ALPHAVILLE: «Нам по**й, мы хиппи!»

Концерт немецкой группы уже закончился, и импозантный лысый организатор провожает наших корреспондента и фотографа в гримерку, где их тут же заключает в объятия добрый и веселый Мэриан Голд.

Рядом за столиком пьют пиво похожий на безумного немецкого ученого из фильма про Джеки Чана барабанщик Якоб Кирш и басистка Майя Ким, явно боевая подруга Джеки Чана из того же фильма. Клавишник Мартин Листер и гитарист Дэвид Гудз незаметно исчезают, как настоящие британцы.

Guten Abend, ich heisse Mitja, а это — Даша, портал «Модный Петербург»!

Якоб: Кому пива? (вручает по бутылке Мите и Мэриану) А то что-то жарко тут, как в финской бане!

Мэриан (поёт): Жарко тут, как в бане-е-е…

Остальные: Как в финской бане-е…

Дружный смех.

Мэриан: Ну, все, мы готовы! Cheers!

Митя  открывает пиво, и пена обильно льется ему на штаны.

Scheisse!

Мэриан: Scheisse! А как по-русски scheisse?

Говно.

Мэриан: Govno… Отлично! Похоже на government!

Дружный смех.

Итак, Мэриан, вы выступаете в России с 1998 года...

Мэриан: Серьезно?

Да, вы тогда еще приезжали с Бернардом!

Мэриан: А, да, мы играли с Бернардом в парке Горького, концерт на открытом воздухе. Круто было!

C тех пор вы приезжаете в Россию почти каждый год. Что изменилось для вас за эти 15 лет?

Мэриан: Все очень изменилось: Путин, Медведев, Путин, Медведев, Путин… Очень многое изменилось!

Смех.

В смысле, для вас как для музыкантов: аудитория, звук в залах…

Мэриан: Музыка — это постоянно изменяющаяся вещь, она развивается со временем, это и делает ее такой интересной. В основном изменились технологии. В начале 90-х мы работали с сэмплерами, потом на смену им пришли компьютеры. 

И это очень странно: мы целыми днями сидим в студии, добиваемся идеального звука, а они наши песни на айфонах слушают! Что же касается нас, то мы терпеть не можем повторяться и стараемся каждый раз делать что-то новое. Например, сейчас работаем над новым альбомом, который выйдет в 2014 году, тогда же мы отметим тридцатилетний юбилей Alphaville в Париже, в маленьком клубе.

Почему именно в Париже?

Мэриан: Это очень красивый город, я его люблю! Наш первый юбилейный концерт в честь двадцатилетия группы мы играли в Берлине в шатре, второй — в Праге во дворце, а в этот раз выступим в маленьком клубе. Это будет очень интимное шоу. А, да, я же говорил про новый альбом, над которым мы работаем. Так вот, он будет абсолютно не похож ни на один из предыдущих. Скучно же все время делать одно и то же.

Ты наверняка заметил, что на ваши концерты приходят не только старые поклонники, которые слушают вас с 80-х, но и ребята пятнадцати-шестнадцати лет. Как бы ты объяснил это? Ведь, как это ни прискорбно, вы давно не являетесь частью мейнстрима.

Мэриан: Мы не стоим на месте и все время развиваемся, поэтому у нас постоянно появляются новые поклонники. Даже старые песни на концертах мы играем совершенно иначе, поэтому и привлекаем абсолютно разную аудиторию, а не только хардкорных фанатов из прошлого. Это совсем не ностальгические концерты, не зомби-шоу!

Вы выпустили альбомы Dreamscapes и Crazy Show, в которых было невероятное количество потенциальных хитов, очень ограниченным тиражом и продавали их исключительно через свой сайт. Почему вы решили распространять их именно так, это же как-то ненормально для таких шедевров?

Мэриан: Потому что мы ненормальные!

Дружный смех.

Я читал интервью с Пэдди Макалуном из группы Prefab Sprout в журнале Rolling Stone, и там он выразил именно то, о чем я  думал! Мы постоянно меняемся, очень скучно делать одно и то же снова и снова. Если кто-то нащупал концепцию, которая работает и нравится людям, то он всегда будет ей следовать. Но мы не такие, нам это неинтересно, мы следуем разным концепциям каждый раз, мы — любопытные коты!

