Кому не на Руси жить хорошо или эмиграция в лицах

Дома здорово, а за границей — прям хорошо! Еще один распространенный в России миф. Ведь если уехать из «Рашки», то жить станет непременно «лучше и веселей». До того веселей, что даже наш главный оплот патриотизма (#дедывоевали) Дмитрий Киселев в поисках новых радостей рванул в Амстердам. 

Мы решили выяснить, кому не на Руси жить хорошо (веселей или все-таки не веселей).

Перед вами девять историй, девять эмигрантов из СПб с рассказами о том, что там «у них», как это отличается от того, что «у нас», чего «питерского» им там не хватает, и как они с этим справляются.

 

Романа Матвеева

33 года, реклама, Англия

 

Мы переехали, поскольку решили дать ребенку английское образование.

Пожалуй, самое ценное, что я приобрела с переездом — это время. Никуда не спешишь, не решаешь миллион вопросов в день, ничего не планируешь. А радуешься каждому моменту. Птицам, поющим на рассвете. Белкам, собирающим орешки за окном на солнечной поляне. Я играю в теннис, занимаюсь йогой, веду кулинарный блог с веганскими рецептами, наслаждаюсь тишиной и утренними рассветами.

Я скучаю по Петербургу не больше, чем по Амстердаму или Копенгагену. То есть, я не скучаю по нему как по городу.

Я скучаю по людям, по местам, где мы проводили время, по эмоциям, что он дарил.

Мой день в Питере выглядел бы так. Позавтракала бы на Рубинштейна в «Счастье», в солнечный день с удовольствием покаталась бы по рекам и каналам на маленьком катере в компании друзей. Прошлась бы по Конюшенной, зашла бы в новый ДЛТ (не была там после реконструкции), выпила кофе у «Джими Оливера» и пошла бы пешком через Дворцовую площадь, мимо Эрмитажа…

 

Виктория Панченко

29 лет, пиарщик, Нидерланды

 

Влюбилась, переехала, собираюсь замуж. Год учила язык, открыла свою компанию — пиар. Стараюсь быть максимально занятой: беру уроки фортепиано, пою в джазовом хоре, завела трех собак. Мы живем за городом, это потрясающая разница с городской жизнью.

Честно? По Питеру не скучаю вообще, только по родителям и друзьям. Но они охотно приезжают ко мне погостить.

Мне нравится, что в Европе все устроено так, чтобы оставалось время для себя и семьи. Меня каждый день заново поражают дедушки и бабушки, которые в 80 лет отправляются в кругосветное путешествие или идут на уроки тайской кухни.

Не люблю оперировать категориями «лучше-хуже», говоря о странах. Но, видимо, по складу характера я больше европейский человек, потому и счастлива, что живу здесь. Новой родины быть не может, скорее, новое место жительства. С родителями общаюсь почти каждый день, приглашаю друзей к себе. Горжусь тем, что выросла и получила образование в СПб и именно потом переехала.

 

Александр Милославский

25 лет, дизайнер, Таиланд

 

Я родился в Санкт-Петербурге и прожил там все свои 25 лет, не меняя района, поддерживал общение с узким кругом друзей. Там же познакомился со своей женой, которая приехала на учёбу в Питер.

Как-то раз, пребывая в раздумьях, покачиваясь в вагоне метро, моя жена неожиданно заулыбалась, вся засветилась и сказала: «Мы поедем в Таиланд!». Не зная, что ответить вразумительного, я ответил: «А давай».

Чем мы здесь занимаемся? Я — дизайнер, разрабатываю в основном фирменные стили. Жена — парикмахер-универсал.

Мысли о родном городе для меня сейчас, как вредная привычка. Это как бросить курить: всегда закрадывается мысль сигарете. У нас есть комфортное средство передвижения — байк, есть крыша над головой — просторный домик, где нет соседей за стенкой. Под окном не сидят на скамейке алкоголики, которые орут, бьют бутылки и пристают к прохожим. В Таиланде я чувствую большую безопасность для своей семьи.

