Искусство вечеринок: легендарный клуб 80-х AREA

Если вы считаете себя заядлым тусовщиком, окститесь. Самые крутые вечеринки остались в далеком прошлом, где-то в 80-х. Ричард Мецгер (Richard Metzger) рассказал о самом популярном нью-йоркском клубе того времени — AREA — куда ходили Энди Уорхол, Жан-Мишель Баския, Дэвид Бирн, карлик из «Твин Пикса», Феллини и другие фрики. 

Эти десять лет были «золотой эрой», временем, когда ночная жизнь в Нью-Йорке стала безумно декадентской, но интеллектуальной и сложной. Чтобы не быть голословным, отмечу, что все началось с открытия «Студии 54» в 1977 году и закончилось в конце 80-х.

Причиной краха были многие факторы: СПИД, нашествие «клубных детей», общие финансовые трудности — тяжело платить аренду за огромное помещение в таком дорогом городе. Многое произошло до того, как я приехал в Большое Яблоко, но и на мою долю выпало немало приключений. Когда я был моложе, то тусовался каждую ночь. У меня было чувство, что если я останусь дома и лягу спать, то пропущу что-то очень важное. Тогда так оно и было. И я делал все возможное, чтобы приобрести самый сумасшедший опыт. В этом я преуспел. 

Хотя не могу сказать, что AREA была моим самым любимым клубешником («Дансетерия» нравилась мне больше, потому что там всегда были горячие цыпочки моего возраста), но он точно был самым огромным и величественным. По крайней мере, из всех мест, где я был. Каждые шесть недель команда из тридцати художников и плотников круглосуточно корпела над тем, чтобы подготовить клуб к новой тематической вечеринке: «Красное», «Роды», «Захолустье» и так далее. Я расскажу вам о том, каким галлюциногенным и эффектным было это место, о своей первой ночи там после переезда в Нью-Йорк. 


Я приехал в Нью-Йорк в конце ноября 1984 года. После того, как я привел себя в человеческий вид в отеле ($50 за ночь), на удивление достойном, то начал листать Village Voice в поисках интересных событий. Я решил пойти в «Дансетерию» сразу, хотя вечер еще только начинался — слишком рано, чтобы тусить. Но мне было 19, и я был слишком молод, чтобы понять это. Да и по закону мне еще не разрешалось находиться в заведениях подобного рода. Ничего удивительного, что я приехал в неподходящее время, до того, как все начали собираться. Я сидел на диване и смотрел видео Soft Cell, пока персонал готовился к ночи.

Вскоре ко мне присоединилась пара чуваков примерно моего возраста — строго одетый афроамериканец и его подруга-блондиночка, родом из Швеции. У нас завязалась дружеская беседа, и парень сказал мне, что у него с собой есть кокаин. Нет, вы не поняли, килограмм кокаина. Он предложил его мне, и я, конечно, оглушительно завопил: «Даааа!». Афроамериканец использовал колпачок от лекарственного сиропа, чтобы вычерпать для меня столько порошка, сколько вмещал пакетик ziploc. И вручил пакетик мне. «Так это и есть Нью-Йорк?», — подумал я, — «Черт возьми, мне это уже нравится!». 


 

Потом к нам подсели другие ранние пташки, будущий лидер «клубных деток» Майкл Элиг — тогда студент первого курса университета Фордхэм в Бронксе — и его подруга. Им тоже предложили убойную дозу кокса, которую они с восторгом приняли. Майкл (которого потом сыграл Маколей Калкин в фильме Party Monster) спросил, не собираемся ли мы принять участие в тематической вечеринке «Вера» в AREA. 

Я тогда был совсем зеленый и ни разу не слышал о таком месте. Майкл настаивал на том, что мы все непременно должны пойти, потому что намечается невероятная тусовка. Мол, он сделает так, что нас всех пропустят бесплатно. Около полуночи мы поймали такси и попросили отвезти нас на Hudson Street, 157. Мы выпрыгнули из машины и сразу попали в людскую толпу, которая бесновалась, пытаясь попасть внутрь. Майл сдержал слово, и человеческое море расступилось, пропуская нас. Пока я перемещался от такси к входной двери, то заметил, как горстка людей торжественно спускается по улице, неся на кресте мужчину со стрелами (мне казалось, горящими) в животе, как у святого Себастиана. Это привлекало внимание, могу вас заверить.


