Два Данилы: эволюция стиля русского мужчины от Багрова до Козловского

Двадцать лет – ничтожно малый срок в контексте глобальных цивилизационных процессов, в контексте же моды – это уже древняя история. Вполне справедливое для большинства случаев замечание, но порой и за десятилетие происходят такие изменения, которые ставят на уши весь мировой порядок. Между Данилой Багровым (Сергей Бодров) и Максом Андреевым (Данила Козловский) как раз пролегла такая пропасть социокультурных изменений. Тем проще нам провести черту и сравнить, как две крайности, образ простого российского парня, вернувшегося из армии в еще более жестокие реалии мирной жизни, и выхолощенного топ-менеджера, который считает, что сам строит эти реалии.

Постсоветский нуар vs Бегбедер

 

Но перед тем как перейти к сути вопроса, неплохо бы припомнить матчасть, чтобы понимать, откуда ноги растут. Оба фильма в представлении не нуждаются. «Брат» –  культовое кино 90-тых, картина, которая уже заняла место в контексте истории кинематографа, «Духless» – блокбастер, кино, которое у всех на слуху.

Нам же важно взять на заметку следующее. «Брат» – не просто строчка в истории киноискусства, для нас, рожденных в постсоветском пространстве, это целое поколение. Мы – не поколение Гарри Поттера, мы – поколение «Брата». Мы переживали за Данилу Багрова, мы плакали, когда пропал без вести Сергей Бодров. Образ сурового романтического героя (в самом близком к классическому значению термина понимании) на фоне жестокой реальности бандитских девяностых навевает некий далекий образ старых детективных фильмов в стиле нуар. То же неотступное предчувствие чего-то плохого, то же ощущение, что хэппи-энда не будет.

«Духless» же наоборот красивая и яркая картинка в модных кинофильтрах. Рассказ о богатом и почти знаменитом парне по имени Макс, которого тошнит от окружающей его роскоши, пустоты бытия, недалекого окружения. Но он настолько застрял в своем комфортном мире, что, несмотря на все свое отвращение, носит дизайнерские вещи, дорогие часы последней модели, ездит на новом «бмв» и отказываться от этого, вроде бы, не собирается. Такой себе Октав Паранго (герой романа «99 франков» Фредерика Бегбедера), который в шаге от того, чтобы превратиться в Патрика Бейтмана (герой романа «Американский психопат» Брета Истона Эллиса). Парень настолько погряз в западной жизни на русский манер, что в конце даже следом за Октавом отказывается убивать бабушку, уж больно это по-русски для менеджера высшего звена.

Дух vs Духless

 

Вот скажи мне американец, в чем сила! Разве в деньгах? Вот и брат говорит, что в деньгах. У тебя много денег, и чего? Я вот думаю, что сила в правде: у кого правда, тот и сильней! Вот ты обманул кого-то, денег нажил, и чего — ты сильней стал? Нет, не стал, потому что правды за тобой нету! А тот, кого обманул, за ним правда! Значит, он сильней!

 

Герой Бодрова трагичен, причем так исконно русски, по-достоевски. Даже в далеком от литературной саморефлексии мире, он все равно отчаянно ищет моральные ориентиры, чтобы вновь обрести почву  под ногами, а в итоге цепляется за таких же лишних, как и он сам, людей, за воспоминания, ощущения. Данила Багров воплощает в себе потерянное поколение 90-тых, которое так и не нашло себя после распада СССР, утратило связь с прошлым и все пытается найти себя в настоящем, которое стремительно убегает вперед. Сергей не играл, он жил своим героем, в некотором роде даже был на него похож. По словам Режиса Варнье (французский режиссер, «Восток-Запад»), он был «перегружен русским романтизмом». Возможно, именно это единство актера и сыгранного им героя определило судьбу фильма и обеспечило ему почетное место среди лучших.

И хочу, чтобы в этой стране всё было как-то нормально. Чтобы мода была нормальная, а не от Славы Зайцева. Чтобы жизнь была нормальная. Чтобы «Спартак» с «Зенитом», блять, играли, как «Интер» с «Миланом». Допускаю, что большей части населения всe это нахер не нужно. Но я вас не призываю в свой мир. Оставайтесь в своём. Только меня туда тащить не надо.

 

Вот так антигламурный Макс Андреев одной, сказанной сгоряча фразой, сам же перечеркнул  все свои предыдущие разглагольствования по поводу пустопорожности красивой жизни. Приоритеты расставлены четко. Долой Зайцева, а там и жизнь нормальная подтянется. Он стал тем, что сам и ненавидит, медийным, взращенным рекламой и тусовкой, персонажем. Чаще именно собака виляет хвостом, а не хвост собакой. Окружение создает человека. Вот и Макс, такой же потерянный в водовороте социальных изменений, находит себя в конце концов в довольно приятной роли, которая тоже диктует свои правила жизни. И первое правило – будь как все, если не можешь быть круче. А если можешь – стань тем, кому завидуют. Внешний вид – это определяющая твоей состоятельности и успеха. Но на самом деле макбук новейшей модели, костюм из последней коллекции и дорогие итальянские туфли ручной работы – все это лишь пища для внутренней пустоты, которая каждый раз требует все больших жертв.

