Как DJ Rashad унес футворк с собой в могилу

Футворк начался гораздо раньше, чем вы думаете. А именно в 1985 году. В Чикаго. Благодаря тем, кого мир запомнил под именами Farley Jackmaster Funk, Маршалл Джефферсон и Ларри Херд — они  стали пионерами жанра под названием «хаус». Хаус был как бы трудным ребенком диско.

Там не было особых правил: жесткий бит 4x4 в качестве основы и отсутствие четкой структуры. Она и не была нужна, главная цель хауса состояла в том, чтобы заставить человека танцевать. Вместе с хаусом в музыку пришел функционализм: отныне эстетическая цель музыки отошла на второй план, и главной функцией «хауса» стала функция танцевальная. Рождение хауса совпало с появлением в ночных клубах первых синтетических наркотиков. Вместе два элемента вызвали убойный эффект — ощущение счастья и свободы.

В свою очередь джук, или футворк, выкристаллизовался из чикагского хауса где-то в середине нулевых. Во многом, благодаря человеку по имени Рашад Харден, более известному как DJ Rashad. Он умер 26 апреля. Память еще свежа, так что речь пойдет по большей части о нем.

Рашад — персона вполне в духе времени. Музыка, которую он создавал, одинаково хорошо подходила для поздних поездок в метро в состоянии неясной меланхолии и для современных странных танцев — джук (или футворк, кому как больше нравится).

Трек из GTA V
 

Строго говоря, джук — это жесткая танцевальная электроника с бешеным ритмом под 160 ударов в минуту, с суетливыми ударными, кислотными синтезаторами и бесконечно повторяющимися незамысловатыми фразами вроде «I don't give a fuck».

Конечно, нельзя сказать, что DJ Rashad — безоговорочный пионер жанра. Были и другие: DJ Spinn, Machinedrum и ещё несколько менее значительных персонажей. Но Рашад ответственен за важные элементы любого музыкального стиля — технику и своего рода имидж, который заключается в модном ныне цинизме и не совсем здоровом похуизме. Жил Рашад соответственно: мог появиться, где угодно, употреблял лошадиные дозы допинга, мочился на танцпол под вопли танцующих и параллельно записывал альбомы и синглы, причем делал это как бы по приколу. Не напрягаясь.

Вместе с тем, он внезапно похож на героев электронного андеграунда из 90-х, когда все было тру. То есть про него известно очень мало. Родился в чикагском южном гетто, ходил в школу, стал диджеем. Ничего необычного. И это подкупает на фоне почти стандартной доминанты внешности/имиджа и трендовости музыканта над его музыкой. К Рашаду сложно относиться как к знаменитости прежде всего потому, что он не пытался быть ею. Даже в последнее время Рашад выглядел так, как будто у него и стилиста нет. Может, и не было. Но славу он получил вполне заслуженно: в футворке Рашад начал пробовать себя ещё со школы.

 

Один из ранних трэков
        

Если слушать его музыку в хронологическом порядке, то можно легко проследить, как развивался Рашад. Что удивительно, слушать его можно и обычным людям, далеким от мира обдолбанной джук-тусовки, которая значительно расширилась благодаря Хардену, а именно его релизу 2013 года «Double Cup», где собрана внушительная команда героев электронного андеграунда — от давнего друга Рашада DJ Spinn, до британского героя дабстепа Addison Groove. Этот альбом сломал сразу два барьера: между английской и американской басс-электроникой, и между футворком и мэйнстримом. Закончил Харден красиво, в лучших традициях: словил передоз на пике славы (хотя здесь тоже, оказывается, нет однозначного ответа).

 

Совместный трэк с MoonDoctoR & FreshtillDef
 

Вряд ли футворк будут слушать через 20 лет, но в контексте «здесь и теперь» эта музыка звучит как нельзя правильно. Идеальное сочетание света и тени. Отходняк в 5 утра в центре в ожидании открытия метро и, в то же время, светлая грусть пасмурным летним днем.

Отчасти поэтому Рашад и другие герои джука часто приезжали в Россию: слишком хорошо их музыка вписывается в нашу повседневность. И очень интересно, что же будет с ней, тусовкой, дальше. В интервью Pitchfork Рашад говорил, что останавливаться в развитии не собирается. В рамках футворка — это более, чем смелое заявление. Рашаду уже как минимум дважды удавалось реально поднять планку джука (уже упомянутый «Double cup» и альбом 2012 года «Teklife Vol. 1»).

 

Но похожие по эстетике жанры, вроде драм-н-бэйса или хауса, никуда не двигаются уже лет десять. Да и ресурсы электронной музыки в целом подходят к концу — придумать что-то новое можно, но это «что-то», скорее всего, не продержится на музыкальном рынке дольше одного дня, потому что музыку писать все проще и проще.

Футворк выглядит примерно так

И если в 1985 году новый жесткий электронный звук по-настоящему поразил мир, то сейчас удивить слушателя практически невозможно. Так что есть риск, что планка, заданная Рашадом, так и останется на своём месте. Что логично. Хотя самому Рашаду, скорее всего, было бы наплевать.

Выступение на Pitchfork

 

Иван Волков


Метки

МузыкаСтатьиbassdj spinndjrashadmachinedrumripгеттогрустьджукфутворкхаусчикаго

9424

Рекомендации