13 классических приемов, которые объясняют, как работают хорроры

Хэллоуин благополучно завершился, но хорроры были есть и будут. Даже если вы не любите ходить в кино на полуторачасовые ленты, вы можете обнаружить все нижеперечисленные методики в сериалах и компьютерных играх. Пугать человека — серьезное искусство, и мы попытаемся вас этому научить.

1. Свет и Тьма

«Носферату», 1922
 

 



Любая дискуссия о том, как должны работать фильмы ужасов, начинается с главного — битвы между светом и тьмой. Если мы будем копать в этом направлении, то лучше всего начать с немецкого экспрессионизма, движения, которое захлестнуло Европу сразу после Первой мировой войны. Основным методом этого художественного направления было изображение сложных эмоций путем гротескных трудоемких визуальных эффектов и символов. Взять, к примеру, «Носферату» Фридриха Мурнау, сюжет которого был почти целиком заимствован из романа Брэма Стокера «Дракула». Этот вампир находится в самой тесной связи с нашими внутренними демонами. Он становится могущественнее, когда мы одержимы страхом и гневом. Обратите внимание, как режиссер работает со светом. Это далеко не современная лента, когда можно легко снимать при низком освещении. В фильме есть сцена, которая разворачивается в середине дня. Кровожадная тень Носферату медленно крадется по лестнице к беззащитной девушке, и это неизбежное приближение изображается как противостояние света и тьмы. В центре относительно светлой области кадра мы видим огромный черный луч зла, направленный прямо в сердце девушки. Это сложно передать словами, лучше сами посмотрите эту замечательную сцену.
 

2. Переступить черту

«Изгоняющий дьявола», 1973



Этот список в основном содержит режиссерские приемы, но важно также упомянуть некоторые литературные техники, из которых фильмы ужасов черпали вдохновение на протяжении многих лет. Одной из важных идей здесь является пересечение черты, за которой нас ждет нечто далеко не самое приятное. Наш герой будто проникает в иную реальность и попадет в место, где живут монстры и прочие воплощения зла. Впрочем, можно привести гораздо более интересные примеры, нежели «Изгоняющий дьявола», в котором дверью в параллельный мир становится дверь в спальню маленькой девочки. Фильм использует почти весь свой хронометраж для того, чтобы развеять в нас сомнения относительно демонической одержимости и, наконец, наглядно показать реальность зла. Это не самая страшная из возможных сцен, но для своего времени она выполнена мастерски. Священники, изгоняющие дьявола, понимают, куда именно и зачем они входят (обратите внимание на истинное лицо демона в конце ролика).
 

3. Обнаружение зла

«Техасская резня бензопилой», 1974



Бесчисленное число хорроров строятся вокруг того момента Х, когда герои, наконец, понимают, что они оказались в очень плохой ситуации. Элемент «обнаружения» может поместить картину совершенно иного жанра в реальность хоррора или даже вывести уже и без того страшный фильм на качественно новый уровень. Готов поставить деньги на то, что лучшая сцена обнаружения в истории фильмов ужасов — когда бедный парень впервые видит Кожаное лицо, главного злодея виртуозной «Техасской резни бензопилой» Тоба Хопера. Самое гениальное в этой сцене — то, как она постепенно уводит нас от обыденной медленной жути в сторону кровавой расправы. Мы знаем, что дом находится в глуши — уже плохие новости. Камера мастерски держит дистанцию, будто говоря нам, что лучше держаться подальше от этого места. Затем парень находит человеческий зуб и пугает им девушку — уже верный знак, что пора валить отсюда, как можно скорей. Казалось бы, как только герой входит в дом, все должно еще больше замедлиться, но ритм повествования заметно ускоряется, и мы видим, как наш обреченный бедняжка зачем-то резко бросается в сторону жуткой красной комнаты с черепами животных, где встречает смерть от молотка Кожаного лица, который после убийства захлопывает дверь и начинает творить нечто уже совершенно больное и неправильное.
 

4. Чудовища вторгаются в обыденную жизнь

(«Хэллоуин», 1978)


 

Еще один великолепный момент обнаружения можно увидеть в культовом «Хэллоуине» Джона Карпентера. Фильм построен по законам субжанра «слэшер» (кучка легкомысленных подростков сталкивается с ужасом первобытной силы смерти). Слэшеры в итоге превратились в полную нелепость, но «Хэллоуин» по-прежнему остается одним из лучших и самых зловещих ужасов за всю историю. Чего стоит одна манера Карпентера показывать своего злодея — Майкла Майерса. Например, классическая сцена с героиней Джейми Ли Кертис, Лаурой. Девушка впервые замечает монстра в процессе обыденного действия — открывая окно в спальне. Обратите внимание на тот самый момент, когда Майкл Майерс появляется и исчезает в кадре, он словно пропадает. Ужас вторгается в обыденную жизнь человека внезапно: вот ты разговариваешь по телефону с подружкой о разной чепухе, а через пару секунд — уже во всю паришься в кровавой бане маньяка-психопата.
 

