День 14. Аквитания и сытое счастье афроамериканца-гомосексуалиста

Медленно выходящими на заслуженный отдых либералами-французами разведгруппа Модного Петербурга за одну ночь оказалась сыта по горло. Да и как не будешь сытым, намазывая бри на мягкие французские булочки?

Оставаться дальше в доме, где все пропитано сытым двоемыслием было невыносимо, но климат и атмосфера юга Франции так завладела нами, что мы решили просто переселиться.

В другой райончик, в другой домик, к другому французу.

Мы использовали сервис AirBnB и были несколько удивлены, когда хозяин дома пригласил к себе в свое отсутствие, просто сказав код от ворот владений. Вывеска при въезде гласила «Клуб Принцев», но мы лишь ухмыльнулись — тогда еще не знали, к кому приехали. После двух ворот (пароль от первых — 1144, от вторых — 3366) перед нами предстал сам особняк — белое двухэтажное здание, опять таки выполненное в романском стиле. За особняком располагался небольшой участок земли с гладко выбритым газоном и несколько пристроек, наполненных строительными материалами. Как потом выяснилось, хозяин отстраивает весь дом самостоятельно, это его хобби.

Особняк + газон. Можно сидеть на веранде и есть багет с сыром бри, заивая легким вином

Сказать, что внутреннее убранство идеально — не сказать ничего. Каждая мелочь в этом доме сделана так, как удобно человеку, живущему в нем. Все: и на кухне, и в гостиной, и в спальнях, и в туалетах, и в ванных, и в прихожих, и в коридорах, и на лестнице устроено интуитивно понятно, просто, чисто, стильно, аккуратно и ненавязчиво. Если железный порядок северной Европы кажется нам чем-то вроде фашизма, то аккуратизм юга Франции — это развитой капитализм. Это то, против чего безуспешно боролся Тайлер Дерден. Единственное нормальное желание, возникающее у адекватного (или не очень, да просто русского, нормального, своего) пацана — разнести всю избушку к чертям и наблюдать за беспорядочным расширением и сужением зрачка хозяина, вернувшегося на пепелище. Опять таки, повторяюсь, сказать, что этот человек — это его вещи, — ничего не сказать.

Вещи Дэвида без Дэвида

Он просто соткан из своего уюта, это — цель его жизни и средство, которым он этой цели достигает. Ему не нужны друзья, собака, кот, женщина. И вот тут мы крепко задумались. А чего это у него женщины нет? Ванная комната наполнена аккуратно расставленными гелями для душа и топовыми французскими ароматами, спортивный зал выглядит так, как будто занятия только что кончились, холодильник наполнен едой и вином, и только, пожалуй, Xbox выдает, но ведь это мелочь! Мы стали ждать.

Мы стали ждать белоснежный автомобиль, из которого выйдет строгий костюм, внутри которого — гладкий загорелый джентльмен голубых кровей, загорелый и улыбающийся — короче, хотя бы как мы. Но какого было наше удивление, когда вместо него домой вернулся щупленький дерганый негр в рабочей одежде, стеснительно припарковав какую-то невразумительную развалюху рядом с нашей сверкающей Toyota Corolla. Дерганый — не то слово. Сразу стало понятно, что за ухоженным, доведенным до абсурдного идеала интерьером кроется целый багаж типично европейских комплексов его хозяина. Ну да ладно, пора выключать русских быков: Дэвид оказался вполне себе милым, вежливым и услужливым французом, чем нас и подкупил.

Улыбчивый афроамериканский француз Дэвид. И никаких белоснежных пиджаков!

С помощью пары нехитрых вопросов за совместным употреблением гриля, барбекю и пива было выяснено, что Дэвиду нравятся мальчики (потом оказалось, что ему нравятся всё же и девочки, но “ложечки нашлись, а осадочек остался” — прим. автора). Ну, с нами ему не повезло: он наверное это с первого взгляда понял. Мальчики нам не нравятся. Мы даже друг другу не нравимся. Это правда. Тем не менее, общению это не помешало, и общих тем нашлось немало: мы показывали Дэвиду Баскова, переводили тексты Кровостока, а он, выпив виски, включал какие-то несмешные французские видео и смеялся как дебил.

Чуть позже приехали другие арендаторы — молодая пара с севера Франции. Так как с европейской молодежью к тому моменту опыт общения уже накопился нешуточный, ограниченности и простоте прибывших гостей мы не удивились. Зато удивились тому, что парень знает, кто такой Paul Kalkbrenner. А Вы знаете?

 

День 13. Аквитания и разговоры о свободе на юге Франции

 

 

 

Modny Faraway Trip 2014: 
СПб-Гибралтар-СПб

 

Метки

ЧтениеСтатьиЕвропаевросоюзлетомодный трип 2014отдыхотпускпутешествиеФранция

4860