Итак, мы вошли в AREA. Это было похоже на грандиозный замок: каменная прихожая, с окнами на правой стороне, как бывает в универмагах. Но внутри были произведения искусства, невероятные объекты, странные люди, животные, перформансы и подобного рода мракобесие. Вскоре распятого парня несли по коридору, и в конечном счете водрузили крест в бассейн, заполненный акулами, который был в гостиной. Тема «Веры» превратила клуб в гигантскую галерею манерной религиозной иконографии и духовной непочтительности. В уборных за писсуарами, прямо на уровне глаз, висели мониторы, на которых крутили видео с Папой, Джимом Джонсом и Джерри Фалвеллом. 

К моему совершеннейшему восторгу, там был Энди Уорхол. Майкл спросил: «О, ты хочешь познакомиться с Энди?». Я ответил: «Конечно!». И он толкнул меня сзади обеими руками, так сильно, как только мог, прямо на великого художника. Я чуть было не сбил с ног уорхоловскую задницу. К счастью для меня, Энди видел, по чьей вине это случилось, и направил весь свой гнев на Майла, а не на меня, так что я мог тихо улизнуть, сгорая от стыда, и направиться в другую часть клуба. 


 

Толпа, которая тусовалась в AREA, была по меньшей мере эклектичной. Тут были фрики, очень красивые люди, полуизвестные, очень известные, невероятно богатые. Модницы, художники, галеристы, студенты арт-вузов, европейцы, мальчики из братства Уолл-стрит (одни из немногих, которые по-честному заплатили за вход и свои напитки) — на самом деле, вы могли встретить здесь кого угодно.

Джоан Риверс, В-52, Бой Джордж, Аллен Гинзберг, Билли Айдол, члены Psychedelic Furs или Duran Duran, Джон Уотерс, Джон Секс, Энн Магнусон, Жан-Мишель Баския, Дэвид Бирн, Малкольм Макларен, Лорен Хаттон, Мэтт Диллон, Федерико Феллини, Барбара Уолтерс, Питер Бирд, Майкл Андерсон (карлик из «Твин Пикса»), Найл Роджерс, Стивен Майзель, Кельвин Кляйн, Стинг и многие, многие другие. Иногда вы могли за вечер встретить их всех. Все присутствующие понимали, что круче AREA в такую ночь нет клуба на всей планете.

Нью-Йорк тогда был диким, творческим и опасным местом, в зависимости от того, как вы к этому относились. В AREA было все лучшее, что город мог предложить, там роскошные знаменитости встречались с претенциозными нищебродами. Это был один из самых продолжительных и ярких художественных проектов того времени. Всем руководила горстка чудаков, провидцев и бизнесменов. Многие из самых трудолюбивых художников были обычными наркоманами. То, что клуб продержался так долго, ночь за ночью, тема за темой — и на таком высоком уровне — делает его невероятным культурным явлением. 

К сожалению, вечеринки как вид искусства, вещь слишком эфемерная. Разумеется, в памяти людей они запечатлеваются легендарными событиями, но не остается почти ничего материального. Только редкие фотографии, видео и сувениры. AREA славился своими сложными, концептуальными приглашениями, наподобие таких: 


 

Ниже вы можете посмотреть видео Джона Секса под названием Hustle With My Muscle, режиссером которого был покойный Том Рубниц. Это одна из немногих лент, которые все еще доступны на YouTube. Темой тогда, в 1986 году, было заявлено «American Highway». К сожалению, вы не составите представления о реальных размерах клуба по этому видео, зато сможете проникнуться невероятной атмосферой. 
 


Метки

ЧтениеМузыкаСтатьи80-еareaискусствомузыканочные клубынью-йорктусовкиэнди уорхол

12304