Искусство шока

 

 

Тот, кто был ранее хоть немного знаком с творчеством Петра Павленского, вряд ли удивился его апогею на Красной площади. В июле прошлого года на арест Pussy Riot он отреагировал, выйдя с зашитым ртом на площадь перед Казанским собором с плакатом в руках. Информационное агентство Reuters включило фото Павленского во время акции «Шов» в топ самых значимых мировых событий 2012 года.

 

Дальше – больше. Однажды ассистенты вынесли Леди Гагу в коконе на красную дорожку Грэмми, тогда это показалось всем эпатажным. В мае этого года ассистенты нашего героя вынесли его на площадь перед Законодательным собранием Петербурга в гигантском коконе из колючей проволоки. Акция «Туша» была продолжением темы подавления гражданской активности россиян. Каждый раз художник абсолютно сознательно идет на совершение «мелкого хулиганства» — именно по этой статье обвинен сейчас Петр с указанием на «действия по мотивам возбуждения вражды в отношении какой-либо социальной группы».

А пока Павленский активно знакомится с уголовным кодексом Российской Федерации, «Модный Петербург» собирает свой собственный топ самых впечатляющих проявлений гражданской позиции посредством искусства.

 

10. Ханс Беллмер: «Куклы», 1902

Когда Гитлеру опротивело все изобразительное искусство, которое не воспевает совершенство рода человеческого и противоречит заповедям арийской культуры, он объявил его «дегенеративным» и выслал из Германии всех неугодных ему художников. В 1934 году Беллмер подпольно издал книгу «Куклы» с фотографиями сконструированных им «игрушек». Из-за пугающего сходства его куколок с человеческим телом мы открываем наш топ именно ими. Куклы складывались и раскладывались, принимали причудливые положения, их головы прорастали из ягодиц, плечи совпадали с коленями, руки занимали место ног.

Художник трактовал свое творение как призыв к взрослым избавляться от комплексов: куклу можно было расчленять на самые желанные части, составлять их,  как вздумается, и «любоваться» только ими. Впечатляющее изображение действительности  ХХ века, когда начинает исчезать необходимость общаться со всей женщиной и утверждается абсолютная власть мужчины над ней.

 

9. Йоко Оно: «Cut Piece», 1965

Леннон называл свою жену «самым известным неизвестным художником» и был прав.  Всерьез к ее творчеству стали относиться лишь после экспозиции под названием «Cut Piece», где она позволила каждому зрителю отрезать ножницами лоскут ее одежды. По словам музы великого битла, это позволило ей максимально сблизиться с аудиторией.

Десять лет назад она повторила свое выступление вновь, оказавшись перед публикой в атласном белье, и доказав, что изменилась с того времени разве что внешне и то, незначительно. Первый кусочек ее платья отрезал ее собственный сын — Шон Леннон.

 

8. Анатолий Осмоловский, акция на Красной площади, 18 апреля 1991

Спустя три дня после обнародования закона о нравственности, который запрещал отныне сквернословить в общественных местах, участники движения «Э.Т.И.» выложили своими телами неприличное слово в двух шагах (телах) от мавзолея. Активистам во главе с Анатолием Осмоловским удалось пролежать на брусчатке всего минуту, но принято считать, что именно этот прецедент положил начало Московской школе акционизма.

 

7. Олег Мавроматти, «Не верь глазам», 2000

Акции Мавроматти до сих пор вспоминают с содроганием: в 2000 году художник попросил своих ассистентов распять его на территории Института культурологи: они прибили его руки к доске гвоздями и вырезали бритвой на спине фразу «Я не сын Бога». Свой поступок он позиционировал как «настоящее страдание, на котором давно спекулирует искусство».

После акции был обвинен по статье за оскорбление чувств верующих. Но это не остановило, а наоборот, вдохновило Мавроматти: он устроил он-лайн голосование «Свой/Чужой», в ходе которого сидел на электрическом стуле, подсоединенном к компьютеру. Если бы количество голосов за его обвинение оказалось больше, компьютер дал бы сигнал пустить заряд, и художник был бы убит.

 

6. Марина Абрамович, «Ритм 0», 1974

В течение шести часов каждый зритель мог взять любой из семидесяти двух предметов на столе и причинить обнаженной художнице наслаждение или боль. В итоге люди стали хватать со стола ножницы, хлыст и даже пистолет с одним патроном.

