Итоговые размышления о сытом быте дремлющих немецких бюргеров

Страна, конечно же, квазиевропейская — за все дни пребывания я не увидел ни единого клочка неухоженной территории. Равно как и ни одного спешащего человека или человека нервничающего. На улицах люди появляются лишь к вечеру, и то только близ центральной площади и расположенных там пивных.

Пряничный городок
 

Сами немцы живут очень уединенно, нет той социальной активности, которая характерна для России. К тому же, в их бюргерской жизни нет места риску. Никакому. Никогда. С другой стороны, есть сотни тысяч вечных студентов, которым уже за тридцать, а они где-то учатся, где-то работают, а большую часть времени проводят в путешествиях и пьянках. Практически никто не интересуется политикой. Все всегда куплено в кредит. Озеленение прилежащей к дому территории регулируется муниципальным законом и строго обязательно. Почему так происходит? Попробую сформулировать ответ на основе двух бесед: с пожилой четой Хайшей и молодым рыбаком Крисом.

Многие в Германии часто рассуждают о пресловутом отсутствии второго шанса: единожды оступившись, ты уже никогда не достигнешь максимально возможных высот. И это, безусловно, лукавство. Экономическая и правовая модель государства такова, что здесь любой, даже клинический идиот, найдёт себе местечко по душе. Чтобы жить, здесь не нужно вертеться, не нужно принимать решений, не нужно рисковать: нужно просто лечь и открыть рот, и течение само вынесет тебя в маленький пряничный городок на берегу Рейна, а услужливые кёльнеры засунут в твой рот дымящийся вурст и зальют пенящимся пивом.

 

Средний и не средний классы
 

Средний уровень жизни здесь — дом с бассейном. И он доступен многим, нужно просто не переставая работать. Все другие люди, те, кто не зарабатывает больше 2500 евро на человека в месяц, средним классом не считаются. Но уровень жизни этого среднего класса принципиально не отличается от уровня тех, кто зарабатывает 800 евро или вовсе сидит на пособии.

Таким образом, имеют смысл две линии поведения: либо ты заморачиваешься и работаешь в поте лица лет с 20 и до 65, как Дитрих Хайш, и тогда получаешь некое уважение, славу, признание и большой дом в идиллическом месте (но всё равно считаешь каждую копейку), либо просто забиваешь и живёшь себе студентом — играешь в группе «Вчерашние носки», ловишь рыбку, выпиваешь за вечер 5-10 литров пива и живёшь в съёмной квартирке за 300-400 евро до конца дней. Орднунг, железный порядок, бюрократизация — всё это вещи печальные, но не жуткие. Они имеют место, но мало кто сходится с ними в неравной схватке. В основном население просто живёт, покупая в кредит новые вещи и вкладывая свою жизнь в благоустройство дома и прилежащей территории.

 

Экономическая ремарка
 

Бензин стоит 1,50-1,60. Средний счёт в пивной порядка 15-20 евро с носа, сотовая связь почти всегда продаётся комплексными тарифами (платишь 25-40 евро в месяц за некую номинально безлимитную связь плюс 1-2 гигабайта интернет трафика) и брать туристическую карту нецелесообразно, было потрачено около 600 рублей на звонки в Россию с Tele2 (четкая цена в 9,45 за минуту на все входящие и исходящие звонки). Звонили много, разговаривали свободно. Ещё в Германии нет одноразовых китайских штук. Абсолютно все вещи нормального качества. Костюм за 100 евро весьма приличен.

Одеться с ног до головы в casual можно евро за 150, и это будет хороший трикотаж. Отдельно стоит отметить IKEA, столь популярную в России: в Европе качество вещей несравненно выше, а цены ниже процентов на 30%. Стоит вспомнить магазины Aldi (те самые, принадлежащие братьям-миллиардерам Альди) — формат наподобие Ленты, только площадь гораздо меньше. Цены на качественные продукты субъективно ниже, чем в России. При этом ты никогда не купишь нечто совершенно несъедобное, как это часто бывает у нас.

 

Об иммигрантах и пути империи
 

Количество турков на улицах Германии поражает. Даже сам образ немца уже не так светловолос и светлоглаз: в любом баре, пивнухе, ресторане большинство людей темноволосы, и их немецкий по-азиатски каркающе резок. Особенно это заметно, когда попадаешь ненароком на детскую площадку: негры, арабы носятся друг за другом с самодельными копьями, в то время, как одинокий белый господин прячется в небольшой конуре и гавкает, призывая обратить внимание на него и его проблемы.

Такое впечатление, что Германия забыла о столь известном пути Империи — победить варваров, эксплуатировать варваров, дружить с варварами, платить варварам, быть разрушенной варварами. Сытая жизнь располагает к тому, чтобы просто подремать. В этой сладостной дрёме, наполненной направленными в будущее мечтами о предстоящем потреблении, нет места неудобным мыслям о судьбах родины и месте в этих судьбах иммигрантов.

Ты спрашиваешь у попивающего пиво на берегу Рейна немца, как отразилась миграция на количестве рабочих мест для местного населения? Он отвечает, что мол да, низкопрофессиональные рабочие оказались не у дел и весьма недовольны, но это мелочь — ведь большинство немцев имеют 1-2-3-5 высших образований, и куда уж этим туркам-сельджукам до заветных мест маклера или адвоката.

А как же их дети? — спрашиваешь ты. Кем будут работать сельджукские дети, которые вырастут гражданами Германии, закончат университет в Брауншвайге? Так это же будут НЕМЕЦКИЕ дети, НЕМЕЦКИЕ граждане! — отвечает немец Карл и сдувает пену со свежей кружки. Вот только статистика преступлений говорит об обратном, да и как разъяснить забывшемуся в пароксизмах индивидуализма бюргеру значения таких понятий как клан, диаспора, круговая порука. Как объяснить ему разницу менталитетов представителей разных стран, разницу настолько глубинную, настолько вековую, что вот эта аккуратная брусчаточка и тщательно выровненный кустарничек для неё лишь пыль, четвертинка дробины для слона, меньше, чем ничто.

Я пытаюсь разглядеть в немце нечто оттуда, из 37 года. Непримиримое пламя штурмовика. Ведь если пылал его отец, почему бы не воспылать и сыну? Но 30 лет благоденствия, отсутствия любых мыслей, кроме как об устройстве собственного быта, превратили арийскую кровь в вестфальский кисель, медленно и вяло смешивающийся с потоками качественного светлого пива.

 

Modny Faraway Trip 2014: 
СПб-Гибралтар-СПб

 


Метки

СтатьиГерманияЕвропаевросоюзлетомодный трип 2014путешествие

4584

Рекомендации