Chinawoman о Киркорове, Серове и обмане русских

Chinawoman — канадский музыкант с берлинской пропиской и русскими корнями. Ее мать была танцовщицей Кировского балета, а отец — инженером из Ленинграда, поэтому в детстве Мишель звучала та же музыка, что и в детстве любого советского человека, родившегося в 70-х. 

Мишель Гуревич («Чайнавуман») выступила в Петербурге 27 октября в «Биржа Баре». Уже в третий раз и вновь душевно и усепшно: совсем камерный концерт, чуть ли не квартирник — было тесно, уютно, Гуревич не переставая улыбалась, общалась с публикой и даже спела русский романс, аккомпанируя себе на гитаре. 


 

Взять у певицы интервью после гига оказалось сложновато — Chinawoman, слегка уставшая, но довольная, раздавала автографы и делала селфи с поклонниками, принимала цветы и подарки. Наконец ей это наскучило, Мишель попросила у своего менеджера 0,5 светлого пива, и мы отправились беседовать. 

 

МП: Ты круто выступила!

 

МГ: О, спасибо! Ты очень мил!

 

МП: Ты была в Петербурге два раза, это третий. Что изменилось?

 

МГ: Нет, ничего не поменялось. Когда я приезжаю сюда, то чувствую, что у меня и у Петербурга есть что-то общее. Как-никак, мой отец отсюда родом.

 

МП: Люди в других странах так же эмоционально реагируют на твои выступления?

 

МГ: Нет. Это особенность русских! Не уверена, что где-то еще после концерта мне дарили цветы. Не знаю, эмоциональны ли русские. Знаешь, все люди по-своему эмоциональны.
 

 

Русские тоже по-своему эмоциональны, 
И любят дарить цветы.
Это очень красивая традиция, которую я ценю.

 

 

МП: Участники твоей группы из самых разных стран и частей света: гитарист мексиканец, ударник шотландец, клавишник британец. Где ты их нашла?

 

МГ: Когда я жила в Торонто, меня окружали самые разные люди, я постоянно находила новых знакомых. Там состав моей группы часто менялся. Но после переезда в Берлин я нашла этих замечательных музыкантов посредством того же общения. Я люблю общаться с людьми.

 

МП: А сначала ты играла одна?

 

МГ: Ага.

 

МП: Все еще живешь в Берлине? Как тебе там?

 

МГ: Да, и не собираюсь переезжать. Это удивительный и красивый город.

 

МП: Не хочешь записать альбом на русском?

 

МГ: А ты думаешь, оно того стоит?

 

МП: Ну, не знаю, ты же артист.

 

МГ: Не знаю, нужно ли это. Записать я, конечно, могу, это не проблема. Но нужно ли это кому-то? Даже русские вряд ли хотят услышать этот альбом. Знаешь, русские любят, когда западные музыканты звучат «немного» по-русски, но если это «слишком» по-русски... То это вызовет отторжение.
 

 

Я бы могла сделать альбом
из кавер-версий русских песен,
но сомневаюсь, что это кому-то нужно.

 

 

МП: Русские любят держать дистанцию.

 

МГ: Именно. Типа, «о, это немного по-русски, но все-таки по-английски, значит, это круто».

 

МП: Русские в основном не очень-то жалуют русскую музыку...

 

МГ: Поэтому я прибегаю к таким хитростям. Обманываю людей! Русские слушают русскую музыку и не подозревают об этом. (смеется)

 

МП: Да, ведь влияние творчества Пугачевой и Серова в твоей музыке очевидны.

 

МГ: Да, обожаю их!

МП: А вот в России «прогрессивная молодежь» их ненавидит. Даже смеется над ними! 

 

МГ: Вот я и вынуждена так лихо маскировать эти влияния в своей музыке, чтобы никто ничего не понял! (смеется)
 

 

Знаешь, беру музыку Киркорова,
и вместо треша, перьев и блестяшек
делаю все черно-белым.
И все такие «вау!»

 

Текст: Иван Волков
Фото: нам не принадлежат


Метки

ГородМузыкаИнтервьюChinawomanБиржа баркиркоровконцерт

22640