И когда ты вместо того, чтобы ехать в маршрутке и на метро, где толпятся люди с угрюмыми лицами, встаёшь с утра, заводишь байк и едешь к морю, наблюдая за красотой безграничных пляжей Самуи, все мысли о возвращении на Родину развеиваются мгновенно. Может, и есть какая-то лёгкая грусть, но она приятна.

 

Дарья Имбролль

28 лет, журналист, Мальта

 

Эмигрировала в Хорватию (где жила два года), а потом на Мальту, где живу уже 5 лет. Причина — вышла замуж за мальтийца.

В настоящее время посвящаю себя материнству и иногда пишу материалы, посвященные развитию ребенка, в журналы. В свободное время помогаю мужу с его бизнесом.

Я скучаю по родителям и университетским друзьям, по театрам, музеям, каналам и разводным мостам, снегу, русскому языку с петербургским акцентом, Невскому проспекту, особому весеннему воздуху.

Мы с мужем стараемся выбираться в Лондон и Милан на театральные новинки и в Альпы, чтобы хоть ненадолго прикоснуться к снегу, хотя с маленьким ребенком это стало сложнее. С друзьями и родными постоянно поддерживаю связь посредством социальных сетей, и родители часто к нам приезжают.

 

Евгения Валль

32 года, реклама, Германия

 

Я вышла замуж за немецкого гражданина и переехала в Германию (г. Мюнстер). Сегодня я, прежде всего, любимая жена, невестка, радушная хозяйка, студентка Вестфальского университета имени Вильгельма (стоматология). Также принимаю участие в ежегодном фестивале танца в городском театре, посещаю школу танца Rebeltanz.

Скажу сразу, что Мюнстер — один из самых дождливых и пасмурных городов Германии. Так что климат я уж точно не поменяла.

В Мюнстере мы регулярно ходим в музеи и на выставки, благо культурных мест здесь достаточно. Что касается зданий, есть, оказывается, и у нас «питерская» архитектура: кварталы, которые частично были разбомблены англичанами во время Второй мировой. Их восстанавливали в течение нескольких лет после окончания войны, и сейчас это шикарные дома, но, все же, чуть ниже, чем в Питере. Нет таких длинных улиц и проспектов, уходящих в горизонт.

Как-то вечером, переключая каналы, я наткнулась на фильм про Питер на немецком языке. Моему счастью не было предела, я готова была смотреть этот фильм всю ночь!

Самое лучшее лекарство от тоски — это занятость. Германия открыла во мне новые творческие горизонты: я начала рисовать, писать стихи. А когда выпадает свободное время, то успокоение мне приносит рукоделие. В Германии очень ценятся изделия или что-то в единичном экземпляре, даже название им имеется — уникат (das Unikat). Вот муж мой мне часто говорит, что я его Уникат.

 

Ирина Николаева

28 лет, банковский служащий, Вьетнам

 

Пару лет назад мы вместе с молодым человеком решили уехать на зимовку на полгода на Бали: отдохнуть от вечной питерской серости, холода и работы, которая уже давно перестала приносить удовлетворение. Через пару месяцев отдыха в Индонезии рванули во Вьетнам. В итоге осели в Нячанге — туристическом городе на море, где живём уже больше года. Там же осознали, что совершенно не хотим возвращаться обратно в Россию.

Здесь я веду домашнее хозяйство, работаю на фрилансе журналистом, копирайтером, занимаюсь продажей натуральной вьетнамской косметики в Россию. В тёплом климате и без постоянной гонки за деньгами и карьерой удалось, как никогда раньше, осознать себя. То, что я узнала и поняла за этот короткий срок, то, что оказалось таким простым и очевидным, просто не приходило в голову в Питере, так как на подобное осмысление элементарно не хватало времени.

Я не скучаю по Питеру. Мне страшно подумать о том, что придётся вернуться туда, чтобы решить вопросы с документами. Конечно, мне не хватает родителей, и регулярное общение по скайпу не заменит ежесубботних посиделок, но теперь хочется перетянуть в тёплые страны и маму с папой.