А вас не парит, что из-за того, что Crazy Show и Dreamscapes вышли таким ограниченным тиражом, поклонникам Alphaville в таких странах, как Россия, пришлось покупать их у пиратов?

Мэриан: Нет, меня это вообще не парит!

Серьезно?

Мэриан: Да! Абсолютно не парит!

Якоб: Да мы и сами это делаем!

Дружный смех.

Мэриан: Да, мы сами это делаем! Если мне нужно послушать какую-то мою песню, я иду на пиратский сайт и ворую собственную музыку! Мне вообще похуй! Мы же артисты, так ведь? Мне похуй, что люди качают наши песни. А если хочешь чего-то настоящего… В наше время главное — это концерты, ведь каждый из них уникален. Сегодня, я думаю, тоже было клевое шоу, мы реально жгли, публика рубилась вместе с нами, всё тоже было охуительно, но при этом совершенно по-другому! Каждый концерт уникален. Живые выступления — это единственная реальная вещь, которая осталась в мире. А то, что могут скопировать миллионы людей, мне неинтересно.

Когда Alphaville пришли к успеху с Big in Japan, тебе уже почти стукнуло 30. Многие считают, что в этом возрасте уже поздно становиться рок-звездой, но у тебя, тем не менее, получилось! Всем поклонникам интересно, чем ты занимался до тридцати лет. Были ли какие-то другие группы или арт-проекты, ты же, насколько я помню, был художником.

Мэриан: Ты что, это же было так давно, мне в следующем году уже будет 60! Я не помню, что я тогда делал. Я пожалуй, ничем особо интересным не занимался, работал то там, то там… В цирке работал…

В цирке?! А что ты делал в цирке?

Мэриан (с серьезным лицом):  Я прыгал сквозь огонь…

Все присутствующие сползают под стол.

Якоб: Ты же клоуном работал!

Мэриан: Да, я был клоуном! Да нет, не думаю, что я достаточно талантлив для клоуна. На самом деле, я натягивал шатры, зверей кормил и все такое. Еще я работал в баре, был официанткой... (общий смех из-под стола) Ну а что такого, я же тогда молодой был, ха-ха-ха! В общем, чего только не делал, чтобы заработать на жизнь.

А всякие арт-проекты, музыка?

Мэриан: Ну, я всегда каким-то артом занимался! Изначально хотел стать художником, отучился три семестра в Берлинской академии искусств, а потом пришел панк-рок. У меня был друг и он сказал: «Давай сочинять музыку, все могут, чем мы хуже?!» Так все и началось. Я никогда не думал, что стану музыкантом. Но оно, наверное, и к лучшему. Писать картины у меня получалось куда хуже, как мне кажется.

Ты, как известно, один из лучших вокалистов восьмидесятых, а есть ли у тебя какое-нибудь музыкальное образование?

Мэриан (с гротескным пафосом): Я и сейчас один из лучших вокалистов! Не восьмидесятых, не девяностых! Я вообще один из лучших вокалистов! А еще тут находятся один из лучших барабанщиков и один из лучших басистов, понял, да? (сурово глядит на Митю) Ха-ха-ха!!!

Согласен! И все же, у тебя есть музыкальное образование или это просто природный дар?

Мэриан: Нет, это просто… Я!

Сейчас ты единственный участник оригинального состава.

Мэриан: Э-э-э, погоди! С Мартином я играю еще с… э-э-э…

Девяносто пятого.

Мэриан: Точно, с девяносто пятого! А с Дэвидом  мы впервые играли в девяносто шестом. Ты тогда поди еще и не родился! Конечно, группа появилась раньше, но дело в том, что Alphaville — это вечно изменяющийся проект. 

Хотелось бы спросить про Рики Эколетта и Фрэнка Мертенса. Где они сейчас и чем занимаются?

Мэриан: Не знаю. Рик… И Фрэнк… А кто это? Ха-ха-ха! Это ж так давно было!Фрэнк, по ходу, сошел с ума… Это был 1985 год, я помню, мы сидели во Франкфуртском аэропорту и он сказал мне: «Все, я ухожу! Не могу больше терпеть всю эту шумиху вокруг Alphaville». И все, больше я его не видел. Он просто встал из-за стола и ушел. Он — Сид Барретт Альфавилла. Знаешь Сида Барретта?

