городок чекистов: в екатеринбурге экзистенциализма нет!

В прошедшую субботу с заснеженных окраин индустриального Екатеринбурга в по-весеннему заледенелый Питер нагрянул уральский постпанк в лице популярного ныне «Городка Чекистов». И, понятное дело, такой шанс мы упустить не могли. Так что, прямо перед концертом в Фиш Фабрик Нувель, бесстрашные девушки из группы «Регина Ольсен» встретились с чекистами лицом к лицу. И чекисты оказались совершенно обворожительны: милые задорные ребята вместо ожидаемо кёртисоподобных мрачных певцов урбанизма и отчуждения.

За полчаса мы узнали всю правду об Александре Горбачеве, новом альбоме и екатеринбургском экзистенциализме.

Ника: Как вам Питер, вообще? Вы тут первый раз?

Вокалист: Нет, седьмой.

Ника: Нравится, круто?

Вокалист: Да. Дома, правда, все обшарпанные. Почему?

Ника: Да ладно, у нас тут ремонт недавно сделали, красиво.

Вокалист: Мрачные дома, никто не улыбается.

Басист: Наступал в лужи, скользил, очень неприятно.

Ника: В Екатеринбурге чаще улыбаются?

Вокалист: Короче, у нас тоже не улыбаются, но у нас и город-то не такой.

Ника: Какой, не такой?

Гитарист: Моря нет.

Ася: Судя по текстам, для вас очень важна, скажем так, урбанистика.

Все смеются

Вокалист: Безусловно, важна.

Гитарист: Нет.

Ника: Ну, а откуда это — окраины, Манчестер 80-х…, Екатеринбург 10-х?

Все смеются

Вокалист: А кто, вообще, об этом говорит?

Ася: Да просто альбом послушали.

Гитарист: Это вам кто-то что-то не то сказал. Мы за границами не бывали.

Ася: Ну, «Джой Дивижн» слышали?

Вокалист: Ну, вот мы только вчера видели в «Кастл Рок» футболку «Джой Дивижн» и все.

Ника: Вас тут сравнивают то с «Трудом», то с «Кино», то с «Моторамой», это имеет под собой какую-то почву?

Вокалист: Для того, кто сравнивает, видимо, имеет.

Ника: М-да… Александр Горбачев.

Понимание в глазах. Общий смех.

Барабанщик: Как всегда, Александр Горбачев!

Ника: Кто же на вас повлиял то, если не «Моторама»?

Нестройный хор чекистов: Мистер Кредо повлиял!

Барабанщик: На самом деле мы продюсерский проект.

Ника: Группы «Труд»?

Барабанщик: Нет, Александра Горбачева.

Басист: Он просто высылает нам телеграмму с надписью «группа Труд», и мы работаем.

Ника: Ну, нравится вам группа «Труд» эта? «Моторама»?

Гитарист: ГТ.

Общий смех.

Барабанщик: Нравится, а чего нет.

Гитарист: Мне ничего не нравится. «Мистер Кредо» нам нравится. Он — вне всего вообще. «Крафтверк» с русской душой.

Ника: Все говорят, екатеринбургская сцена очень крутая. Крутая? Расскажите.

Вокалист: Нет.

Гитарист: Вообще нет.

Ника: Там же есть «4 Позиции Бруно», «Птицу Емъ», даже Феликс Бондарев, и тот у вас.

Барабанщик: Давайте вот, прям сразу, про Феликса Бондарева вырежем.

Ника: А есть у вас там всякие коалиции, группировки?

Барабанщик: Конечно. Война гетто постоянная в городе у нас.

Ника: Кто с кем воюет?

Барабанщик: запад с севером, север с югом, юг со всеми. Мы — южане, как бы.

Вокалист (отмахиваясь): Я — не южанин!

Все смеются.

Вокалист: Короче говоря, мы предпочитаем ни с кем не контактировать.

Гитарист: У нас сложившийся круг. Мы выпиваем…

Барабанщик: Кстати, по поводу войны наших районов. Вот Слава, он только недавно пришел в себя, а так ходил подбитый, с фингалами, с порезами.