5. Длинные планы создают ужас

(«Сияние», 1980)



Многие хорроры строятся на предвкушении ужаса, на то самом чувстве, когда мы трепетно ждем, что зло проявит себя полностью, но этого не происходит, а мы все ждем и ждем, и вот наконец... бац!  Непрерывная съемка может отлично помочь достижению этого эффекта. Любые разговоры об этом приеме немыслимы без оды человеческому безумию Стенли Кубрика «Сияние». Режиссер берет один из лучших романов Стивена Кинга и превращает его в нечто совершенно иное, сохраняя при этом ледяное нутро книги. По иронии судьбы, эта непрерывная съемка не самая долгая в фильме, но она превосходно задает ритм всей ленте. Маленький мальчик Дэнни едет на велосипеде по коридорам отеля. Камера следует за ним по пятам, как верный наблюдатель. Неожиданно мальчик сворачивает за угол и видит... двух девочек, которых точно не должно там быть. Как только до зрителя начинает доходить ужас происходящего, Кубрик сразу же применяет последовательность резкой смены кадров, где дальний, средний и, наконец, крупный планы девочек чередуются с кровавыми изображениями невообразимой жестокости.
 

6. Длинные планы в хоррорах от первого лица

(«Паранормальное явление» 3)



Недавняя тенденция в ужастиках: фильм строится на работе самой камеры, которая фиксирует все происходящее. Как правило, такие фильмы рассказывают историю очередного горе-документалиста, который попадает в не самую приятную историю. Чистейший и, вероятно, лучший пример здесь — «Ведьма из Блэр», правда, мы приведем пример из самой удачной части «Паранормального явления». Эту технику киновед Скотт Эрик Кауфман называет «видом от третьего лица». Мы буквально становимся камерой, которая вращается на специальном штативе, посменно скользя между двумя комнатами. Зритель чувствует дисбаланс между помещениями: в одном ничего не происходит, а в другом находится девушка, мы ждем, пока нечто не заполнит пустое пространство, и нечто, конечно же, появляется... Эта сцена — прекрасный пример использования физического пространства в хоррорах.
 

7. А что, если короткий монтаж лучше?

(«Психо», 1960)



Да, это тоже отлично работает. Есть один известный прием, когда, например, чудовищная кровавая сцена предстает не буквально, а лишь косвенно, чтобы зритель мог сам домыслить результат. Когда речь заходит об этой технике, нельзя не упомянуть Хичкока и его знаменитую сцену в душе в фильме «Психо». Пожалуй, это одна из самых известных сцен за всю историю кино. Хичкок убивает главную героиню, похитительницу денег, почти в самом начале фильма, после чего внимание зрителей фокусируется на истории кровожадного убийцы. Сцена хороша тем, что вы ни разу не видите ни единого пореза или прикосновения ножа к коже жертвы, но кадры оператора Бернарда Херрманна и быстрый монтаж Хичкока не оставят у вас никаких сомнений в том, что произошло.
 

8. Показывайте монстра как можно меньше

(«Чужой», 1979)



В своей сердцевине многие хорроры состоят из долгих погонь, когда герои отчаянно убегают в попытке спастись от монстров. Как правило, у них ничего не выходит: чудовища непостижимым образом всегда оказываются на шаг впереди. Конечно, это тесно связано со страхом преследования. Мысль, что за тобой следует неудержимая сила вызывает к жизни самые потаенные страхи. Гениальность этой сцены погони в том, что, несмотря на все наши знания о «чужих», режиссер находит пространство для неожиданных маневров. Герой спускается по вентиляционной шахте в логово пришельца, и мы знаем, что монстр где-то здесь, и его нужно успеть угостить огнем из огнемета. Единственное, чего не предусмотрел наш персонаж — это того, что датчик движения не учитывает параметр высоты, поэтому, когда мы видим, что к герою приближается мигающая точка, мы сразу начинаем думать, что «чужой» находится буквально позади него (в этот момент всплывает огромное количество бессознательных ассоциаций с ужасом преследования) в то время, как монстр ползет по нижней шахте. Обратите внимание: после смерти Далласа камера обращается к лицу Рипли (Сигурни Уивер). Вот истинная героиня фильма, скрытая до этого момента.
 

