Dead Can Dance: музыка, после которой слова неуместны

Dead Can Dance: музыка, после которой слова неуместны

 

Фото: Юля Левченкова, предосталено порталом МузКуб 

Боги иногда и правда «спускаются на землю», и в отношении Dead Can Dance  это сравнение не является ни чересчур громким, ни высокопарным. По большому счету, после такого концерта никакие слова уже не нужны: они бедны и накладывают слишком много ограничений, и если вы не слышали того, что происходило в Ледовом, то адекватно передать и донести это вербально просто невозможно. Впрочем, с другой стороны, также невозможно не поделиться впечатлениями и эмоциями от выступления Брендана Перри и Лизы Джерард, эмоциями, которые переполняют, захлестывают, окрыляют и приподнимают над обыденностью. Приходилось ли вам сталкиваться с явлением настолько тонким, высоким и одухотворенным, которое задает такой тон мышления и восприятия, что вся повседневная действительность с ее рядовыми делами, мыслями и происшествиями кажется уже чем-то настолько незначительным, мелким, неинтересным, что это даже, кажется, и не стоит вашего внимания? Если да, то отдаленно вы можете себе представить, что такое ЖИВОЙ концерт Dead Can Dance.

Кстати, а что такое Dead Can Dance СЕЙЧАС? В 80-х и 90-х ответить на этот вопрос можно было хоть и по-разному, но легко. А что происходит с группой теперь, после неожиданного возрождения и воссоединения? Ведь, несмотря на продолжающиеся успешные сольные карьеры как Брендана, так и Лизы, за это время не было записано ни одного совместного альбома группы, а концерты проводились только во время реюниона в 2005-ом. И вот, спустя 16 лет, Dead Can Dance наконец-то представили публике полноценный новый релиз.

Последний альбом называется «Anastasis», что «в буквальном смысле означает «восстать», это подразумевает, что ты или встаешь на ноги, или снова появляешься на глаза людей. Возвращение с новыми жизненными силами», — как объясняет Брендан в одном из интервью. «Восставшие» DCD чем-то напоминают утерянные и вновь обретенные партитуры больших древних мастеров: словно встречаешься с чем-то вечным и незыблемым, затерявшимся во времени, но, волею случая, возрожденным к жизни.

Все это находится уже вне времени и за гранью музыки. Истинный талант, тот самый, про который говорят «от Бога», потрясающая музыкальная интуиция, удивительное мастерство в построении композиций, затейливая, аккуратная и продуманная инструментовка, где каждый тембр строго на своем месте, — все это позволяет Dead Can Dance добиваться почти неземного звучания. И даже анализировать, как сделана эта музыка, не возникает желания, ведь она прекрасна настолько, что невольно заслушиваешься, она пленит и околдовывает от первой до последней ноты.

У DCD есть уникальная способность «оживлять» музыку. В конце концов, музыка — всего лишь более или менее удачно организованный порядок звуков, но иногда в ней появляется что-то еще, что-то неуловимое, неописуемое, но поднимающее на качественно иной уровень. И тогда рождается красота — красота, материализованная в звуке, вибрацию которой можно буквально почувствовать «кожей». Все это и есть Dead Can Dance.

Фото: Юля Левченкова, предосталено порталом МузКуб

А помимо этого — еще необыкновенное музыкальное мышление Брендана, позволяющее ему играючи использовать в своей музыке даже не просто определенные этнические инструменты, а целые пласты музыкальной культуры: это и европейская старинная музыка (средневековая и периода ренессанса), и африканские ритмы, и латиноамериканские, суфийские, греческие и балканские мотивы. Весь спектр мировой этно-музыки — органичная составляющая пестрой музыкальной мозаики Dead Can Dance. Но примечательно, что, несмотря на многочисленные референсы, музыка коллектива не имеет четкого фокуса на чем-то одном, и уж тем более не становится этнической. Напротив, на выходе мы получаем органичный синтез западноевропейской музыкальной традиции и традиций «народов мира», и, в то же время, нечто настолько оригинальное, что весь музыкальный классификационный аппарат оказывается совершенно бессильным перед этим богатством.

Фото: Юля Левченкова, предосталено порталом МузКуб

И отдельного внимания, конечно же, заслуживает голос Лизы — чаровницы, волшебницы, настоящей гомеровской сирены, услышав пение которой можно в полной мере ощутить себя современным Улиссом. Эти двое, словно детали паззла, дополняют друг друга: чуть отстраненный и холодный глубокий баритон Брендана и чувственное, насыщенное, эмоциональное меццо-сопрано Лизы создают фантастический по степени воздействия на слушателя дуэт (а все дуэты и трио прозвучали на концерте просто потрясающе). Голос Лизы — уникальный инструмент, подобный живому существу, способному неожиданно тонко и максимально достоверно передать даже легчайший оттенок любой эмоции. Богатый яркий тембр, большой диапазон, равномерность звучания на протяжении всего звукоряда, … а как прекрасно раскрываются и насыщаются, приобретая поистине неземное звучание, протяженные, парящие высокие и ласкающие бархатистые низкие ноты. И все это, заметьте, ВЖИВУЮ, без всяких там реверов и дилеев!

И вот, когда ты сидишь в большом зале и слушаешь эту почти мистическую музыку, становится совершенно непонятно, зачем все эти современные ребята продолжают выходить на сцену и играть свои так называемые «песни», когда есть подлинная красота, которую вот так просто можно прийти и услышать. И это дороже любых денег, дороже потраченного времени, важнее не слишком удачно выбранной площадки и нелепых пьяных выкриков «о..енно», которыми додумались приветствовать этих небожителей отдельные особо культурные индивиды.

 

Ну да, все это мелочи. А красота — бесконечна.

 

 

 

 

 

 

 


Метки

Статьи

2692

Рекомендации