Железные занавесы и черные списки: что нам еще запретят

«Я сам в последнее время стараюсь не смотреть телевизор, поскольку встречаю там не только много пошлости и бездарности, но и демонстрацию нелюбви к своей стране, что для меня необъяснимо.»

М. Маркелов относительно просьбы заблокировать канал Euronews

28 июля подписан закон о «черном списке» сайтов, 2 июля — «антипиратский» закон, 5 мая — закон о блогерах. По всей сети ходят тревожные вести об отключении России от Всемирной паутины (говорят, кончено, не отключат; «сам» сказал; but who knows, в этой стране все может быть).

Кто мог, написал о технических трудностях и нюансах, кто не мог, громко кричал про КНДР и Китай. После «антипиратского закона» Китай уже вспоминали в многочисленных обзорах, посвященных зарубежному опыту борьбы с пиратством. В основном напирали на то, что лишают доступа именно к идеологически нежелательным материалам. И это-то на фоне закона о цензуре в интернете. Помните, как быстро мысли об интернет-полицаях вылились в «письма-счастья»: перевели статью из Фейсбук о новом публичном статусе компании, подогнали под реалии «ВКонтакте» и разослали друзьям, чтобы их личной жизни ничего не угрожало. О том, что термин «публичная компания» подразумевает свободную покупку акций, а не просмотр частной переписки сотрудниками ФСБ, вспомнили несколько позже, но кто может остановить птицу-перепост.
 

«Известно, кто является главным администратором
глобального интернета. И в связи с этой их непредсказуемостью
мы должны думать о том,
как обеспечить национальную безопасность»

Д. Песков

 


непредсказуемый главный администратор

 

Официальный ответ от пресс-секретаря Д. Пескова был бы обнадеживающим, — нет, не думали, не собирались, — если бы не туманные намеки на «непредсказуемость партнеров из США и Европы». В центре поднятой бури негодования (или ликования) должна быть именно эта формулировка, которой будет так удобно прикрыть вещи пострашнее отключения от сети. Конечно, совершенно очевидно, никто не собирается этого делать, но мало ли, что случится, на то она и «непредсказуемость».

 

«Закон вступает в силу с 1 сентября 2016 года.
В чем паника?
Или кто-то хочет сэкономить
на защите данных российских граждан?!»

В. Деньгин

 

А пока все гадали отключат или нет, закон о запрете хранения личных данных на зарубежных серверах был подписан и, согласно заявлению депутата Вадима Деньгина, вступит в силу с 2016 г. Главные опасения: нам запретят бронировать отели и покупать что-то в интернете, вернее, даже не запретят, а просто отпугнут большую часть западных интернет-компаний, которые не захотят возиться с переносом серверов. В общем, движение навстречу КНДР, через вышеупомянутый Китай. Тихий и настойчивый голос разума (в лице Дмитрия Хомака, сооснователя Lurkmore.ru и Руслана Фазлыева, основателя Ecwid) напоминает о схожем законе в ЕС, протоколе US-EU Safe Harbor и «белых списках». Угроза санкций чаще является более эффективной, чем сами санкции. Будете с нами дружить, не будет вам никаких проблем, получайте данные, обрабатывайте, храните за пределами РФ, для друзей не жалко. А все остальные должны помнить, что страна готова к «непредсказуемости».

 

«Я рассматриваю это как
главную задачу государства по защите нравственности
и нравственного здоровья граждан»

С. Говорухин

 

Все началось со штрафов за мат в СМИ. 5 мая мат запрещен в книгах, спектаклях и фильмах. Режиссер Станислав Говорухин выступил главным экспертом, чтобы никто не подумал, что это депутатская чернь покусилась на искусство. Просто сердце не выдержало бескультурья и «омерзительного» мата.


морально раздавленный Шнуров негодует
 

Вместе с обязательной маркировкой недетского материала и угрозами закрыть телеканал 2х2 это должно было помочь в воспитании нового поколения. На деле же, мату протянули руку помощи и буквально вытащили его, полумертвого, из-под груды англицизмов и интернет-лексики. Как сказал писатель Виктор Ерофеев: «Запреты на мат — это поощрение использования матерных слов». Почти каждый посчитал своим долгом послать закон на три буквы, некоторые извлекали из пучин памяти и более заковыристые выражения. Мол, вот как я могу, вот какой он, великий и могучий. Когда запретили мат, в каждом проснулся лингвист и филолог, в ход пошел Есенин и «большой петровский загиб», люди, которые в последний раз говорили «заглавная буква» вместо «капс» в 2010, внезапно ринусь спасать родной язык.

 

«"Чтоб вас всех ветром сдуло", —
как бы намекает Оливия Дрюо из Франции
и направляет вентилятор в сторону зла.»

РБК Стиль

 

Можно сколько угодно шутить, что вместо законов наша Дума принимает наркотики, но массовая истерия порой шокирует сильнее первопричины. Все вроде бы уже отсмеялись по поводу запрета на ввоз китайской синтетики, но подполье жило и не сдавалось. Информационное агентство РБК подготовило подборку фотографий с известными моделями, позирующими в кружеве.
 

«Мы искренне надеемся,
что собранный нами из 12 разных фотосессий крик души,
тела и здравого смысла дойдет до российской думы
и сможет повернуть реки вспять».