Да, конечно.

Мэриан: Он умер.

Я знаю. Но Фрэнк-то жив, надеюсь?

Мэриан: Надеюсь, что да.

А что с Риком?

Мэриан: Рик? А-а-а,  Рик! Это ж тот чувак с красивыми длинными волосами! О, я так его любил... И он неплохо играл на гитаре! Он просто устал и ушел после того, как мы выпустили Salvation. Он живет на юге Франции со своей семьей, больше ничего не знаю. Единственный, с кем я до сих пор общаюсь — это Бернард. Он занимается продюсированием, и вообще он очень способный.

А что-нибудь новое он делает? С Atlantic Popes, например?

Мэриан: Он, возможно, сделает несколько ремиксов для нашего нового альбома! У него своя студия. В общем, он охуенный чувак!

Какие группы он продюсирует?

Мэриан: Не знаю, это надо у него спросить. Он очень увлекается поп-музыкой.

Хорошо, давай поговорим теперь о новых участниках! В российских интернетах все в восторге от Майи, говорят, что она дико крутая и очень освежила концерты Alphaville. Как вам пришла идея добавить живой бас, ведь вы с середины 90-х выступали без басиста?

Мэриан (показывая на Якоба): Это все из-за него! У него спроси!

Якоб, как тебе пришла в голову идея взять в группу басиста, и почему ты выбрал Майю?

Майя, у тебя же наверняка огромный опыт, расскажи, в каких группах ты играла до Alphaville?

Майя (на ломаном английском с очаровательным немецким акцентом): Там было много панк-рок групп, рок-н-ролл, электро, техно, еще что-то непонятное, но крутое...

А можно что-то послушать на YouTube или MySpace?

Майя: Нет, не было ни ютюба, ни майспэйса. Не очень известные группы. Просто много играла. Делали группы, концерты, и… Да…

Долго смотрит на Митю и обворожительно улыбается, видимо, исчерпав свой английский словарный запас.

Мэриан…

Все начинают дико смеяться, особенно Майя. Импозантный организатор смотрит на часы и шепчет: «Last question!»

Мэриан, расскажи, пожалуйста, как у вас обычно происходит процесс сочинения песен? От изначальной идеи до законченной вещи?

Мэриан: Сложно сказать, всегда по-разному. Бывает, что мы начинаем сочинять песню и тут заходит Якоб и предлагает совершенно неожиданную идею, которая переворачивает все с ног на голову. И тогда получается совершенно другая песня, куда лучше, чем изначально. Иногда я сижу и наигрываю какую-то тему, заходит Мартин и предлагает что-то свое. У нас своего рода творческий пул: каждый вбрасывает свои идеи, потом все вместе над ними работают, и иногда из этого рождается что-то совершенно фантастическое. Вдохновение приходит откуда угодно: из новостей, событий в личной жизни, из басовых партий, из партий ударных. В общем, это коллективное творчество, за исключением текстов. Тексты пишу в основном я, иногда Мартин. Тексты рассказывают какую-то историю, а музыка старается следовать за ней. Иногда музыка начинает жить своей жизнью, и тогда приходится менять текст.

Сравниваешь с оригинальным демо и понимаешь, что от той песни вообще ничего не осталось! Мы абсолютно свободно мыслим и не следуем каким-то догматам. Мы всегда открыты для новых идей!

Импозантный организатор отчаянно показывает знаками, что пора закругляться.

Ну и напоследок скажи, пожалуйста, пару слов для ваших российских поклонников! А то нас тут торопят… 

Мэриан: Ну-у… Не торопитесь! Ха-ха-ха! Всего хорошего, увидимся на наших концертах! В следующем году мы празднуем наш юбилей в Париже. Так что, чувак, приезжай в Париж! Увидишь город, нас… Вы никогда не увидите Alphaville ближе, чем на этом концерте — это будет в маленьком клубе, и мы будем играть прямо в центре аудитории! Это будет абсолютно новый Alphaville, и все будет просто охуительно! 

 

Митя Кириллов


Метки

МузыкаИнтервьюСтатьи80-еAlphavilleBig In JapanконцертКосмонавтсинтипоп

16228

Рекомендации