Почему мы испорченные?

Уже никто не будет спорить с тем, что практически везде (на работе, на учебе, в транспорте, на дороге, на отдыхе и вообще где угодно) нас окружают по большей части люди, которые ужасно напрягают.

Мы не скупимся на целевое использование русского языка: называем их скотами, уродами, сволочами, козлами, ублюдками, отморозками, мразями.


 

Они перестраиваются в наш ряд прямо перед нами, выезжают на забитые перекрестки, наступают на ноги в метро, толкаются в давке и дышат на нас своим зловоньем, не могут выполнить даже простых поручений, не несут за свои действия никакой ответственности, ругаются матом и курят в общественных местах, плюют себе под ноги, ведут себя вызывающе и пытаются приставать к проходящим мимо девушкам, занимают шезлоги, к которым мы шествуем через весь пляж, влезают в середину очереди за колбасой, оплачивают на экспресс-кассах больше пяти покупок, пользуются отвратительным парфюмом, громко говорят по телефону рядом с нами, дают нам бесполезные советы, слушают дерьмовую музыку через некачественные наушники, предлагают слишком высокую цену или, напротив, слишком низкую, ничего не видят дальше собственного носа и не моют голову неделями — короче говоря, живут так, словно они одни на планете. И думают то же самое о нас.

Но это не так, и мы это знаем. И если мы не боимся сказать правду самим себе, то должны признать, что принципиальной разницы между нами и ими нет. Да, мы не воняем, зато наступаем на ноги и занимаем шезлонги, к которым они шествуют через весь пляж. Да, мы не оплачиваем на экспресс-кассах больше пяти покупок, но иногда курим в общественных местах, а если напьемся, то можем и пристать к кому-нибудь. Наш парфюм, безусловно, гораздо приятнее, но не для них. Мы не толкаемся в давке, но частенько выезжаем на забитый перекресток. И мы любим давать советы, хотя при этом мало что видим дальше собственного носа.


 

Можно бесконечно говорить о том, как мы пришли к такой системе организации человеческого общества, провести сравнительный анализ динамики отвратительности в поведении людей за последние триста лет, построить график, попытаться предугадать, насколько еще более мерзким окажется следующее поколение, а потом разочароваться в пользе своих рассуждений и осознать, что мы так ничего и не поняли. Не поняли потому, что не знали эти семь простых вещей.
 

7 причин нашей испорченности
 

1. За нами тянется длинная цепочка преступлений и грехов наших предков
 



 

Вовсе не обязательно принимать идеи памяти поколений или уделять слишком большое значение генетике, чтобы согласиться с этим. Достаточно просто взглянуть на историю человечества: мир стал таким, каким мы видим его теперь, в результате стечения обстоятельств, на которые повлияли предыдущие поколения. И, как становится понятно сегодня, делали они это редко когда из благих побуждений и не всегда «законными» методами, так что удивляться нынешнему состоянию дел попросту наивно. Мы росли в 90-е. Наша жизнь строилась по нарастающей — появлялось все больше материальных благ, а метод их получения не всегда вызывал доверие. Поэтому удивляться тому, что сегодня переживание личного достатка и счастья воспринимается нами как нечто более важное, нежели абстрактная забота об общественном благополучии, не имеет смысла. Еще лет сорок эта страна останется страной, где каждый сам за себя.
 

2. Мы испорчены потому, что никто никогда не узнает, насколько
 



 

Невозможно собрать всю информацию о наших грешках и выдать на блюдце — ах, вы только посмотрите, какая сволочь! Окружающие знают лишь толику наших провинностей: кому-то нахамили, с кем-то изменили, где-то что-то неправильно сделали. Мы уверены: рискнувший подумать о нас плохо, подумает так — прекрасный человек, только вот есть одно «но»... И мы ощущаем вседозволенность, ведь за нами не ходит чеховский человек с молоточком и никто не записывает за нами.
 