 


такой тренд


Модели в нижнем белье, какой необычный прецедент, какая ярость протеста, достойная поддержка девушкам, выкладывающим полуголые фотографии в соц. сети под лозунгом «Не отберете, не заставите». В 10 классе на уроке обществознания, учительница рассказывала о способах протащить непопулярный закон или замаскировать серьезный промах. Правда, в ее примере, предлагали снести Мавзолей. Ощущение, что люди вокруг бегают с транспарантами «Руки прочь от Ильича» не проходит с 2011 года, с закона «Об исчислении времени».

 

«Развратные действия в отношении детей
совершаются с помощью iPhone.
Все преступления совершаются с помощью 4 айфона»

E. Мизулина о детской порнографии в интернете

 


18+


Что же на запретной очереди? Что-то модное и дорогое для молодежи (как самой вспыльчивой части населения): кеды, публичный вай-фай, айфоны, возможно контроль татуировок или стиля одежды. Что там еще обычно запрещают родители подросткам? По поводу чего еще из недр пубертатного периода рвется крик «Ты не имеешь права запрещать это мне!». Хотя, судя по обсуждению запрета на ясновидящих, магов и прочих субъектов, влияющих на «духовный мир» населения, следующая волна возмущения будет от фанатов «Битвы экстрасенсов».

 

«Гомодриллы разбушевались что-то.
Осиновый кол чуют.» 

В. Милонов
 

Как только перестанет работать сам фактор запрета, особое внимание будет уделено формулировкам. Тщательно следящие за постами В. Милонова «ВКонтакте», могли заметить, что отсутствие новых гениальных идей с лихвой заменяется пафосной перепевкой старых. Были содомиты, стали «homosodomius», проводящие «ритуальные осквернения» и «шабаши». Определнно нужен талант, чтобы так искусно подбирать выражения. Побольше церковной лексики, устаревших слов и просторечий, ни дать, ни взять погорелец выбежал в круг и требует справедливого суда.

 

«Потерять кусочек рокфора не так страшно.
Гораздо важнее сохранить лицо».

Игорь Миронов, экс-мэр Обнинска

 

31 августа 1914 года в ходе борьбы против «немецкого засилья» Санкт-Петербург был переименован в Петроград. А на другом конце мира, в Америке популярные блюда «sauerkraut» и «frankfurtes» (квашенная капуста и баварские колбаски) заменили на «libertycabbage» и «libertysausage». Если говорить о ситуации с «ура-патриотичной» едой сегодня, то нельзя не вспомнить украинскую рекламу, в которой каждый купленный продукт российского производства приравнивается к патрону в обойме русского солдата. Столь очевидная пропаганда (особенно финал, где полностью заряженный автомат наставляется на любителя русской еды) кажется наивной и старомодной, как и «капуста свободы». Однако есть все основания полагать, что мы еще увидим нечто подобное и у нас.


украинский серебряный хлеб


Во-первых, «небывалый подъем патриотизма». Сюда входят и футболки в стиле «Один в поле воин, если он по-русски спокоен», и ненавязчивое напоминание о победах России после объявления остановок в автобусах. Не говоря уже о том, что порой это выглядит, как мальчишеские турниры с линейкой в туалете, с последующим размахиванием «победителем» перед лицом удивленной публики.

Во-вторых, запрет на ввоз определенных товаров будет испытанием для отечественного рынка. Европейская мода на местную еду теперь не хипстерское увлечение, а единственно верная национальная стратегия. В выигрыше окажутся те фермеры, которые сейчас найдут способ заменить иностранных поставщиков. Например, Матильда Шнурова, владелица ресторана «Кококо», в красках расписывала сыр от поставщиков из Всеволожского района: «Они привезли бактерии из Франции, вырастили коров в элитарных условиях, козы у них чуть ли не классическую музыку слушают». Конечно, за такие элитные условия придется заплатить, но разве жалко за свое, родное, экологически и идеологически чистое.

 

«Говорили вам,
что никаким пармезаном эту нашу
наследственную нелюбовь
оправдываться и сдаваться
не перешибить?»

М. Симоньяк, главный редактор журнала RussiaToday
 


понятная картинка


В-третьих, бытует мнение (и, да, это снова про хамон), что из-за границы нам привозят только элитные товары, дорогие фрукты, алкоголь, а простая, дешевая еда вся наша, ну максимум белорусская или украинская. В бравурных выкриках «Без лосося проживем!» весьма ощутимо злорадство всех тех, кому вышеупомянутый лосось не достался ранее. Как заметил В. Шендерович:

«Если хорошенько приналечь
в избранном направлении,
скоро мы в очередной раз начнем демонстрировать миру
свою способность прожить без очень многого.»

 

Вместо вывода
 

Удивительно, что среди сонма статей, посвященных санкциям, так мало пишут про Болонскую систему. С 2011 все российские высшие учебные заведения начали переход на новую систему. Суть, которой, кстати, заключалась в равных правах на трудоустройство (или продолжение научной деятельности) с теми, с кем мы сейчас не разговариваем. Возможно, когда уляжется пыль, все осознают, что эта система начинает все больше противоречить российской «официальной линии». А значит после такого долгого и утомительного «ремонта», хозяин квартиры скажет: «Переделываем!». Все начнется заново, и наша система образования снова окажется в военно-полевых условиях.
 

Варвара Сухожук


Метки

ГородСтатьидепутатызапретыроссия

11240