Как гены делают нас геями

Заявление о том, что мужчины-гомосексуалисты являются носителями «гена гомосексуальности» в 1990-х годах произвело эффект разорвавшейся бомбы. И вот новое исследование, проводившееся в поддержку этой находки в течение 20 лет, принесло свои плоды: был открыт еще один ген, предположительно отвечающий за формирование гомосексуальности.

Для специалистов эволюционной генетики, кстати, сама идея того, что гены определяют сексуальные предпочтения своих носителей, не является удивительной — такое постоянно происходит в мире животных, поэтому уверенно можно предположить, что существует множество генов, которые также влияют на сексуальную ориентацию человека.

Однако в нашем случае, стоит считать их не генами «гомосексуальности», а, скорее, генами, которые располагают к любви к мужчинам. Эти гены могут быть весьма широко распространены среди нас и являться предрасполагающим фактором, например, к более ранней и интенсивной половой жизни, а также к большему числу детей у женщин и гомосексуальности у мужчин.

Более того, было бы странно, если бы не существовало никаких аналогичных генов, располагающих к любви к женщинам, что выражалось бы в нетрадиционной ориентации у женщин, и к более раннему началу половой жизни и большему количеству детей у мужчин.

 

Доказательства существования «генагомосексуализма»
 

Мы можем наблюдать генетические вариации, создающие различия между людьми, изучая семьи, в которых они наблюдаются. Различия в наследуемых признаках отражают разнообразные вариации генов (аллели), которые влияют на формирование таких внешних признаков, как цвет волос или развитие болезней (таких, как серповидноклеточная анемия). На количественные признаки, например, вес, влияет несколько различных генов и внешние факторы.

Но определить отвечающие за гомосексуальность генетические вариации, используя данный метод, весьма трудно, во-первых, потому, что многие мужчины предпочитают не выражать открыто свою ориентацию. И трудно вдвойне, поскольку, согласно подобным исследованиям, гены являются только частью всего процесса. Гормоны, очередность рождения в семье и внешние факторы также играют свою роль.

В 1993 году американский генетик Дин Хэймер (Dean Hamer) нашел ряд семей с несколькими мужчинами-геями по женской линии, предположив, что все они разделяют общий ген на хромосоме X. На примере братьев-геев он показал небольшой участок на конце хромосомы Х, который был найден у них обоих, и предположил, что именно там и находится ген, который предрасполагает мужчин к гомосексуализму.

Заявление Хэймера было крайне спорным. На каждом углу его донимали расспросами и подозрениями люди, которые не хотели принимать всерьез тот факт, что гомосексуальность хотя бы частично может быть генетической предрасположенностью, а не личным выбором человека.

Но почему же обнаруженный ген вызвал такой переполох? Ведь мы знаем о вариациях этого гена у различных видов мух и млекопитающих: гомосексуальность является достаточно распространенным явлением среди животных: известны варианты развития гомосексуальности у мышей и мух, вызванные генными мутациями.

В этом году масштабное исследование братьев-геев с использованием многих генетических маркеров, доступных сейчас благодаря проекту «Геном человека» (Human Genome Project), подтвердило первоначально обнаруженный «ген гомосексуальности» в хромосоме 8, вызвав новую волну интереса к этому вопросу.

Впрочем, похожие исследования привели к спорным результатам, а более поздние нашли связь между генами трех других хромосом.

Да и мужчинам геям пришлось нелегко: с одной стороны, находка наконец-то могла стать весомым доказательством часто повторяющийся фразы «я был рожден таким», но, с другой — это также открывало новые возможности для дискриминации.

 

«Ген гомосексуальности» заставляет любить мужчин?
 

Впрочем, загадка вовсе не в том, существует такой ген или нет, а в том, почему он так распространен (по оценкам ученых — от 5 до 15% людей являются его носителями) и почему, ввиду того факта, что статистически геи имеют меньше детей, этот ген не исчез в ходе эволюции?

Существует несколько теорий, которые объясняют частоту возникновения гомосексуальности. Лет 10 назад, например, было бы удивительно, если бы эти вариации генов привели к какому-либо иному результату, помимо исчезновения этой аллели: весьма распространенный сценарий развития событий, который также известен как сбалансированный полиморфизм, когда аллель является преимуществом в одной ситуации и уязвимостью — в другой. Классический пример сбалансированного полиморфизма — это заболевание крови, которое ведет к болезни и летальному исходу, если в организме две аллели, и к иммунитету к малярии, если в организме одна аллель, что и делает этот вариант более распространенным в регионах с малярией. Значит, сейчас настало время, когда ген «гомосексуальности» уже не может являться полностью отрицательным фактором выживания. Это раз.

Также есть отдельная категория «сексуально антагонистичных генов», которые повышают генетическую жизнеспособность одного пола и, наоборот, понижают ее у другого. Много подобных примеров можно встретить у животных, и, вероятно, аллель гомосексуальности — всего лишь один из них. Поскольку, предположительно, аллели «мужелюбия» в женщинах склоняют их к раннему началу половой жизни и большему количеству детей в будущем, то, к примеру, если у их сестер, матерей и теть будет больше детей, которые тоже будут обладать этим геном, то все это сможет компенсировать меньшее количество потомков от мужчин-геев. Это два.

И это действительно так, что итальянские ученые и показали на примере семей, где есть мужчины-геи: женщины в таких семьях имеют в 1,3 раза больше детей, чем женщины-родственницы гетеросексуальных мужчин. И это невероятное преимущество (с точки зрения эволюции), которое аллель «мужелюбия» приносит женщинам. И даже немного удивительно, что эта работа тоже не слишком известна, и все ее доказательства не берутся в расчет при различного рода обсуждениях «нормальности» гомосексуализма.

 

Аллели «гомосексуальности» — обычное дело?
 

Мы не знаем, были ли найдены аллели гомосексуальности в одном или нескольких генах во время этих генетических исследований. Весьма интересен и тот факт, что первоначально Хэймер определил ген гомосексуальности на хромосоме Х, так как в этой хромосоме больше всего генов, способных повлиять на репродукцию. Но, скорее всего, нам стоит также ожидать, что подобные гены, которые могут влиять на любовь к мужчинам (или женщинам), могут быть во всем геноме.

И если аллели, предопределяющие любовь к мужчинам, есть в десятках и сотнях различных генов, то каждый из нас наследует абсолютно уникальные вариации, которые будут под влиянием внешней среды производить на свет абсолютно разные генотипы, в которых индивидуальные гены определить станет очень трудно.

Это будет очень похоже на рост, например, для определения которого нужно брать в расчет вариации тысяч генов, факторы внешней среды и так называемое «непрерывное распределение», хотя, казалось бы, крайних точек всего две — человек с очень высоким и с очень низким ростом. Точно так же на каждой стороне непрерывного распределения наших сексуальных предпочтений, мы можем ожидать «очень любящих мужчин» и «очень любящих женщин» среди представителей обоих полов. А геи и лесбиянки могут быть просто двумя крайними точками.

 

Источник: washingtonpost.com

Перевод: Яна Калинина


Метки

ЧтениеСтатьибританские ученыегеигенетикаисследованиянаукаориентацияперевод

18480