Ася: Такая война, прямо не на жизнь, а на смерть?

Гитарист: Война, с цепями в руках. Третья волна уральского рока встретилась с земляками.

Барабанщик: Ну, вы же понимаете … это — гангста, конечно.

Ася: Это очень интересно.

Концертное исполнение композиции "ГЧ"

Вокалист: Ну, вам-то может и интересно. А у нас по улицам ходить страшно.

Барабанщик: Вот пишут, что в 90-е закончился весь этот передел. А нет, все эти войны продолжаются. Ничто не забыто, ничто не прощено, ничего не поделили.

Ника: Прочитала тут у Горбачева, может он врет, не знаю, что вы всю уральскую сцену обвиняете в том, что они играют рок из 90-х.

Гитарист: Ну да. А мы из 80-х.

Все смеются.

Вокалист: Зато нас никто не обвиняет.

Ника: Вы ж постпанк играете?

Гитарист: Кто?

Барабанщик: Что?

Вокалист: Нет!

Ася: Да все говорят.

Вокалист: Да кто, все?

Ася: Ну,… Александр Горбачев.

Все смеются.

Ника: Так вопрос вот в чем: насколько сейчас постпанк актуально играть? Волна ревайвла вся же прошла года два назад.

Вокалист: Ни насколько не актуально.

Гитарист: Ну, мы просто поняли, что постпанк очень просто играть.

Ника: Только из этих соображений?

Барабанщик: Разумеется, вот сейчас посмотрите на концерте, как мы играем, и сразу все поймете.

Ника: Не, ну на альбоме все нормально, все хорошо.

Барабанщик: Так, конечно, хорошо, даешь продюсеру штуку баксов, а он тебе— песню. Вы думаете, почему билет 300 рублей стоит? Нам же надо как-то откупать.

Ника: Расскажите тогда про альбом, где и с кем записывались, какой звук хотели? Все ли удалось?

Гитарист: Мы его записывали в свердловской консерватории.

Барабанщик: Да, это правда.

Гитарист: С замечательным человеком — Виталием Катковым.

Барабанщик: По протекции звукорежиссера Мистера Кредо, про которого мы уже говорили.

Вокалист: Короче, это было классное время, хотя и очень плохое.

Басист: Герой противоречив.

Ася: Это же у вас первый альбом, да?

Вокалист: Как это??

Гитарист: Второй!

Ника: Да, был еще «Свердловск».

Ася: Я отстала от темы.

Барабанщик: Это был отсталый альбом! Его никто всерьез не воспринимал.

Все смеются.

Ника: Вы там что-то танцевальное пытались играть.

Барабанщик: А что, не получилось?

Вокалист: У нас все танцуют на концертах!

Ника: Любят вас в городах и селах? Тепло принимают?

Барабанщик: Тепло! Бутылки летят со сцены! Я не оговорился, со сцены.

Все смеются

Ника: Девчонки преследуют, поклонницы?

Гитарист: Нет!

Барабанщик: Конечно! Вон, вся сумка забита трусиками!

Вокалист: Никто не преследует нас, мы, короче, садимся в поезд и едем дальше.

Ника: Так, а где вы были уже? У вас же тур по стране сейчас.

Вокалист: Нигде, первый город — Петербург.

Ника: А потом куда?

Вокалист: Потом, обратно в Екатеринбург. Такое мини-турне.

Все смеются

Гитарист: Как только денег заработаем, так обратно.

Концертное исполнение композиции "Восток".

Ника: И как, зарабатываете на концертах?

Все дружно шумят и кивают.

Вокалист (демонстрируя предметы гардероба): А как вы думаете, на какие деньги я купил вот эту вот кофту, вот эти вот штаны?

Ника: А где работаете в Екатеринбурге?

Вокалист: Я не хочу об этом говорить.

Гитарист: Он взял отпуск, чтобы поехать в это турне.

Ника: То есть музыкой на жизнь не заработать?

