заслуживают два брата-близнеца — пептиды нейрогипофиза окситоцин и вазопрессин. Первый отвечает за уменьшение тревожности и уровня стресса, повышение доверия к людям, на его основе строится привязанность матери к ребенку. Окситоцин активно выбрасывается в кровь во время оргазма и, как ни странно, при родах — дабы эта мучительная процедура была не столь мучительной.

Его брат вазопрессин — гормон, активно влияющий на социальное поведение мужчины. Он отвечает за агрессию по отношению к другим самцам и заботу о благополучии семьи. Нейробиологи подозревают, что именно от уровня вазопрессина (а не тестостерона, как считалось раньше) зависит, ходит мужик по бабам или смирно сидит дома. 

Эти два гормона уже несколько десятилетий считаются химической основой любви. Вырос уровень окситоцина — человек счастлив и ведет себя как дебил, прощая потенциальному партнеру все недостатки. Поднялся вазопрессин — и влюбленные смотрят только друг на друга, даже не думая о ком-то еще. Окситоцин и вазопрессин прямо влияют на производство в мозгу гормона удовольствия — дофамина, причем окситоцин более значим для женщин, а вазопрессин для мужчин.

Кстати, конкретно за любовные страдания отвечает другой гормон — серотонин. При наступлении влюбленности его уровень в организме резко падает, что иногда приводит к симптомам настоящего психического расстройства. Не зря не так давно ВОЗ внесла любовь в список психических болезней.

 

Механизмы любви
 


 

Что же заставляет организм вырабатывать гормоны любви? Что это вообще за состояние такое — влюбленность?

Вместо того, чтобы отвечать на вопросы, мы поступим как влюбленная женщина-нейробиолог — расскажем немного о работе мозговых структур.

Дела обстоят следующим образом. Под действием вышеупомянутых дофамина, окситоцина и вазопрессина часть мозга замедляется, часть — наоборот, активизируется. Подтормаживаются в основном структуры, расположенные в левом полушарии и отвечающие за рациональность, критическое мышление, социальные нормативы и прочие штуки, мешающие уйти в любовь с головой. Активизируются — противоположные, те, что про активность, иррациональность и эмоции. Это прямо влияет на поведение человека и заставляет терять голову от любви.

Сама активизация происходит довольно хитро и связана с мотивацией. Следите за руками.

Мотивацией человека управляют структуры, которые называются reward system — система вознаграждения. Она отвечает за то, что нам хочется что-то делать и получать от этого кайф, а не лежать на диване, безынициативно поплевывая в потолок. В систему вознаграждения завязаны многие структуры мозга, и в зависимости от их активности мы на выходе страшно хотим того или иного — любви до гроба или власти над миром. Reward system постоянно пинает нас под зад, чтобы мы жаждали активно жить, а не бесполезным для эволюции образом валялись в канаве.

Эта система может работать с чем угодно — хоть с тягой к власти, хоть с карьерными амбициями, — но проще всего ей оказалось работать с любовью. Потому любовь для человека стала значить так много и переживаться так остро: получить заряд мотивации к жизни и эндорфинов в кровь, банально влюбившись, гораздо проще и эффективнее, нежели самореализоваться для этого в творчестве или захватить весь мир.

То есть влюбленность — это действие системы вознаграждения мозга, которую можно заменить любой другой привязанностью по вкусу. Сожалеем, но так устроен мир.

 

Почему мы влюбляемся?
 


 

Черт его знает. Нет, серьезно: ученые давно и жарко спорят по этому поводу, но ничего однозначного до сих пор никто не озвучил.

Некоторые считают, что все дело в запахах. Та самая история про чудо-феромоны — запахи, на генетическом уровне привлекательные для партнера. Существует теория, что людям нравится, как пахнут обладатели противоположного главного комплекса гистосовместимости (набора генов, принципиально важных для развития иммунитета), поскольку такой союз гарантирует здоровое потомство. Ряд экспериментов в разное время подтвердил это предположение, однако научное сообщество все еще сомневается.

В свою очередь, психологи уверены, что на выбор партнера влияет в первую очередь имидж-эго — некий собирательный образ из всех людей, встреченных в жизни и повлиявших на нее. Что-то вроде мозаики, с каждым кусочком которой связано то или иное переживание, положительное или отрицательное. Когда человек сильно похож на положительную часть нашей мозаики — мы в него влюбляемся, на отрицательную — избегаем.

Кроме того, существует стойкая теория о том, что люди выбирают друг друга по антропологическим признакам — строению лица и фигуре. В частности, некоторые ученые утверждают, что мы влюбляемся в определенную асимметрию лица и в тот тип фигуры, который на подсознательном уровне кажется нам самым перспективным с точки зрения будущего потомства.

Ну и, конечно, романтическая любовь невозможна без сексуальной составляющей, за которую отвечает тестостерон. Если вы не хотите своего партнера — никакая влюбленность никогда не сработает. Зато если хотите...

 

Таблетка для любви
 


 

Химическую основу для приворотного зелья пытаются создать давным-давно. Всерьез — последние лет сорок. Перспектива, конечно, крайне заманчивая: захотел — влюбил в себя кого угодно, надоело — принял таблетку, и безболезненно отпустило. Мечта!

В реальности ученые не слишком продвинулись на пути внешнего управления любовной активностью мозга. Прямые попытки залить мозг окситоцином никакого «любовного» эффекта не дали — людей просто перло без всякой романтики, и желания быть с кем-то не возникало. Похожие вещи происходили и при прочих прямых воздействиях гормонами на человека: любовь не включалась, хоть ты тресни.

Связаны эти неудачи, видимо, с тем, что тяга к конкретному человеку возникает у людей на уровне психики, конкретнее — подсознания. И все любовные механизмы включаются уже в отношении конкретного лица, выбранного уровнем выше. Выходит, что заставить человека обратить на себя внимание — задача уже из области психотерапии, а не биохимии, и никакие таблетки тут не помогут.

Зато насчет отворотного зелья перспективы куда лучше. Ученые утверждают, что теоретически возможно лечить влюбленность нейролептиками, которые блокируют дофаминовые рецепторы. На практике, правда, конкретно такое применение подобных препаратов никто особо не изучал — но возможность вполне реальна. Другими словами, разлюбить-таки проще, чем полюбить кого-то против своей воли.

 

Что же делать?
 


 

Пожалуй, совет здесь один: расслабиться и получать удовольствие. Мозгу неинтересны наши призрачные планы на жизнь и наивные представления о прекрасном — он действует в интересах эволюции, и мнение хозяина благоразумно игнорирует. В противном случае человечество тут же заведет себя в тот тупик, куда так давно стремится.

На самом деле, не столь важно, что именно запускает этот тонкий механизм в наших мозгах — случайный секс от переизбытка тестостерона или внезапное влечение к грязному полотенцу, пахнущему чужим телом. Важнее то, что сделать мы с этим ничего не можем, поскольку технически почти вся любовь проходит мимо нашего сознания. 

В общем, не переживайте понапрасну — природа своего не упустит!
 

Алексей Максимук


Метки

ЧтениеСтатьикак влюбить в себялюбовьнейробиологияпочему мы влюбляемсяхимия

57488