Айн Рэнд и её уставшие Атланты

Эссе о набирающем популярность романе «Атлант расправил плечи» пера американской писательницы русского происхождения.

 

 

 

 

 

 

«

Ведь я только всего и хочу,

чтобы все всегда было по-моему.
 

»

Чёткие рубленые предложения без витиеватости и сложных конструкций, черно-белые персонажи и пропаганда яростного созидательного капитализма — вот стиль Айн Рэнд. Для русского человека, привыкшего со школьной программы к полифонии характеров Достоевского, неспешному повествованию Толстого, чувственной утончённости Бунина, подобное чтиво довольно неприятно. Как будто карманный роман из электрички.

Но написано в нём не о стареющей 30-летней деве из Мухобурга, встречающей рыцаря в прекрасных сверкающих латах, с которым она будет противостоять всему злобному миру, а о… Постойте! А ведь книга именно об этом! Главная героиня — некто ДэгниТаггарт — бесконечно увлечённая своей работой серая мышка. При этом автор романа сразу даёт понять — это она просто так выглядит сейчас, поскольку никто не видит подлинную красоту Кати Пушкарёвой, а вот стоит ей надеть бриллиантовый браслет и вечернее платье — и она звезда вечера.

Дэгни — девушка, занятая делом. Она очень хорошая и трудолюбивая. Все вокруг говорят о судьбах мира, о предназначении экономики, о великом смысле цивилизации — она не болтает, она делает. И ей плевать на все эти «проклятые вопросы» русской литературы: «кто виноват?», «что делать?», «а судьи кто?». Ей плевать на судьбу и проблемы «маленького человека», ей наплевать на двоякость Свидригайлова, она СТРОИТ ЖЕЛЕЗНУЮ ДОРОГУ. И ничего, кроме этой железной дороги в её жизни нет и, кажется, будто автор считает это абсолютно, совершенно нормальным.

Тем не менее, в годину неслыханных трудностей она встречает рыцаря на чёрном сверкающем «Хэммонде» по имени Хэнк Реардан. Этот персонаж посложнее. Но тоже прост и уныл. Рудники! Заводы! Шахты! Деньги, деньги, взять, взять! В отличие от Дэгни, у которой вообще нет недостатков и которая носит утяжелители на стройных ногах, чтобы ненароком однажды утром не отправиться прямиком в небо от вящей святости, у Хэнка Реардана есть упёртость, тщеславие, болезненное честолюбие и прекрасный набор комплексов, за расследование которых Фрейд получил бы две Нобелевских премии. 

Таких длинных предложений, как предыдущее, вы у Айн Рэнд не найдёте.

В общем, Хэнк спасает, помогает, влюбляет и удовлетворяет застоявшуюся в стойле Дэгни. И они ведут борьбу против всего мира, в которой, конечно же, победят.

«

Даже самые утонченные физические

или нравственные достоинства

не могут искупить социального греха:

участия в потреблении без участия в производстве.

»

Рассмотрим же основную линию произведения. Гумилёв почил, но понятие «пассионарности» живёт. Роман был выпущен в 1957 году, и влияние Гумилёва на мозг Айн Рэнд более чем очевидно. Пассионарии — это такие очень увлечённые делом люди, которые создают, изобретают и извлекают прибыль.

Атланты — это  американская версия русских пассионариев. Они проще, они пафоснее, они менее духовны, но, тем не менее, на их плечах держится весь этот мир. В книге есть сцена, когда уставший от приёма гостей Реардан смотрит из окон своего особняка на грозу и самодовольно думает о том, как круто, что благодаря ему все эти люди не ютятся в лачугах под ураганом, а вкушают канапе с икрой и мило щебечут на отвлечённые темы в уюте и покое. Рассказал бы он об этом индейцам…

Но можно пойти и дальше в изыскании различий между атлантами и пассионариями. Атлант не задаётся вопросом «зачем?», он делает. А вот пассионарий — существо несколько более сложное. Он задумывается о глобальных последствиях, решает не только первостепенные задачи выживания, но и вопросы подлинной морали. Подлинной морали, а не навязанной кем-то извне системы надуманных ценностей, которым нужно соответствовать, чтобы «быть своим». Именно глубины суждений и рассуждений не хватает атлантам Айн Рэнд. Хотя, скорее всего, им это не нужно, а нужно мне, поскольку я всего лишь маленький русский мальчик, впитавший «проклятые вопросы» с молоком моей интеллигентной матери.

Айн Рэнд рассказывает об обществе, в котором к власти пришли бездумные социалисты и морализаторы, которые губят на корню любые начинания честных атлантов и не гнушаются никакими средствами. И некоторые промышленники устают бороться. Они закрывают свой бизнес и уходят на покой. И вот уже в стране ситуация, когда просто нет станков. Хотят купить главные герои станков себе штук 200, а их нет. Вообще.

Но попробуем взглянуть на этот вопрос иначе — бизнес, он на то и бизнес, чтобы постоянно сталкиваться с новыми, доселе невиданными проблемами. Бизнес стагнирует — проблема. Бизнес растёт — проблемы роста. Бизнес и проблемы — это вообще неразделимые вещи. И основной проблемой, как мне кажется, является человеческий фактор. Наличие у каждого человека своих мыслей, чаяний и надежд вносит некую неразбериху в процесс. А тот факт, что люди ещё и меняются под гнётом обстоятельств, изменяют свои точки зрения и цели — вообще превращает бизнес в бадминтон деньгами у жерла вулкана.

И вот ещё что удивляет… В книге нет нападок на общество потребления. Сейчас это модно и в тренде. А вот в 1957 году в тренде было созидание общества потребления, и никто не задумывался, к чему это приведёт. Читая учёбник по макроэкономике, я прихожу в ужас, мои волосы седеют от осознания раздутого мыльного пузыря, которым является мировая экономика. И, прочитав эту книгу, начинаешь задумываться. А, быть может, это и не вымысел. Так и было в те годы, всё это произошло: честных предпринимателей заменили воротилы со связями. И победили люди наподобие мэра из книги Рэнд:

«

Ну, конечно, это я продал завод Марку Йонтсу. Марк был хорошим парнем, весёлым и энергичным. Не спорю, он недостаточно чтил кодекс, но кто из нас без греха? Конечно, он зашёл слишком далеко (продал завод одновременно двум покупателям, при этом предварительно вывез оттуда всё оборудование – прим. автора).

Этого я от него не ожидал. Я думал, что он достаточно умён, чтобы оставаться в рамках закона — вернее, того, что от него осталось.

Мэр Баском улыбнулся, глядя на них с безмятежной отрешённостью. Во взгляде его сквозила хитрость, лишённая ума, а улыбка излучала добродушие, лишённое доброты.

»

Признаться, мысль о том, что мы живём в мире, в котором ещё пятьдесят лет назад победили такие вот бюрократы и дельцы, заставила меня содрогнуться. Уж лучше Атланты. Потому что у них есть одно качество, возносящее их над всеми остальными людьми — они достаточно сильны, чтобы позволить себе быть честными и открыто выражать своё мнение. А, как известно, быть честным и открыто выражать своё мнение — высшая форма роскоши.

Закончить эссе хотелось бы ещё одной цитатой Джорджа Бернарда Шоу.

 

«

Когда мы перестаем делать — мы перестаем жить.

»


Метки

ЧтениеСтатьиайн рэндатлантЭкспериментус

13720