9. Иногда можно показать монстра во всей красе

(«Вторжение динозавра», 2006)



В фильме «Чужой» монстр всегда присутствует за кадром. Южнокорейский фильм «Вторжение динозавра», напротив, постоянно держит чудовище в кадре. Фильм отчасти политизирован и тонко высмеивает отношения между США и Южной Кореей, попутно касаясь темы отказа человечества заботиться об окружающей среде и многих других важных вещей. Рыба-монстр является центральным элементом сюжета и почти все время присутствует в кадре. Это действительно работает: режиссер Бонг Джун-Хо задействуют ту часть вашего мозга, которая отвечает за самосохранение (представьте, что сверху на вас падает огромная каменная глыба, и вам необходимо резко что-то предпринять, здесь нет места мучительному ожиданию, нужно быстро спасать свою шкуру). Помимо прочего, в фильме много комедийных элементов, начиная от вида самого монстра и его внезапного появления, до большого количество якобы страшных, но на самом деле очень смешных сцен.
 

10. Погоня может быть медленной и беспощадной

(«Хребет дьявола», 2001)



Еще один вид погони — медленная погоня. Хрестоматийный пример — «Хребет дьявола» Гильермо Дель Торо, прекрасная история о призраке мальчика в обстоятельствах гражданской войны в Испании. В ленте присутствует множество элементов из фильмов про зобми. Маленький призрак движется медленно, но неумолимо, настигая другого героя-мальчика, где бы тот не находился. Но, в отличие от зомби-фильмов, Дель Торо хочет, чтобы аудитория сочувствовала призраку-мальчику, трагически умершему в столь раннем возрасте. Несмотря на то, что призрак предельно жуткий, все, чего он хочет, это завершить незаконченное дело, чтобы наконец уйти на покой. Эта сцена — прекрасный пример развития погони в медленном темпе. Также это отличный способ вызвать зрительскую симпатию к монстру, при этом сохранив у аудитории чувство страха.
 

11. Ужас кроется в тишине

(«Невинные», 1961)



Очевидно, что визуализация является главной составляющей в фильмах ужасов, но звук столь же важен, будь то мертвая тишина или жуткая перманентно нарастающая какофония. Невинные (1961) — культовый британский фильм про призраков, рассказывающий историю гувернантки, которая пытается раскрыть тайну старого поместья и детей, живущих в нем (ну, или просто она так сходит с ума). Посреди ночи женщина начинает слышать во всем доме странные неземные звуки. Самое удачное в звуковом дизайне ленты — момент перехода от бытового повседневного шума (огонь в камине, стук часов, ветер за окном) к потусторонним звукам, сначала слабым и далеким, но постепенно становящимся все более очевидными и осязаемыми. В конце концов реальность полностью отступает, и мы попадаем в сюрреалистический кошмар главной героини.
 

12. Ужас кроется в шумном грохоте

(«Уроды», 1932)



Вот отличный пример неустанного натиска звука, который играет на человеческих предрассудках. В начале 30-х на заре звукового кино, Тодд Браунинг уже мастерски использует новые возможности кинематографа. Одним из ключевых моментов фильма является игра на зрительских стереотипах — людям просто некомфортно смотреть на тех, кто не соответствует общепринятым стандартам человеческих форм и размеров. Самая важная сцена здесь — свадебное застолье. Красивая невеста выходит замуж за карлика исключительно ради денег. Все «уроды» начинают хором скандировать, что «они принимают девушку» и предлагают ей испить из общей чаши. Возгласы крепнут, становятся настолько всепоглощающими, что нервы девушки не выдерживают, она срывается на крик и начинает всех оскорблять. Ирония здесь в том, что именно героиня является жадной подлой злодейкой, а «уроды», напротив, безобидны, добродушны и все время заботятся друг о друге. Но зритель, естественно, сочувствует девушке в этой сцене, ведь никто не хочет оказаться на ее месте.
 

13. Все сразу

(«Спуск», 2006)



В потрясающем фильме Нила Маршалла 2006 года, посвященном спелеологической экспедиции, которая оборачивается кромешным ужасом, мы видим все вышеперечисленные методы, собранные воедино. Несмотря на отсутствие кровавых сверхъестественных монстров, сцена все равно адски страшна. Начинается все с того, что главная героиня застревает глубоко под землей (игра на страхе закрытого пространства). Затем следуют длинные планы, иллюстрирующие ее попытки выбраться из подземелья. На протяжении всего фильма сохраняется ощущение, что неведомое зло кроется в туннелях, не говоря уже об опасности банального обвала. Звук также мастерски используется в этой картине. Пожалуй, «Спуск» — идеальный пример для подражания.

 

Тодд ВанДерВерфф


Метки

КиноСтатьикинокиноведениетехникаудасыхоррор

21764

Рекомендации