Электрофорез: «Сатана должен уйти»

 

Они появились только в июне, а уже в сентябре стали самой спорной, противоречивой и обсуждаемой группой в так называемых «прогрессивных кругах» ленинградской молодежи. За этот рекордно короткий период группа успела дать несколько экстраординарных концертов (причем, на одном, их выгоняли со сцены, а на другом несколько раз вызывали на бис).

Электрофорез уже успели сравнить и с Joy Division (видимо, других групп в Ленинграде не знают), и с Depeche Mode, и даже про «исступленный вокал Святозара Черноусова» (вот ведь перл) кто-то от избытка ума написал. Но все это п….ж и подлая провокация со стороны тех, кто, видимо, и правда позабыл свой «культурный багаж», как поет Черноусов в одноименной песне.

Правда в том, что ни на что это, конечно же, не похоже, хоть и всплывают в сознании смутные ассоциации. Но первое слово, которое приходит на ум, когда слушаешь Электрофорез — это слово «странно» и сопутствующее ему чувство легкого недоумения, которое появляется, когда не можешь классифицировать явление, впервые столкнувшись с ним.

Признаюсь честно, услышав группу в первый раз, я вообще ничего не поняла, только возник вопрос: «Это что вообще?». Выключила. Но что-то в этой музыке зацепило и заставило прослушать трек еще раз. И еще раз. А потом уже невозможно было остановиться.

Эту музыку еще не понимают, в нее попросту не «врубаются». И ничего удивительного — народ слишком инертен, слишком немобилен и не подготовлен к восприятию отличающегося, чтобы с ходу оценить то, что сейчас делают Топоров и Черноусов. Скорее всего, через полгода, год ситуация изменится, но прислушаться (во всех смыслах) стоит уже сейчас, а то есть шанс упустить то самое пресловутое возрождение российской культуры, о котором до хрипоты спорят интеллектуалы, и которое, наконец, кажется (при поддержке «Собора»!) начинает происходить.

Уже сейчас те, кто «в курсе» называют их «лучшей новой российской группой», «свежим воздухом» и с нетерпением ждут «подготовленной за пять недель в кофеиново-бензедриновом угаре» презентации первого альбома Электрофореза — #1.

 

Итак, группа Электрофорез. Ребята, я про вас ничего не знаю: слышала две песни и смотрела передачу «Балкон ТВ». Расскажите сами, что за проект, почему и как он возник. Представьтесь.

— (Виталий) Все, и тексты и музыку пишем вместе. Играем электронику, это может быть синти-поп может быть church wave.

Я прочитала такой термин — христианская электроника. Как это к вам относится и что значит?

— (Святозар) Это относится к тому, что нас достаточно интересует данный вопрос, это очень красиво. Я все детство пел в церковном хоре, на данный момент не пою, занимался знаменным распевом, учусь в РХГА, получаю второе высшее. В то же время сама христианская идея  и ее атрибуты нам достаточно близки.

— (Виталий)  Да, это действительно очень красиво. Я вырос в религиозной семье,  и,  к слову, я жил два года в Казахстане и  многому научился у тамошних электронщиков

А что за христианская идея?

— (Виталий)  Мы добры.

— (Святозар) Очень добры.

— Песня «Сатана, уходи!» как соотносится с христианской идеей?

— (Святозар) Мы хотим, чтобы Сатана ушел, он конкретно мне мешает.

Как он тебе мешает?

— (Святозар) Мне он не нужен. Мне плохо с ним, мне хорошо без него.

Вы поддерживаете идею дуализма, получается, есть и Сатана тоже?

— (Святозар) Поскольку, миром правит соблазн, и это плохо, то нужно что-то с этим делать…

— (Виталий) Одна из ключевых строчек в первом куплете «поможет победа себя над собой» — это очень важная строчка. То есть победа над собой — во многом это и победа над Сатаной. Мы не боремся с  Традицией, мы боремся  с *красивостью* и с художественной неправдой.

— (Святозар) Сатана в себе, получается. Мы не заключаем союз с проституцией, мы заключаем союз с самими собой. С хорошей частью себя. В то же время мы не отрицаем иррационального себя. Мы хотим  быть счастливыми.

Значит Сатана это не некая персона, а скорее синоним соблазна?

— (Виталий) Конечно. Вы очень правильно поняли.

Расскажите о своем сотрудничестве со Slow Suicide. Как вы с ними схлестнулись и почему участвуете в презентации «Ритуальное поведение в популярной музыке» на примере ваших коллективов? Что значит ритуальность, ритуальное поведение в этом контексте?

— (Святозар) В данной ситуации ритуальное поведение это то, что не совсем осознано. На концерте мы хотим это осознать и посмотреть на это под другим углом. В то же время мы могли бы поговорить о музыкальной части, если вам это интересно.

Да, нам очень интересно.

— (Святозар) Наш метод, как мы делаем песни: у нас есть два замечательных прибора — два грувбокса. Мы сознательно отошли от всего, что нам мешает. То есть, допустим, у меня находится грувбокс-синтезатор, у Виталия — сэмплер. Мы делаем что-то дома, потом приносим, соотносим, и из этого получается хороший результат, как нам кажется. Мы не настаиваем на этом, но все же. Ярким примером может являться песня «Енисей», где в басу присутствует паттерн Виталия и сэмплы, а я сделал синтезаторную аранжировку, а во второй части присутствует мой паттерн с сэмплами Виталия. Синергия  дает эти результаты.

