Феликс Бондарев: «Джон Маус... Я сделал все чистенько, а он как всегда все залоуфаил»

 

 

Феликс Бондарев — это K1llRGVP, Red Samara Automobile Club, Сансара, Amazing Electronic Talking Cave, Двигайтесь, суки, Stones & Holes, Техника неисправнаАНЕМОНА, LSLNLSN, более 30 релизов, непрекращающаяся деятельность во всех музыкальных направлениях и неуемная энергия в чистом виде.

Две недели назад я прислала Феликсу ворд с вопросами. Он ответил.

  Что в данный момент происходит с твоими многочисленными проектами (Red Samara, Двигайтесь, суки, K1llRGVP, Amazing Electronic Talking Cave и проч.)? В каком состоянии они находятся: развиваются, успешно функционируют, умирают, возрождаются? ВК ты писал, например, что возвращаешься к группе Двигайтесь, суки. И что это за новый проект LSLNLSN с Аней Картузовой, чего нам от него ждать?

— RSAC закончен. Прошел период активного сношения с действительностью 18-23 лет. Это не будет музыка для старшего поколения. Концерты будут, но тут только из-за какой-то взаимной выгоды исключительно. Двигайтесь Суки — панк развлечение с гитарами. Захочу, делаю, захочу, нет. AETC закрыт альбомом Radio Psylence, и был издан в Канаде на виниле. K1llRGVP будет со мной долго и тут главное — попадать в тренды. Стильно и модно. Чистая музыка. LSLNLSN — это то, что я хочу делать на данный момент. Я очень люблю женский вокал, с Аней мне приятно и хорошо работать. Запишем еще, для продолжения дела, несколько песен. Единственное, о чем жалею, — не удалось должным образом развить Stones & Holes — парни уехали в Лондон жить.

Как ты попал в Сансару? Странно видеть тебя гитаристом этой группы, в музыкальном плане чего-то общего между вами не прослеживается. Что значит для тебя это сотрудничество и для чего ты вообще это делаешь?

— Я познакомился с Сансарой в Таллинне год назад в августе. Потом случайно остался в Екатеринбурге. Принял участие в записи прошлого их одноименного альбома. Потом стал играть на лайвах на басу. А потом и вовсе переделал группу, вернул обратно гитары. И мы вдвоем с Сашей Гагариным записали пластинку ИГЛА, которую уже многие считают альбомом года в русском роке. Я записал всю музыку, он — текст. Вот и ответ, почему я в Сансаре. Нам хорошо.

Я знаю, ты писал джинглы для рекламы. Что это — попытка реализоваться на ином поприще, возможность дохода или, опять же — все ради фана?

— Моей музыки англоязычной порядком в рекламах зарубежных. Хороший источник для заработка. Плюс хороший канадский менеджмент в этом мне помогает. Делал и для России, по просьбе друзей из РА ВОСХОД. Крутые парни они.

Музыкой можно заработать сейчас, или у тебя другие источники дохода? Насколько коммерческий успех важен для тебя и важен ли вообще? Пишешь ли что-то исключительно ради денег?

— У меня никогда не было других источников дохода. Я никогда нигде не работал. Даже когда хотел, то меня никуда не брали, ибо собеседования я заваливал одно за другим. Поэтому тут уж всегда приходилось искать варианты. Где концерты, где свести трек кому-нибудь. Так и жил, и, в общем, все устраивало. Но потом все поменялось.

Ты успел поработать даже с Джоном Маусом (один из моих любимых, к слову) и The Brian Jonestown Massacre, а такие вещи не многим нашим музыкантам удаются. Расскажи о совместной работе: как это стало возможным, чем ты заинтересовал этих ребят, повлияло ли это как-то на твою дальнейшую деятельность?

— BJM — моя любимая группа. Хотел попасть на концерт. А получилось записать альбом Who Killed Sgt Pepper. Мы одной волны психопаты. Так все и складывается. Для меня важен этот момент. Я считаю, что Берлин 09 — мой настоящий музыкальный старт. Когда я начал все в 2008 году, в меня мало кто верил. Ха. Разве что, группа Барто. Которые до сих пор мои друзья. Джон Маус... Пересеклись в Швеции. Обменялись контактами. Сейчас 2 песни гуляют среди бисайдов. Я сделал все чистенько, а он как всегда все залоуфаил.