Барабанщик: Ну, как не заработать? Мы же тут сидим, пиво пьем. Тут довольно уютно, нам даже раскладушку предоставили.

Ника: Как дома развлекаетесь? В клубы-концерты ходите?

Вокалист: Мы развлекаемся, как большинство России. Любим культуру и искусство.

Гитарист: То есть, мы на выставки ходим. Обычно, на открытия — там наливают бесплатно. Ну, на концерты ходим, нас сейчас начали даже бесплатно в некоторые пускать.

Вокалист: Кого это?

Гитарист: Ну, вот нас, начали.

Вокалист: Ну, так это на плохой, наверное.

Ася: А если мы поедем в Екатеринбург, кого вы нам посоветуете? С кем можно выступить из андеграундной тусовки? Куда вписаться?

Вокалист: Мы не знаем никого из андеграундной тусовки. По-моему, у нас и андеграунда то нет.

Ника: Ну, посоветуйте! Может, мы в тур в Екатеринбург поедем, выступим с «Городком Чекистов».

Вокалист: Ну,… вообще-то да, неплохо.

Барабанщик: Ну да, можно, конечно. Давайте сразу контрактик поднакидаем, с Сашей Горбачевым его согласуем и тогда… Ну, просто у нас все финансы через него проходят.

Ника: Это понятно. Так, а Саша хоть платит вам какие-то проценты? Или себе все зажимает?

Гитарист: Нет, все себе. Ну, вы же сами понимаете. Там «Афиша», все такое…

Барабанщик: Мы в секонд-хэндах одеваемся.

Ася: В Екатеринбурге «Афишу» читают?

Вокалист: Нет.

Ника: А что читают в Екатеринбурге?

Вокалист: Журнал «Урал», «Наш садовод», газета «Свеча» еще вроде. Интернет. Ну, молодежь, сами знаете, все время за компьютером.

Ника: Кто к вам на концерты ходит? Девчонки, хипстеры?

Вокалист (смеется): Да никто!

Барабанщик: Только они и приходят. Девчонки-хипстеры.

Ника: А вот про экзистенциализм же мы еще хотели!

Ася: Да, после прослушивания альбома, сложилось  впечатление, что он вам не чужд.

Барабанщик: Просто Слава почерпнул в словаре Даля новое для себя слово и начал его повсюду пихать.

Вокалист: Ты словарь Даля хоть читал? Короче, у нас в Екатеринбурге экзистенциализма нет.

Ася: Окей. Ну, а каких-то больших успехов вы добились? Стадионного масштаба?

Барабанщик: Ну, давайте, запалим. Питер Хук. Слышали такую группу, может быть? Он же приезжает в Екатеринбург, и буквально час назад нас позвали, мол, может потусуете с ним, сыграете…

Ника: Надо же, в этом году и до Екатеринбурга добрался.

Басист: До этого были проблемы с железной дорогой. От Манчестера проложили прямой.

Концертное исполнение композиции "Сон".

Ника: Что за городок чекистов и почему там все «не так уж чисто»?

Барабанщик: Это такой комплекс зданий в нашем городе, место для всех очень знаковое.

Басист: Близ университета уральского.

Барабанщик: Он стратегически верно расположен. И сам по себе очень красивый.

Вокалист: Короче, там рядом университет и алкомаркет.

В течение некоторого времени  ребята долго спорят, в каком же соотношении находятся позиции, и пытаются с помощью подручных предметов (пиво, пачка сигарет, пепельница) показать нам всю прелесть стратегически верного  расположения городка чекистов.

Вокалист: А там теперь построили детскую площадку и все.

Барабанщик: Все, сейчас менты дубинками гоняют всех просто.

Ася: А вы учились в том самом уральском университете?

Вокалист: Да, мы учились.

Ника: А чему вы учились?

Нестройные возгласы: истории, общественным наукам, архитектуре.

Ника: Как-то пригодилось в жизни?

