Air France: day after

В учебниках по шведскому языку встречаются весьма странные диалоги вроде: «Где ключи?» - «Сидят в замке». За что? А черт его знает. Джоел Карлссон и Хенрик Маркштед из Air France как раз отличаются узнаваемо-шведским миропониманием и отличным чувством юмора


Ночью с 7 на 8 марта в баре «Сочи» играли диджей-сет «Air France». Никаких полетов дальше Гетеборга, размытые сочащиеся светом полароидные снимки и музыка как способ закрыть дверь в реальный мир. Два шведа, Хенрик и Джоел, которые, хотя «Air France», боятся летать, во время сета курят одну сигарету, оба одеты в белое, пьют красное вино и отвечают на вопросы, сидя на полу.

Air France в клубе Сочи

BE-IN: Почему «Air France»?
AF: …Даже не знаем. Вообще, мы думали переименоваться в «Аэрофлот» - по пути сюда на борту нас угощали напитками и обедом; наверное, мы должны быть очень счастливы по этому поводу. На самом деле, мы боимся летать.

BE-IN: Да ну?
AF: Правда. На этой неделе, например, у нас четыре перелета за три дня, и, если выживем, – точно переименуемся.

BE-IN: Так кто же все-таки придумал название «Аir France»?
AF: Это все Джоел. Была такая группа в Британии с чудаковатым названием Blueboy. У них в свою очередь была песня «Air France», со строчкой: «Air France, take me far, far away…» Нам показалось это красивым – это звучало красиво.

Хенрику и Джоелу по 27 лет. Хенрик любит перкуссию и маракасы, Джоел предпочитает гитары и синтезатор. Один из них угрюмый и плечистый, а второй голубоглазый и чувственный.

Им никак не отделаться от истории о выживании в холодной Швеции – где, уже 10 лет занимаясь музыкой, ты всё равно вынужден иметь другую работу, и где невыносимо мало теплых солнечных дней.


BE-IN: Почему диджей-сет, не концерт?
AF: Пока сложно придумать, как играть нашу музыку вживую: в ней много разных инструментов, перкуссии, скрипки… Нас же всего двое! Не так легко транслировать на сцену то, что мы делаем в студии. Но мы осуществим это в будущем. Размышляем над ремиксами: мы хотим, чтобы наши песни звучали свежо, по-новому. Будем делать видеоарт.

ВE-IN: В Швеции вы ведь тоже выступаете как ди-джеи?
AF: Да, но обычно это напоминает вечеринку для друзей: Гетеборг же очень маленький город, мы там почти всех знаем. Это одновременно и весело, и странно. Тебе приходится много общаться: так можно и о пластинках забыть, начиная болтать. В самом деле, мы не так часто играем. Много других дел, работа: надо зарабатывать на жизнь, арендную плату вносить…

BE-IN: То есть, вы не занимаетесь музыкой все время?
AF: О, нет. Джоэл, например, работает в компании, которая занимается телефонными опросами. Знаете, он спрашивает: «Что вы думаете о своей машине? Оцените ее работу по десятибалльной шкале». А я рабочий, можно сказать, пролетарий, хаха. Признаться, мы не ожидали, что будем популярными. Сейчас думаем о том, чтобы посвятить музыке все время.

BE-IN: А что изменилось в вашей жизни с появлением музыки?
AF: Она стала более лихорадочной, появилось больше вещей, которыми можно заниматься. Ведь знаете, раньше, мы только и делали, что смотрели телевизор, тусовались, выходили на улицу и искали приключений на свою…

«Air France» хорошо вписываются в компанию «Cut Copy», «Royskopp», «Empire of the Sun» – нежная электроника нового века, распускающиеся цветы, черника с молоком. Солнечный летний день, который завтра закончится совершенно точно снегом и тьмой.

Их музыка, чувствуется, обращена в прошлое, где всегда бывает так хорошо, как никогда больше не будет. И хотя собственные композиции они не играют, в выбранных для сета песнях это тоже есть.

BE-IN: У вас наверняка есть любимые треки… Наверняка, у вас есть любимые шведские музыканты.
AF: Нам нравится The Tough Alliance и The Embassy. Да, и Boat Club. Из самого любимого – британская группа Saint Etienne. Да это лучшая группа в мире, что там. Один из ее участников написал недавно в своем блоге, очень популярном в Англии: «Кстати, мне нравится эта шведская группа – Air France». И это самый лучший момент в нашей жизни. Когда ты слушаешь кого-то 10 лет, и он говорит «Да, классно»… Мы очень гордимся этим.

BE-IN: Думаете, будущее музыки все-таки за электроникой?
AF: Не совсем. Когда мы начинали, мы недолго думали над музыкальными решениями. Умели играть на клавишах, на гитаре, и не то чтобы очень хорошо. Электронику мы воспринимали как средство, а не как цель. Мы хотели делать что-то вроде, знаете, музыки шестидесятых – мягкое, нежное, романтичное. Но с помощью электро. Вы пейте вино…

BE-IN: Во время записей вы пьете коктейль из красного вина и колы…
AF: Да, точно! Мы называем его day after: когда не хочется много алкоголя и нужно взбодриться, он весьма неплох…

Гостей наших клубов, привыкших "отдыхать" до потери памяти и координации, мягким треклистом не удивишь. Но на одну ночь это прекрасный отдых, особенно, когда весна на дворе. И почти все готовы были танцевать с безмятежной радостью – от юных неуклюжих барышень до вполне взрослых любителей электронной музыки.

Хенрик и Джоел, кстати, говорят, что их музыка скорее эротична, чем сексуальна. И как эротика - пролог секса, так и музыка Air France – пролог к вашим собственным историям, даже если они творятся не на теплых набережных Гётеборга, а в прокуренных барах Казанской улицы.

http://www.myspace.com/theairfrance

NestrashnoProdolgim

Фотографии: Алексей Быстров, Любовь Луконина, myspace.com

Читайте также в журнале BE-IN:
Борис Смелов в Эрмитаже

По материалам be-in.ru


Метки

Статьи

2664

Рекомендации