Есть ли планы, связанные с очередными интересными кооперациями?

— Никогда не планировать и жить здесь и сейчас. Основа, взятая за основу.

Ты плодовит почти как Борис Борисыч. Не идет ли количество в ущерб качеству? И в чем здесь дело: ты не перфекционист, быстро работаешь и не можешь иначе, или это такой музыкальный импрессионизм? Не боишься исписаться или перегореть такими темпами?

— У меня около 37 альбомов. Серьезная заявка на победу за 5 лет карьеры. Ха. И все это время да, главным был импрессионизм. Начать и закончить сразу. Но чем старше — тем все становится серьезней. Теперь я могу делать песню хотя бы в два захода, а не за один присест. Не боюсь я нихуя. Перегорают счастливые люди. Что до меня — я глубоко несчастен. Хахах.

Почему в твоих текстах столько насилия, секса и мата? Слушая твои песни, можно предположить, что жизнь Феликса Бондарева — это музыка и секс. Что за бесчисленные девушки, о которых ты пишешь?

— Rave. Sex. Alcohol. Crime. Вот истинная расшифровка RSAC. Девушкам привет.

Что думаешь о современной российской и, в частности, ленинградской сцене?

— Откровенно говоря — поебать. Только Арсений Морозов до сих пор для меня остается последним героем Ленинграда.

Насколько Россия, по твоему, отстает от мирового сообщества в плане последних музыкальных тенденций и современных трендов — близки ли мы хоть немного, скажем, тому, что сейчас в Америке происходит, или тут беспросветный каменный век?

— Я сменю себе в подарок на ДР фамилию. Феликс Штейнберг. Фамилия бабушкиного любовника-еврея в 60-х. Сравнивать не хочу и не собираюсь. Сравнивать — юношеский порок.

Слушаешь ли сейчас какие-то российские группы? Назови несколько имен и поясни, чем именно эти ребята тебе интересны.

— Нет, не слушаю. Возвращаюсь к корням. Буква О и Матросская Тишина.

В Ленинграде многие почему-то считают твоим основным «конкурентом», с которым якобы идет негласное соревнование, Арсения Морозова. Существует ли такая конкуренция на самом деле и в чем она выражается? Насколько я помню, проект Морозова Падла Бир Аутфит был тебе интересен, что думаешь о теперешней его деятельности, обо всей этой Соник Смерти?

— Еще раз повторюсь — он лучшее дитя проспекта Просвещения. Мне симпатична каждая его запись. И Sonic Death — тем более. Не считаю, что завершив PBO, он ушел от себя. Он вернулся к себе. Я помню его группу The Dvoes в 2007 году. Практически Sonic Death. «Я лечу как Гагарин над морем, но тебе на меня все равно». Хотя записал бы я его почище.

Ты недавно был в Америке. Какие впечатления остались от пребывания там? С чем связаны твои многообразные географические перемещения? Где комфортнее всего жить и работать? Были ли мысли об эмиграции из страны?

— У меня вид на жительство в Эстонии, я могу быть там, где хочу. Но я люблю русский язык и случайности. Именно поэтому я в России. И не, я не был в Америке. Я просто там зачекинился на foursquare.

Немного про политику. Брейвик и Пусси — свободу или пусть сидят? Сочувствуешь ли оппозиции? Или тебе в принципе на все это плевать?

— Я активно увлечен политикой современности и прошлого. Но комментарии давать не хочу. Единственное, что — everything in its right place.

И, само собой, как говорится, «пару слов о новом альбоме». Есть ли какие-то призванные поразить наше воображение планы на будущее (проекты, релизы, да все, что угодно)?

— Не знаю. Пока катаемся с Сансарой, и выжимаю я всего себя в этот коллектив. Но, думаю, до конца года еще удивлю себя каким-нибудь незаметным для окружающих релизом.

  Последний вопрос. Феликс, почему ты такой охуенный?

— Наглая ложь.

 

 

Ника Соловьева

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Метки

МузыкаИнтервьюRSACмальчикисексфеликс бондаревэлектронщина

12808

Рекомендации