Абсурд и Бернард Вильхельм

Самым ярким событием первых дней Aurora Fashion Week была презентация Бернарда Вильхельма. Веники, ананасы, цветную слизь и холодных красавиц в платьях азиаского кроя он принес отчасти из мира западноевропейского современного искусства

Первый иностранный гость Aurora Fashion Week, немец-авангардист Бернард Вильхельм (Bernard Willhelm) лишил публику тщеславного удовольствия, когда люди с одного первого ряда любуются на своё отражение через узкий подиум. Он запустил гостей по кругу в трех небольших княжеских залах, а ритм шагов моделей сменил на пульсацию вселенной, как подобает в родной для него среде современного искусства.
 
bernhard willhelm, aurora fashion week
 
Три ананаса стоят на полу в коричневой жиже, сверху пирамидкой три швабры, на них водружен пластмассовый дед-мороз, модель поливает его из чайника как-то вязкой жидкостью. Палочки от игры микадо ощетинились в прическах. Зеленая жижа стекает на пирамиду высоких прозрачных бокалов. Утюги, веники, яркого цвета пластик. Немец Бернард Вильхельм окончил знаменитую антверпенскую академию, был ассистентом у Вальтера Бейрендонка и Дирка Биккимберга. Яркие краски, кислотно-зеленая тигриная шкура, текстурный плотный трикотаж, платья в пол восточного кроя красные с черно-желтыми узорами, малиновые или черные. Кислотные черепа. Спортивные трико на юношах, тягающих штанги из цветочных горшков. Он сделал из молодей что-то вроде one-minuite sculptures, заставил бледных красавиц с подведенными красным нижними веками и синеватыми губами нанизывать на деревянный шест апельсины и огурцы и зациклено повторять те же движения регулировщика перед невидимым потоком времени.
 
 
Большого труда стоило перестать рассматривать каждую странную частность этой живой картины - и тогда в ней внезапно и целиком отразилась вся абсурдность мира и наших запрограммированных действий под неровный, но никогда не стихающий ритм.
 
Стоило Aurora Fashion Week начаться, абсурдности уже хватает. Первые дни в расписании состоят из каких-то обрывков встреч и открытий, окутанных слухами, вроде того, что коллекцию Вильхельма задержали на таможне, а Гайдай не приедет (слухи о Гайдае оправдались). Во время показа фильма «Mark Jacobs & Louis Vuitton» оборудование самым бесцеременным образом зависало, как будто организаторам попался поцарапанный компакт-диске.
 
Во вторник в баре «Бегемот» блоггер Брайан Бой играл сет, состоящий из прекрасной европейской электроники. Он периодически заглядывал в свою сумку Birkin, расцеловавылся с кем-то по три раза и был весел. В баре «Бегемот» никому не было до Брайана никакого дела. Равнодушные к моде, но не друг к другу, гости топтались по углам и уныло попивали коктейли, на танцполе находилось только два человека. Новые ритмы и новые формы тяжело приживаются в России.
 
В завершении вечера у меня украли фотоаппарат. Фотографии не мои, с официального сайта.

По материалам be-in.ru


Метки

Интервью

2412

Рекомендации