Вокалист: История очень пригодилась. Кругозор. Я могу большой объем информации воспринять. И написать отчет… В 1с-ке, опять же, работать…

Ника: В 1с-ке?

Барабанщик: У вас в 1с-ке не работают что ли? У нас все работают.

Ника: У нас в Питере, по-моему, вообще не работают. Часто концерты у вас?

Гитарист: Ну, мы всегда расслабленно давали концерты. Сейчас почаще — раз в месяц.

Ника: На точке хоть репетируете?

Вокалист: Конечно!

Гитарист: Пришлось. По сравнению с первым альбомом мы репетируем в разы чаще. Хотя бы раз в неделю. До этого вообще — раз в пару месяцев перед концертом соберешься, поиграешь. А теперь, да, репетируем, уже надоело все это играть.

Концертное исполнение композиции "Рыбак"

Ника: А питерские группы знаете, любите?

Гитарист: Ну,… уже нет «Текилыджаз» и «Химеры» нету.

Ника: Ну, хоть какие-то российские группы вам нравятся? Хоть кто-то!

Вокалист: Чикисс нам нравится. Мы с ней подружились. Хорошая.

Барабанщик: И симпатичная! И играют они нормально.

Ася: Как-то отслеживаете современную музыку? Что на Мазерленде постят?

Гитарист: Ой,… ну там же на английском языке большинство, и у них у всех с произношением как-то плохо. Рязанский акцент.

Барабанщик: Не по-нашему.

Вокалист: Прошлым летом мне очень нравилось «Творожное озеро».

Ника: Зато у вас есть очень крутая группа «Птицу Емъ».

Барабанщик: «Птицу Емъ» — это шикарно, и сами по себе они классные чуваки.

Ася: Почему вы к нам раньше не приезжали?

Барабанщик: Так не звал же никто.

Ника: Почему начали резко звать? Большой пиар? Вы заплатили денег?

Барабанщик: Ну, как мы… Александр Горбачев.

Вокалист: Мы записали классный альбом, ну и все. Все стали звать нас.

Ася: А я тут видела про вас заметку в «Русском Репортере»…

Вокалист (показывая на пальцах): Вот с такой малюсенькой фотографией?

Ася: А что вы хотите? Зато про «Обе Две» там аж три разворота было.

Вокалист: А вот почему? Вот вы, как журналисты, расскажите нам. Почему? На этом мы и закончим наше интервью.

Общий смех.

Ася: Нет, ну как же. Про музыку еще спросить надо. У вас же кто-то на трубе играет. Зачем труба в постпанке?

Гитарист: Когда мы записывали альбом, у нас был определенный набор инструментов. «Электроника», горн пионерский. Короче, когда группу решили сделать, взяли и приперли все инструменты, которые на точке валялись. Чего об них ходить запинаться, надо же как-то использовать. А у Славы получилось. Нам нравится звук славиной трубы.

Ника: Тогда, как всегда — пару слов о новом альбоме.

Вокалист: Он будет джазовый. Сейчас мы джаз играем, и поэтому он будет джазовый.

Ника: А какой? Фри-джаз?

Вокалист: Нет, это такой хард-боб с уклоном в кул-джаз.

Гитарист: Вот вернемся из тура и продолжим работать. Свинговать будем. У нас есть идеи, мы можем играть ночи напролет.

Ника: Что вдохновило на свинг?

Барабанщик: В личной жизни проблемы.

Гитарист: Иногда надоедает играть постпанк, и мы играем джаз.

Ника: То есть восемь песен альбома, и хватит?

Барабанщик: Так, а чего там? Поиграли, хитов насочиняли и закрыли тему!

 

Сердечно прощаемся, благодарим чекистов за радушный прием и веселое интервью. Выходим из гримерки. Ребята допивают свое пиво. Концерт начнется через 5 минут.

 

Встречались лицом к лицу с Чекистами —

Ася Азарх и Ника Соловьева

 

 

 

 

 


Метки

МузыкаИнтервьюСтатьигородок чекистовпостпанкфиш-фабрик

6060

Рекомендации