 

Самая бесстрашная сербская художница вместе со своим возлюбленным Улаем провела еще несколько сумасшедших по энергетике  перформансов: в «Imponderabilia»  обнаженные герои заставили протискиваться каждому зрителю между своими телами в узком дверном проходе. Они дрались, ругались, рьяно колотили друг друга в «Отношениях в пространстве»; у него было 4 минуты, чтобы выстрелить в нее из лука в «Энергии покоя», а спустя 20 лет она встретилась с ним в рамках  "Присутствие художника" и ... расплакалась.

 

5. Герман Нитч: «Театр оргий и мистерий», 1971

С 15 лет Нитч живет с осознанием «великой миссии» в искусстве, уже в юности он зачитывался Фрейдом, Юнгом и Ницше. Нитч быстро понял, что не в состоянии выразить переполняющие его чувства посредством красок на холсте. Основоположник самого скандального явления 20го века — Венского акционизма, он  в своих вакханалиях радикально подошел к раскрытию темы религии. Первая вакханалия «Кровавый орган», где помимо алой краски использовалась кровь ягненка. В акциях-мистериях  Нитч освежевал животных и обмазал их кровью человеческие тела.

Подобный акт, по его мнению, наиболее глубоко и натуралистично раскрывает тему жертвенности, страдания, смерти и возрождения. Бесконечные обвинения в сатанизме и аморальности уже полвека только подогревают интерес к творчеству Нитча.

 

4. Крис Бёрден: «Выстрел», 1971

Бёрден настолько близко к сердцу принял право американцев носить оружие, что выразил несогласие буквальной демонстрацией этого самого права: он попросил своего ассистента выстрелить ему в левую руку с расстояния пяти шагов.

В своих представлениях он часто пренебрегал личной безопасностью. Спустя три года после «Выстрела» Берден был условно «распят» на крыше Фольксвагена лицом вверх: автомобиль вытолкали из гаража, и мотор работал две минуты перед тем, как машину вернули обратно в гараж. Жертвуя собой, он хотел донести до зрителей новую тенденцию зависимости людей от машин и техники.

 

3. Орлан, с 1990

Французская художница решила использовать в качестве холста … свое собственное лицо. В 1990 году она задумала масштабный проект, где с помощью пластической хирургии каждая его часть стала напоминать определенную черту лица эталонов женской красоты западного искусства всех времен:  лоб от Моны Лизы, нос знаменитой статуи Диа­ны неизвестного скульптора школы Фонтенбло, губы Европы Буше, подбородок Вене­ры Боттичелли, разрез глаз Психеи Жерома. Свою идею Орлан объясняет как протест против художников-мужчин, которые превращают отдельные части женского тела  в объекты обожания.

 

2. Отто Мюль, 1970-е

Шок, тошнота и отвращение – именно это предстоит почувствовать каждому, кто познакомится с произведениями еще одного фронтмена Венского акционизма: Отто Мюля.

В одной вакханалии под названием «Libi»  разбитое яйцо разбрызгивалось в рот Мюля из вагины женщины с менструацией. Сам художник утверждал, что только таким радикальным способом можно «вылечить» общество от похоти и извращений. Он считал, что воплощает самые сумасшедшие мысли, присущие всем нам. Силе характера этому скандалисту не занимать: на протяжении всех семи лет пребывания  в тюрьме он  отказался просить прощения и каяться, рисовал, писал картины и сочинял «Письма из тюрьмы». 

 

1.  Мао Сугияма, 2012

Зашитый рот, обмотанное колючей проволокой тело и апогей в виде перформанса на Красной площади уже не кажутся дикими или шокирующими после «ужина» из … собственных гениталий Мао Сугиямы. Японец решил привлечь внимание к проблемам сексуальных меньшинств,  транссексуалов и асексуалов и доказал тем самым, что нет пределов человеческому безумству.

Мао тщательно готовился к выступлению – накануне в Twitter он пригласил на трапезу всех желающих. Цена «блюда от шефа» должна была составлять 100 000 йен (около тысячи долларов) — в итоге с каждого из пяти пришедших гостей Сугияма взял по 250 долларов.

Сейчас Мао Сугияме грозит 2 года тюрьмы и штраф в 32000 долларов за «непристойное обнажение».

«Можно ли считать это искусством? Трудно сказать, мы же их на вкус не пробовали» — продолжает острить автор.

 

Анна Некрасова


Метки

Статьидля народаинтересноеискусствоисторияпоказтопфактышок

15296

Рекомендации