Компенсировать, в общем-то, нечего. Здесь не хватает порой каких-то мелочей вроде чёрного хлеба, селёдки, сметаны, гречки. Но это настолько незнанчительно, что можно с уверенностью сказать, что именно на новой родине я нашла себя, и это компенсирует всё то, что осталось в стране, гражданство которой указано в моём паспорте.

 

Марина Данилкина

28 лет, фотожурналист, Италия

 

Я выиграла Грант на обучение в магистратуре во Флорентийском Государственном Университете. По окончании образования нашла интересную работу в Милане в сфере моды. В данный момент в декретном отпуске.

По чему я действительно скучаю, так это по огромному культурному потенциалу, который сосредоточился в Петербурге. И я путешествую по городам Европы, чтобы получить хоть часть того вдохновения, которое может дать Санкт-Петербург.

 

Евгения Гречнева

29 лет, реклама, США

 

В Америку мы переехали в мае 2011 года. Наша жизнь изменилась кардинально. Мы стали родителями. Дима (муж) был рад переезду, по крайней мере, я ни разу не слышала, чтобы он хотел что-то изменить. Я же первый год в Америке почти каждый день хотела обратно.

Мне было жутко одиноко, я не хотела идти на улицу (30 градусов жары, все вокруг другое, мне казалось, что все на меня смотрят и понимают, что я «не своя»). С рождением ребенка стало легче, я была уже «не одна», Дима не в счет, потому что он с утра до вечера на работе.

За 3 года я дважды была в Санкт-Петербурге, и я счастлива туда возвращаться — очень скучаю. Но с каждым разом появляется все больше понимания, насколько комфортнее жизнь с ребенком здесь, в Америке.

Я скучаю по друзьям, городу, уютным ресторанам с вкусной едой и детскими комнатами, по театрам, по сфере услуг, по себе самой (той, которой я была в Питере), иногда, по возможностям, по бабушке для внука.

За последний год у меня появились друзья, с которыми можно собраться с детьми, сходить в кафе или даже съездить в Нью-Йорк (живем мы в пригороде), они все русскоговорящие. С американками пока очень поверхностное общение (соседи, мамы на детских площадках, в группах), возможно, когда сын пойдет в садик, я найду себе друзей и среди англоговорящего населения.

 

Дмитрий Ермолинский

30 лет, историк, ОАЭ

 

Эмигрировал сначала в Катар, потом переехал в Арабские Эмираты. Причина переезда — надоело снимать жилье. Каждый месяц отдавал половину зарплаты, и денег оставалось только на очень скромную жизнь. В какой-то момент я сказал себе: хватит! Хотелось увидеть что-то еще кроме проспекта Просвещения.

Из Питера я эмигрировал в Катар, где проработал полтора года, потом через какое-то время перебрался в Арабские Эмираты, где сейчас работаю в отельном бизнесе.

Сложно сказать, по чему я больше всего скучаю. Наверное, по людям, которые окружали меня, пока я учился и работал. Мне повезло учиться в хорошем университете, это было замечательное время, и, казалось, что все вокруг интересующиеся, увлекающиеся. Здесь, возможно, в силу рабочего окружения (филиппинцы, индусы, пакистанцы, шриланкийцы, немного европейцев), я живу практически без друзей.

Скучаю по городу, другого такого нет на этой планете, люблю гулять по Питеру, смотреть вокруг и различать нюансы в архитектуре зданий. Не хватает Эрмитажа, Русского музея, постоянного движения и интересных событий.

Много путешествую, стараюсь каждые полгода куда-то выезжать, и каждый раз хочется насмотреться на все и наобщаться на полгода вперед. Каждый раз, когда возвращаюсь обратно в Дубай, я долго себя «ломаю» и пытаюсь подстроиться под окружающих, чтобы не быть белой вороной. Регулярно бываю в Питере, хотя бы раз в год, ненадолго. У меня не бывает ощущения, что я уехал навсегда, просто отсутствовал месяц и вернулся домой.

 

Анастасия Балашевич


Метки

ЧтениеСтатьиэмиграция спб жизнь лондон париж

14896