Электрофорез: «Нам рады здесь как леденцу»

Электрофорез: «Нам рады здесь как леденцу»

 

После унылого душного «Календаря» сдувшейся на втором релизе «Моторамы», альбом Электрофореза #1 воспринимается уже не просто как «свежий воздух», но как легчайший морской бриз, впрочем, отнюдь не заморский, ведь, ни прозападного пресмыкательства, ни референсов к забугорным трендам прошлого сезона, ни неумелого цитирования я там не наблюдаю.

Релиз настолько самобытен (для русской группы, в принципе, нехарактерно), что не совсем даже ясно, с какой стороны к нему подступиться. Притом, что это дебют группы, участникам которой едва исполнился 21 год. Альбом вышел совсем недавно, но я уже успела внимательно прослушать его несколько раз.

Пока другие бодро шагают проторенными дорожками, играя, кто «бейрут», кто «бонивер», а кто, и вовсе, набивший оскомину лоу-фай или (страшно сказать) пост-панк, Электрофорез ищет нехоженые тропы и пытается примирить непримиримое — традиционную эстетику русской культуры со стильной, современной и местами агрессивной электроникой, которую сами ребята называют христианской, словосочетание необычное и рождающее некоторые вопросы.

А теперь несколько слов из весьма своеобразной истории группы.

История электронного дуэта Электрофорез имеет начало в июле 2012. Но и до того момента молодые люди были знакомы. Святозар Черноусов и Виталий Топоров учились в одной школе с первого класса, но не общались. Сошлись в 11 классе на почве интереса к польской сцене coldwave и Роберту Музилю, и с тех пор были неразлучны. До июня 2012 года занимались музыкой для себя. Виталий с семи лет терзал рояль в музыкальном лицее, а Святозар в это же время с хором и сольно сотрясал своды петербургских и европейских церквей, не забывая про флейту и гитару.

В 2011 году Святозар и Виталий путешествовали по северу России автостопом, где Виталий пережил острый перитонит и по приезду в Санкт- Петербург слег в больницу. Там он пережил клиническую смерть. Святозар, сильно переживавший из-за болезни Виталия, обвинил во всем себя и в качестве наказания выбрал самоубийство. К счастью, снег смягчил падение с 5 этажа, и Черноусов отделался переломом колена и ключицы. В итоге ребята долгое время лежали в больнице номер 26. Поскольку свободного времени было много, музыканты наняли репетитора норвежского языка, который любезно согласился заниматься с ними в больнице. После выписки Виталий и Святозар решили серьезно заняться музыкальным проектом, благо опыт позволял.

Символическим крещением стала высокая оценка дебютного EP группы Джейми Стюартом, вокалистом Xiu Xiu. Виталий Топоров: «Я с ним все лето переписывался, именно он подсадил меня на китайское кино, а я его на советское. В конце концов, он даже посоветовал нам американский лейбл, но в итоге мы с Данилой (Холодковым — прим. ред.) создали свой».

И, наконец, перейдем к собственно альбому, с символичным, кстати говоря, названием #1. Полагаю, что единица какбэ намекает нам на первую и пока единственную в бесцветную эпоху России 10-х, попытку приблизиться к новой музыкальной парадигме.  

Во-первых, бросается в глаза ярко выраженная «русскость», даже некое славянофильство, если хотите, но в хорошем смысле этого слова. Многие говорят о том, что нет в России русской музыки (еще бы, при таком то засилье эпигонского англоязычного инди всех мастей), а оказывается, она есть, вернее — начинает быть. И у Электрофореза мы находим фольклор без лубка и Россию без балалайки и лаптей. Традиция русской старинной народной музыки (не «ой мороз», а та, что обычно изучается в классических музыкальных заведениях) своеобразным лейтмотивом проходит сквозь весь альбом, начиная со смелых колоритных образов поэтики Топорова, заканчивая мелодичным, звучным и свежим тембром Черноусова, мелодии и распевы которого также зачастую интонационно тяготеют к русской вокальной традиции.

Во-вторых, собственно музыка. А здесь она ДЕЙСТВИТЕЛЬНО есть, причем никто не играет «забойные риффы» на гитаре с дыркой (ну, или без дырки), не напрягает «грязным» звуком, не кидается в «нойз» от творческой импотенции, не оскорбляет слух неумелым вокалом в неизвестных тональностях и прочими изысками, столь часто встречающимися в нашем «ленинградском рок-клубе». При прослушивании становится очевидно, что композицией и аранжировками здесь занимались люди с музыкальным образованием, которые прекрасно владеют материалом и инструментами, эрудированы в музыкальном плане, отлично понимают, что делают, какие задачи перед ними стоят и какого результата в итоге нужно добиться. «Электрофорез являет собой осознанный эксперимент: мы понимаем, какой звук нас не устраивает, и лавируем, ищем идеальную линию поведения при, казалось бы, равнодерьмовых вариантах выбора любого стиля звучания из ныне существующих. Это, что касается музыкальной части. В плане смысловой и текстовой идеи альбома — цель состоит в моральной ясности», — поясняют Черноусов и Топоров.