— (Виталий) Устройствами мы можем свободно обмениваться, тем более, что мы соседи, с детства вместе, то есть, каждый может месяц сэмплировать, а месяц синтезировать.

А музыка у вас сугубо электронная?

— (Святозар) Да, мы стараемся… грешим этим. На «Балкон ТВ» была даже некоторая издевка, я стоял с неподключенной гитарой и думаю, не каждый заметил, что я на ней вообще не играл, настолько образ человека с гитарой воспринимается целостно. В то же время мы не занимаемся абсурдом, потому что Театр Абсурда уже устарел и нужно делать что-то новое.

— (Виталий) Допустим, мы сейчас пишем альбом, который должен скоро выйти, это наш первый альбом, он будет очень серьезным. Мы решили, что нужно оставить все шутки в духе «Балкон  ТВ» в стороне, нужно предельно понятно показать свою позицию, донести ее до слушателя, чтобы слушателю было максимально комфортно. Альбом будет разительно отличаться от того, что вы видели на «Балкон ТВ», это будет альбом для слушателя и для нас, здесь будет все в синтезе.

— (Святозар) Еще хотелось бы поблагодарить заранее «Собор» за оказанную поддержку в этом плане: и в наших музыкальных начинаниях и в поэтических.

— Я знаю, что Данила Холодков как-то участвует  записи вашего альбома. Расскажите, пожалуйста, о сотрудничестве.

— (Святозар) Он в некотором смысле перкуссионист, и оказывал нам огромную поддержку на протяжении всего альбома, заставлял нас в себя поверить.

— (Виталий) Во многом психологическую поддержку. Потому что он заставил  нас понять, что то, что мы делали на тот момент, когда он нас увидел, что это кому-то еще нужно, что это может быть интересно каким-то людям и, соответственно, Данила, можно сказать, открыл нас.

— (Святозар) Старший брат Электрофореза.

Раз уж мы заговорили о России и российской музыке, как думаете, почему такая ситуация складывается: отечественная музыка — это по большей части какое-то копирование, эпигонство, заимствование, почему никто не делает ничего принципиально нового?

— (Святозар) У нас вообще ничего нового не происходит.

А может произойти?

— (Виталий) У нас же такая ситуация и в экономике, и в промышленности, не только в музыке.

— (Святозар) Мы экономисты (Виталий — НИУ ВШЭ, Святозар — ФИНЭК), в некотором смысле, хотя я больше социолог по образованию. И действительно видно, что у нас есть отставание и мы можем его преодолеть. По крайней мере, в культурном плане, то, что к этому моменту накопировали, мы должны осознать. Осознания нет — в этом большая проблема. Плохо не то, что мы копируем, джаз тоже все заимствовали, но, все-таки его осознавали и делали что-то новое, и это мировое движение было. То же самое, как если взять в пример Японию с нойзом, и можно так до бесконечности, по крайней мере, в музыкальной сфере.

— Если говорить исключительно о музыке Электрофореза, каких результатов вы пытаетесь добиться?

— (Святозар) Интересно сочетать свою природную тягу к гармонии с приобретенной тягой к дисгармонии. В этом плане очень хорошо помог Данила в песне «Сатана», когда, действительно, идеи приходили не только группе, но еще и Даниле в момент записи.

Мне вот вы напомнили группу Депеш Мод. Это случайность какая-то и мое больное воображение или «нарочность»?

— (Святозар) А группу «Руки вверх»?

— (Виталий) В начале прозвучало слово church-wave, возможно его можно применять в данном случае, Депеш Мод, конкретно, здесь ни при чем.

— (Святозар) Да, на самом деле мы просто хотели немного танцевальности добавить.

Сатана, уходи — очень танцевально.

— (Виталий) Так, а как можно прогонять нечистых духов, если не танцами?

То есть ритуальность и сюда вкрадывается?

— (Святозар) Ну конечно, у нас ведь и мероприятие так называется.

Очень хочется задать банальный вопрос, о чем ваши песни.

— (Виталий) О любви.

— (Святозар) На самом, деле песни не то, что бы о любви, а, скорее, о нас. Несмотря на то, что, к сожалению, или к счастью, это неясный абстрактный ответ, но песни, действительно, о состоянии. То есть, в зависимости от того, в каком состоянии находишься — пишешь ту или иную песню.

— (Виталий) Значит, о любви к себе.

А такой специфический формат — дуэт клавиши и вокал был выбран сознательно или это случайно получилось?

— (Святозар) Наш первый концерт проходил таким образом — у Виталика были клавиши и сэмплер, а у меня еще был грувбокс, но мы решили, что удобнее было бы, если бы каждый человек занимался своим делом.

— (Виталий) Мы всегда мечтали, чтобы Святозар был свободным вокалистом и не был обременен музыкальными инструментами.

Как вы относитесь к смерти?

— (Святозар) Смерть – это не все.

— (Виталий) Мы не хотим умереть, если что.

 

Автор: Ника Соловьева

Фото: Саша Гаркуша

 

 


Метки

МузыкаИнтервьюмальчикимолодёжноэлектронщинаэлектрофорез

35508

Рекомендации