3. Мы уверены, что всегда сможем начать все сначала
 



 

Большинство людей проживают свою жизнь так, будто она у них далеко не последняя — занимаются развозкой мусорных баков, или, скажем, чисткой канализации. Ну а что? Другие просто сеют хаос направо и налево, руководствуюсь причиной №2 и утешая себя тем, что в один прекрасный момент кардинально изменят свою жизнь — уедут куда-нибудь на Гоа, сменят работу, или просто внезапно станут жить лучше и позволят себе больше. Как говорится, заживут! А пока этого не произойдет, пока до мистического кадата далеко — можно оставаться дерьмом в дерьме.
 

4. Мы никогда не станем теми, кем мы хотим стать
 



 

Такова уж наша природа, и, если бы это было возможно, мир был бы, скорее всего, совсем другим. Но человеку свойственно постоянное недовольство собой и своей жизнью: ему всегда нужно больше. Вследствие чего он порой отказывается нести ответственность за свои действия в настоящем, потому что проживает свою жизнь, не замечая сегодняшнего дня. А в случае, если человек уверен, что не просто никогда не сможет приблизиться к своему идеалу, но, напротив, движется в противоположном направлении (обычно таковое движение ловко объясняется непреодолимой «силой обстоятельств») — тогда перманентная ненависть к себе обостряется и дает оправдание самым кошмарным нашим действиям. Неоправданные ожидания — страшная вещь.
 

5. Мы противопоставляем себя всем сразу
 



 

Даже если определенная группа людей (пассажиры в метро, водители на дороге, рабочий коллектив) напрягает нас настолько сильно, что мы можем о каждом его члене рассказать подробную историю, объясняющую извилистые повороты его характера, на подсознательном уровне мы все равно будем воспринимать эту группу людей единым напрягающим фронтом. Толпа гораздо более примитивно организована, чем один человек, на фоне реакций толпы наши собственные действия и мнения в любом случае будут казаться нам самим наиболее адекватными. Мы не слышим никого, кроме себя. И не хотим слышать. И никогда не хотели. Даже если думаем иначе. По-другому никак — мир говорит нам: оставайтесь собой, несмотря ни на что. Как мы можем оставаться собой и при этом прислушиваться к чужим советам? Это противоречие заключено не в психологии одного человека, а в целом миропорядке — так, скажем, в Декларации ООН право нации на самоопределение вступает в конфликт с нерушимостью границ: это приводит к войнам последние тридцать лет.
 

6. Нам слишком много говорили о наших правах


 

В детстве, в школе, во дворе, дома, по телевизору, в интернете, на форумах и конференциях, в институте — везде только и говорили, что о правах. Мы привыкли слышать, что наши права все время пытаются ущемить какие-то злодеи, и справедливо защищаемся. Мы слышим, что наши права охраняют — мы радуемся. Все говорят, что это самое важное в жизни — чтобы твои права были соблюдены. Человек слышит это, в сознании возникает установка: я должен защищаться. Неудивительно, что среди нас так много загнанных зверей.
 

7. Мы всегда можем закончить жизнь самоубийством

 


 

 

Иные, прочитавшие это, подумают — черт возьми, нормальные люди не задумываются над этим и этим не руководствуются. На самом деле, на подсознательном уровне каждый из нас чувствует это, а для многих это чувство становится единственной мыслью, которая их утешает; это позволяет им делать то, что они хотят на самом деле — творить свои мелкие грязные делишки.

Конечно, есть среди нас уникальные представители человечества, для которых все эти семь пунктов — пустые слова, «отрыжка пьяной совести». Есть среди нас и те, кто вдруг проронит скупую слезу, осознав, какой он ублюдок. А есть ты — тот, кому просто насрать. Нам на тебя тоже насрать, так что ставь свой лайк и читай следующую х****.


 

Валентин Зубков


Метки

ЧтениеСтатьижизньиспорченныемолодёжнонепонятнороссия

13800