Релиз получился цельный, насыщенный, сбалансированный, ровный по звуку, эмоциональный, но при этом логичный. Каких-то случайных, рассчитанных на «авось прокатит» элементов здесь нет. Зато есть концептуальная целостность, стройность, уместность и обоснованность тех или иных ходов и приемов там, где они используются. Очень радует обилие клавиш. Синтезаторы звучат плотно, богато, имеют характерные яркие тембры — от звенящих, легких и совсем прозрачных до «жирных», насыщенных и гудящих.

Между тем, от обилия разнообразных партий (приятно ласкающая изголодавшийся по «правильным» звукам слух полифония) музыка не кажется перегруженной, опять же из-за четкой продуманности музыкальной ткани, расстановки голосов и умелого использования разнообразных сочетаний осознанно выбранных тембров.

Аккуратная драм-машина, партии барабанов четкие, лаконичные, всегда уместные и адекватные целому, так что ритмическое содержание лишь подчеркивает экспрессию и динамику композиций. В принципе, барабаны довольно скупы и минималистичны (прямая бочка, резковатый малый, хэт), без обилия ломаных ритмов и всяческих перкуссий. «Мне кажется, что подсознательно все любят рэйв и примитивное техно, несмотря на увлечение сложностью. Этим мы хотели показать, что электронная музыка не обязательно предполагает саунд-дизайн, о чем обычно забывают», — комментирует Виталий.

Топоров и Черноусов прекрасные мелодисты: никакой интонационной банальщины и заезженных мелодических ходов. Партии голосов, искусно переплетаясь, образуют богатую музыкальную ткань. При этом фактура остается прозрачной, голоса не «слипаются» в «звуковой ком» (как это часто бывает), а существуют в свободном, полном «воздуха» пространстве, в котором  есть объем и перспектива.

Отдельного внимания заслуживает вокал Черноусова: глубокий тембр, сильный, свежий, молодой голос. При некоторой холодности и отстраненности тембра в исполнении присутствует и эмоциональность, и чувственность. Вокалист с легкостью использует голос как инструмент, выводя, порой, сложные мелодические линии с неожиданной интерваликой и интонационными поворотами: похоже на прогулку с завязанными глазами — никогда не знаешь, где окажешься в итоге. К слову, Черноусов занимался знаменным распевом и имеет абсолютный слух. Думаю, его можно смело назвать одним из самых талантливых вокалистов, которыми так бедна наша «ленинградская эстрада».

Как правило, если все хорошо, то что-нибудь обязательно плохо. Правда, с Электрофорезом это не работает. Даже тексты, как говорится, «на высоте».

Лирика группы очень личная, что, впрочем, не мешает ей затрагивать экзистенциальные и социальные мотивы. Лирический герой эмоционально обнажен перед слушателем, и, возможно фраза «жизнь без изъянов толкает по ямам, моим исподним любуется мир» — именно об этом. Вся поэтика — затейливая, непростая: неожиданные рифмы или, наоборот, их отсутствие, там, где подсознательно ожидаешь, местами — белый стих. Стилизованные, почти народные мотивы сочетаются с отсылками к раннему символизму и рефлексией лирического героя. И, как ни странно, молодые люди затрагивают вопросы, которые как будто никого уже в этом «Содоме» не волнуют — вопросы долга, морали, ответственности.

Лирический герой: современный молодой человек, с одной стороны духовно богатый, ранимый и романтичный, с другой — немного разочарованный, циничный и, порой, даже жесткий. Можно было бы назвать его интеллигентом сегодняшней «прекрасной эпохи», если бы это слово не было слишком затасканным и опошленным обстоятельствами употребления.

Для текстов характерны различные аллюзии — цитаты из АукцЫона (песни «Отец», «ППШ») и Евангелия (вроде бы и внезапно, но электроника-то христианская), обращение к символистской русской поэзии (отсылки к Блоку, например).  

А теперь пройдемся по композициям альбома, в чем нам помогут и сами участники группы, любезно прокомментировавшие свою работу.

В заглавной песне «Невеста» опустошенный лирический герой одержим идеей вселенского заговора, виня в личной неудаче общество, страну, правительство. И поэтому слово «Россия» появляется в тексте совершенно неожиданно, как бы выбиваясь из логики описания личной драмы: «Иное важнее нашей любви. Так считаешь не ты, так считает Россия».

В «Енисее» возникает и раскрывается в совершенно неожиданном свете тема «природы» (что и говорить, типичная для электронной музыки). Тонкий красивый текст, в воспоминаниях мерцает не то Тютчев, не то Фет, не то Анненский.  

