Дэвид Линч: страдать должны истории, а не люди

Свежее интервью Дэвида Линча сайту The-talks.com. Про новый «Твин Пикс» пока ничего, зато много полезной информации для начинающих кинематографистов и любителей медитации. Более полное интервью мэтра можно почитать здесь, а на закуску посмотреть 118 модных свитеров из сами знаете какого сериала.

Мистер Линч, вы обучались трансцендентальной медитации, потому что у вас были проблемы с гневом?

Нет. Гнев есть у многих людей, и я один из них.
 

Люди обычно направляют гнев на тех,
кто может им это позволить.

 

Я, например, проецировал его на свою первую жену. Через две недели после начала медитации она подошла ко мне и спросила: «Что происходит?». Я отвечаю: «Ты о чем»? Она: «Куда делась вся твоя злость?». Часто бывает, когда начинаешь практиковать медитацию, ты не замечаешь в себе никаких изменений, но эти перемены начинают подмечать другие люди.

Так почему вы начали медитировать?

Это было в 1973 году. Идея была в том, что человек может достичь просветления. Она сводила меня с ума, потому что когда ты слышишь о том, что человек использует только 5 или 10% своего мозга, то сразу задаешься вопросом, а для чего предназначена остальная его часть? Как ты можешь использовать эти скрытые ресурсы, и насколько далеко можно в этом продвинуться?

 

Многие говорят, что медитация — это,
как бегать трусцой или
лежать на пляже под теплым солнцем.
Подобные сравнения показывает нам,
насколько люди далеки от понимания
истинной сути духовных практик.

 

 

Медитация — это путь к самому глубокому уровню жизни, абсолюту, всеобщему, возможность испытать самые непостижимые и тонкие переживания. Человеческое существо для этого и создано.

Думаете, вы лучший, потому что за ваши фильмы ответственен более высокий уровень сознания?

Я не знаю. Вы можете уловить идеи на более фундаментальном уровне, когда начинаете медитировать. Интуиция начинает развиваться, а она является главным инструментом художника, сочетанием мысли и чувства, например, когда ты что-то рисуешь и настолько увлечен процессом, что можешь работать почти без остановки. То же самое и с фильмами. Когда увеличивается наслаждение от работы, увеличивается и наслаждение от всего сущего. Идеи плавают вокруг тебя, и ты можешь ими пользоваться. Ты понимаешь, что это такое? Это внутреннее знание, которое возрастает в нас, и оно прекрасно.

Бываете ли вы подавлены или страдаете депрессией время от времени?

Ты по по-прежнему можешь поймать волну депрессии или ненависти. Это все относительно. Главное, теперь это не столь значительно, и боль уходит от тебя. Человечество не было создано, чтобы страдать. Блаженство и есть наша природа. Мы должны быть счастливыми, и мы вполне на это способны. Настоящее блаженство может быть достигнуто разными способами, а после того, как оно станет доступным, наслаждение, получаемое от жизни, будет гораздо более интенсивным.

Можете ли вы конкретизировать, как это влияет на вашу повседневную жизнь?

События твоей жизни остаются прежними, но тебе становится гораздо легче следовать своему пути. Я чуть не покончил с собой из-за фильма «Дюны». Это было ужасно. Я настолько идентифицировал себя со своими фильмами, что не мог смириться с провалом. Существует поговорка: «Мир такой, какой ты». Ты можешь носить темно-зеленые грязные очки и таким же будет и твой мир, или можешь начать исследовать океан чистого сознания, блаженства, творчества, интеллекта. В процессе этого исследования ты сменишь темно-зеленые очки на розовые, мир откроется для тебя с иной стороны, и он будет становиться только лучше.

Я бы сказал, с помощью ваших фильмов мы видим мир сквозь довольно мрачные очки. Почему так?

Если бы вы смотрели фильм, в котором начало было спокойным, середина — мирной, а конец — довольно тихим — кому вообще был бы нужен такой фильм? Чтобы рассказать историю, всегда необходимы контраст и конфликт.

 

Историям нужны как тьма, так и свет,
им нужны потрясения, беспорядки.
Но режиссеру совсем не обязательно страдать,
чтобы показать вам это.
Страдать должны истории, а не люди.

 

 

Как приходят идеи для твоих фильмов?

Я всегда говорю, что идеи управляют лодкой. Идеи — это огромное благо. Ты всегда стараешься поймать идею, в которую можешь влюбиться. Каждый раз, когда я делаю фильм, я вдохновляюсь не книгами или чужими сценариями, которые зачастую рассказывают одно и то же разными словами. Вся история никогда не приходит сразу, открываются лишь фрагменты, которые ты и складываешь в сценарии. Как только одна идея приходит, ты записываешь ее и ждешь, когда явится следующая. Мало-помалу они начинают складываться в общую картину. Затем ты снимаешь фильм по этому сценарию, монтируешь его и добавляешь звуки и музыку — это и есть процесс. Идея может породить историю, которая будет абстрактной и медленной, а может, наоборот, создать стремительную и остросюжетную историю.

Что вы предпочитаете?

Мне нравятся разные виды кино. Здесь нет никаких правил. Некоторые абстрактные вещи оставляют меня безучастным, а иные сводят с ума. Некоторые остросюжетные фильмы на меня никак не действуют, а другие разжигают во мне огонь. Это кинематограф. Здесь миллиарды различных элементов. Кино, как говорится, сочетает в себе семь искусств. Это очень насыщенная форма, и ничто не мешает тебе искать идеи в самых неожиданных местах. Кино — очень могущественное и прекрасное искусство.

Есть фильмы, на которые ты ориентируешься?

Каждый должен найти собственный голос, копирование здесь не при чем. Годар, Феллини и Бергман — мои герои. «Бульвар Сансет», «Окно во двор», «Восемь с половиной», «Мой дядюшка» Жака Тати или «Каникулы господина Юло», все фильмы Кубрика, все фильмы Феллини, наверное, все фильмы Бергмана — очень много великих фильмов были источником вдохновения.

Влияли ли эти фильмы подсознательно на твою работу? Можно сказать, например, что концепция вуайеризма в «Синем Бархате» была вдохновлена «Окном во двор» Хичкока.

Я не знаю, правда это или нет. Кинематографу уже 110 лет. Для любого из нас невозможно сделать несравнимое с тем, что было раньше. Для меня «Синий бархат» — это «Синий бархат», а «Окно во двор» — это «Окно во двор». Ты можешь сказать, что «Бульвар Сансет» или «Окно во двор» были источниками идей для меня, и я действительно люблю эти картины и вдохновляюсь ими, но жизнь — это фильм 24 часа в сутки и семь дней в неделю, ты черпаешь из нее идеи все время. Трудно сказать, что именно в кинематографе является источником... Вокруг тебя плавают миллиарды идей, и тебе просто нужно поймать их.

 

 


Метки

КиноИнтервьюСтатьидэвид линчинтервьюкиномедитация

15416

Рекомендации