Сэконд Хенд vs Хуго Босс

 

Кино – искусство в первую очередь визуальное, и если вы не Пол Томас Андерсон, который любит вводить закадрового рассказчика, то создавать соответствующую атмосферу и образ героев предстоит не только актерам, но и целой группе узкоспециализированного персонала. Но главный человек, который отвечает за образ героя, это художник по костюмам. От его успешной работы зависит, будут ли после премьеры обсуждать визуальный образ героя наряду с его характером, поверят ли зрители ему с первых кадров, с кем будут его ассоциировать.

Мы уже выяснили, Данилу Багрова и Макса Андреева надо подавать под разным соусом, как в контексте модной индустрии, так и благодаря особенностям персонажей.

Надежда Васильева, художник по костюмам в обеих частях «Брата», справилась со своим заданием непревзойденно и довольно оригинально. Сказ о том, что тот самый свитер крупной вязки она купила в секонде за 35 рублей, давно стал притчей во языцех. Растянутый, безразмерный, под горло, с одной стороны он словно прячет главного героя от враждебного ему мира, а с другой указывает на закрытость Данилы от веяний этого самого мира. Весь его небогатый гардероб нацелен прежде всего на удобство: это и армейские сапоги, и джинсы, и рубашки-ковбойки. Но не обошлось в его гардеробе и без некоего шика. Вспомните черное оверсайз пальто, похожие, только несколько длиннее, уже в 00-ых будут носить серьезные парни из «Бригады». А рубашка с воротником стойкой? Не так давно сам Роберт Дауни-младший щеголял в такой на съемках «Шерлока Холмса». И, конечно же, шарф, который свободно, на манер кашне, сложенный пополам свисает с шеи. Есть в этом нечто и от франта, и от джентльмена. Так что не так прост наш Данила, как кажется на первый взгляд.

К стилю главного персонажа «Духless» просто не могли подойти небрежно. Если костюмчик плохо сидит, то ни светская дама к тебе и близко не подойдет, ни «бмв» не поправит имидж. Именно поэтому для второй части картины, когда и состояние с финансированием поправилось и внимания к картине в ожидании успеха или провала приковано было больше, к вопросу гардероба подошли по-немецки скрупулезно. И это отнюдь не оборот речи. Одевать главных героев предоставили дизайнерам культового немецкого бренда Hugo Boss. Как только Макс покидает Бали, в работу вступает художник по костюмам Анна Чистова, готовая облачить скитальца в сшитый по персональным меркам костюм. И, надо признать, эффект строгий черный костюм-двойка производит неизгладимый. Серый тренч, в котором Козловский покидает зал суда, тоже немецкой работы, как и потрясающе простая, но эффектная черная куртка героини Маши Андреевой. Вот как надо одновременно оставаться  в тренде, и соответствовать правилам хорошего тона. Скромно и со вкусом.

Ностальгия vs Тренд

 

Сложно конкурировать с Hugo Boss, если вы не в той весовой категории, но это вовсе и не обязательно. Как справедливо заметил Ник Вустер, икона стрит стайла, «стиль – это не миллион долларов, а внутреннее чутье». Не обязательно тратить тысячи долларов, чтобы выглядеть актуально.

В каждом модном сезоне есть место для ностальгии. Нравится свитер грубой вязки под горло? Весь прошлый сезон он был на пике популярности, а сейчас его лучше припрятать до лучших времен, если вы не старина Хемингуэй, конечно. Зато пальто с широкими плечами можно смело возвращать на полку. Вещи оверсайз в духе двух последних декад прошлого века сейчас самый писк. Любители грубых ботинок с заклепками и широкой подошвой? Тоже смело вытаскивайте их из загашников. Милитари опять в моде. А рубашки с джинсами – это уже вне времени, актуально в любом сезоне. Так что ловите момент, сейчас самое время тряхнуть стариной и отдать модную дань «Брату».

Если же костюм-двойка – это обязательная часть вашего дресс-кода, а тратиться на одежду нечто сродни правилу корпоративной этики, тогда вам к другому Даниле, к Козловскому. Каждая его фотосессия – калейдоскоп марок люксового сегмента моды. От Prada к Armani, от Dolce & Gabbana к Van Laak. Точеный классический стиль, который, тем не менее, позволяет себе некоторые вольности. Вспомните прошлогоднюю фотосессию Данилы для Elle Россия, отличный пример того, как можно, заигрывая с классикой, добавить немного свободы, но остаться комильфо. Hugo Boss, если говорить о Милоше Биковиче, партнере Козловского по съемочной площадке, тоже может предложить несколько смелых решений. Их двубортные пиджаки хороши не только как дань корпоративному стилю, а яркие галстуки и платки вообще выглядят почти как бунт, впрочем, дозволенный нормами этикета бунт.

Брюки и пиджак с иголочки из последнего каталога Hugo Boss или потертые джинсы с армейскими сапогами могут быть одинаково актуальны. Главное знать, когда будут к месту ваши линялые «левайсы», а когда стоит отдать предпочтение беспроигрышной классической тройке. Мир моды прекрасен тем, что давно забытое старое всегда возвращается в новых интерпретациях, главное, уметь увидеть. О моде можно, как и о любом другом социальном аспекте жизни, говорить в контексте ее цикличности, где каждая «эволюция» лишь поворот карусели, которая в конечном итоге замкнет круг.


Метки

Статьиактерданила багровданила козловский

18788

Рекомендации