Снег тает внезапно паводки резкие

Из русла на пойму от межени стоки

Бегут сквозь луга с перелесками

Смотри разливаются волги

Работу над песней ребята комментируют следующим образом: «Текст был написан в лютый мороз после опоздания на метро, поэтому там, собственно, речь идет об окончании зимы и ломки льда. Енисей также воспринимается как «идеальное место».

В песне «Лотман» однозначно самый удачный текст на альбоме. Почти нежные поэтические образы, отсылающие как к русскому фольклору, так и к русским же символистам соседствуют с циничными умозаключениями лирического героя.

Вечно на высылках

Вечно в подвале

Мы тут думаем

А вас не позвали

Бедный соловушка мой

Дорогая ты небу птица

Продавцу всё к лицу

Все рады нам как леденцу

Комментарий Черноусова и Топорова»: «Лотман» — музыкально самая сложная песня. На ее запись ушло больше недели, и сведение было самым длительным. В принципе, песня о типичных философских кружках, кухонных разговорах и импотенции интеллигенции».

В песне «Отец» мы впервые на альбоме встречаем партию живой бас-гитары, что для группы шаг почти революционный. Здесь мы снова наблюдаем рефлексию лирического героя на тему сложности взаимоотношений и очередную отсылку к Евангелию — «Между вами да не будет так». Комментарий Топорова: «Это не песня-шутка, у нас просто было хорошее настроение, когда мы ее написали. Но не все так просто: цитата из Евангелия, например, аллюзия на АукцЫон. Вообще же, сама эта отсылка говорит, что песня — об ответственности. Сам факт символичен: вместо предателя, мы становимся отцами».

Про трек ППШ, думаю, лучше всего также расскажет Виталий: «Песня об ответственности. Летом я был очень увлечен символом ППШ, как с точки зрения звукописи, так и с точки зрения символов, изначально планировалось сделать цикл песен о ППШ. ППШ означает справедливость, разумеется, не в прямом смысле, как оружие, а скорее как символ честной и справедливой победы, символ нравственности и долга. Началось все это с мозаичной картины на станции метро «Автово» — надпись на ней гласит: «Наше дело правое — мы победили». Сам текст о людях, которые не несут ответственности за свои действия и не ведают, что творят. И в конце ППШ никого не убивает, он отправляет человека домой, фактически ставит в угол. Кстати, дом, из окна которого выпрыгнул Башлачев, находится через улицу от меня, мы после репетиций всегда мимо него проходим».

«Маргарет» — песня от лица любовника Маргарет Тэтчер где-то в альтернативной вселенной. Как Мужчина, герой недоволен успешной политической карьерой подруги (Тэтчер — образец женщины-профессионала). Черноусов: «Там очень смешное гитарное соло. Фактически это ответ тем, кто упрекает нас в неживости звучания и продолжает слушать трижды устаревший пост-панк. Очень короткое и очень «волосатое» гитарное соло вставляется и тут же исчезает — типа «нате, мы умеем, поняли? теперь дальше играем электронику».В христианской электронике Сатане не место, а Электрофорез — те еще экзорцисты, так что — «Сатана, уходи!». Здесь речь идет о борьбе и победе над главным и, по сути, единственным врагом — над собой. Еще одна высокоморальная песня о долге и ответственности. В брейке — цитата из Евангелия от Марка, во втором куплете — отсылка к раннему Блоку.

В «Последней песне» мы слышим засемплированный старообрядческий хор, исполняющий гимн «С нами Бог!». Виталий Топоров: «С треком связана забавная история: мы поехали записывать на дачу начало альбома — я, Святозар и мой отец. Купили трубу, думая добавить ее в звучание альбома, но оказалось, что играть на ней никто не умеет, и самые членораздельные звуки получались у моего отца. Поэтому на трубе в этой песне играет отец».

«Песня, которая после последней» — та самая, во время концертного исполнения которой, Топоров яростно разбивал яблоки бубном. Мрачная и символичная вещь. В центре — образ человека, который курит на балконе в эпоху изобилия: в старом халате, с опущенной головой, на пустой улице, когда вокруг никого, а на нем — два кредита. Отчаяние. Будущего нет, настоящее уже неинтересно. Святозар Черноусов: «Песня, которая после последней» дает понять, что всегда, когда кажется, что наступила крайняя точка, необязательно, что это она и есть — если вам плохо, то может быть еще хуже, если вы бедны, завтра можете стать еще беднее, если есть последняя песня, то может быть и песня, которая после последней. Поэтому и крайняя точка лирического героя — совсем не обязательно крайняя, ощущение «эпилога жизни» может быть бесконечным».

 P.S.: Пора менять парадигму!

 

 

Автор: Keepcalm Andshutup

 

 

 

 

 


Метки

Статьи

8068

Рекомендации